Как раньше назывался комсомольск на амуре
Перейти к содержимому

Как раньше назывался комсомольск на амуре

  • автор:

История Комсомольска-на-Амуре

История этого прекрасного города начинается еще в эпоху крестьянства в 1860 году. Тогда, на месте будущего успешно развивающегося города Комсомольска-на-Амуре, должно было появиться село Пермское. Указом губернатора Приамурья для жителей села были подготовлены жилые срубы. Переселение крестьян в село Пермское было скудным, оплачивалось за счет государства и, как правило, на переезд были готовы достаточно состоятельные и инициативные крестьяне. Так продолжалось до отмены Крепостного права. После проведенных реформ, в новое село Пермское-на-Амуре мог приехать любой желающий бывший крепостной.

Развитие села шло в гору, и теперь его жители стали жить даже лучше, чем в центральных губерниях.

В каждом доме был достаток. С 1887 по 1932 году численность переселенцев выросла со 160 до 400 человек, живущих в 47 дворах.

В том же году, было принято решение строить Амурский судостроительный завод близ села Пермское. 10 мая того же года на берега Амура высадились более тысячи первых строителей города. Через семь месяцев после этой высадки село Пермское было преобразовано в город Комсомольск-на-Амуре.

Работы шли в очень тяжелых условиях: лютые морозы, нехватка оборудования и техники, болота и таежный гнус. Но несмотря на все это, ежедневно первостроители не только выполняли поставленный план, но и работали сверх плана.

Не только мужчины сорвались из своих родных городов и семей, но и молодые, юные девушки. Их называли девушки-хетагуровки.

Такое название они получили после опубликования письма Валентины Хетагуровой, жены командира Красной Армии, в котором она призывала всех девушек страны переселяться на Дальний Восток и работать там. Почти восемь тысяч девушек приехало в период с 1937-1938 годы по призыву жены командира.

Кроме судостроительного завода,в Комсомольске-на-Амуре началось строительство заводов «Амурлитмаш» и «Амурсталь». Они стали ведущими производителями свинцовых аккумуляторов.

Сегодняшний Комсомольск-на-Амуре является третьим по величине городом Дальнего Востока, со стабильно развивающейся промышленностью и культурой России.

История Комсомольска-на-Амуре

Численность населения — 236,1 тыс. человек (на 01.01.2023)
Занимаемая площадь — 325 кв.км.
Расстояние от Москвы по железной дороге — 8825 км.

Комсомольск-на-Амуре расположен на левом берегу крупнейшей дальневосточной реки, в 360 км северо-восточнее Хабаровска. Окруженный грядой высоких сопок город, словно замер среди застывших волн разбушевавшегося каменного океана. На западе видны вершины хребта Мяочан и Баджальского хребта. На востоке протянулись сопки — отроги Сихотэ-Алиня. Название этих гор произошло от нанайских слов «сихтэ, сиктэ» — хвоя, ель и «алин» — горный хребет.

Приток Амура — небольшая горная река Силинка делит город на две части — «Город» и Дзёмги (так называют обширную промышленную зону). Ныне это Центральный и Ленинский административные округа. Их соединяет самая длинная магистраль города, имеющая протяженность около 7 км, — Комсомольское шоссе. Построенная к пятилетию города, поначалу она была грунтовой дорогой с деревянным мостом через Силинку. Спустя 20 лет построили первый железобетонный мост. Ныне на магистральном шоссе самое интенсивное в городе дорожное движение.

Город протянулся вдоль Амура более чем на 30 км. Своим фасадом он обращен к реке, ширина русла которой в черте города достигает 2,5 км.

Город Комсомольск-на-Амуре образован в 1932 году из села Пермского (основанного в 1860 году) в соответствии с Постановлением Президиума ВЦИК от 10 декабря 1932 года «О преобразовании селения Пермского Нижнетамбовского района Дальневосточного края в город Комсомольск-на-Амуре». Днем города считается 12 июня.

Строительство города было обусловлено необходимостью возведения судостроительного и авиационного заводов – форпостов оборонной промышленности Дальнего Востока.

Село Пермское

Экспедиция исследователя Амурского края, ученого-мореплавателя, адмирала Г.И. Невельского на барке «Байкал» в 1849 году впервые документально доказала, что река Амур судоходна, имеет выход в Тихий океан и как стратегическая артерия имеет огромное значение для России. Г. И. Невельской первый высказал предложение о создании нескольких постов («станков») на Амуре. Наконец, в 1857 году была создана специальная комиссия, ей было поручено выработать план создания на Амуре русских сел. Возглавил кампанию топограф Будогосский. Комиссия изучила новейшие описания реки Амур и обратила внимание на записки замечательного русского ученого Н. Н. Максимовича, основоположника дальневосточной ботаники. В одной из записок Максимович высказал мысль, что в районе нанайского стойбища Мылки можно создать русское поселение.

Преимущество этого места Будогосский описал в плане так: «Здесь скаты нагорного берега пологи, грунт земли — чернозем, ближайшие места поросли дровяным лесом, более легким к вырубке; строевой лес хотя и в шести верстах, но зато на противоположном берегу реки, текущей своим руслом, множество строевого леса, берег здесь приглубый, суда могут к нему пришвартовываться».

План Будогосского одобрил Муравьев-Амурский.

Вот что писалось тогда по вопросу заселения русскими крестьянами Приамурья: «Сумму 100 тыс. рублей сер. комитет и министр финансов согласились отпускать из государственного казначейства ежегодно и при том исключительно на заселение Приамурского края. Отпуск этот решено начать с 1859 г. . Министерство госуд. имущ. предложило переселить на Амур в 1859 году: 300 семей из Вятской губернии; 200 из Пермской; 50 из Тамбовской и 50 из Воронежской, всего 600 семей. На водворение и путевое следование этих переселенцев Сибирский комитет назначил 100 тыс. рублей. Сверх того 200 семей из Пермской губернии и 200 из Вятской, предназначенные министерством к переселению в Енисейскую губернию, направлены по величайшему повелению от 25 декабря 1859 года в Амурский край».

Весной 1860 года первый военный губернатор Приамурья Павел Казакевич (друг и сподвижник Невельского) отправил группу своих солдат вверх по Амуру и приказал им рубить лес и ставить первые срубы для поселения русских крестьян в тех местах, где вбиты столбы. Так в июне-июле 1860 г. были подготовлены срубы и для будущего села Пермского-на-Амуре.

Только в самом начале августа крестьяне-переселенцы прибыли со своим скарбом, с лошадьми и коровами в Хабаровск; здесь они бросили жребий, где кому селиться. Группе переселенцев из Пермской губернии выпало селиться около нанайского селения Мылки и ручья Тогда.

Основанием села Пермского-на-Амуре принято считать август 1860 года. В дальнейшем сюда стали прибывать крестьяне и из других губерний. С 1859 по 1862 г. переселение крестьян осуществлялось за казенный счет. При этом в дальний путь отправлялись, как правило, крестьяне с достатком, более или менее самостоятельные и инициативные. В среднем на семью из шести человек правительство выдавало 60 рублей, хотя для обустройства требовалось в 5-6 раз больше. После отмены крепостного права на Амуре могли селиться все желающие.

В «Географическо-статическом словаре Амурской и Приморской области с включением некоторых пунктов сопредельных с ними стран», составленном преподавателем Благовещенской мужской гимназии А. Кирилловым и изданном в 1894 г. на стр. 316 о селе Пермском было сказано: «Пермское селение Приморской области, Софийского округа, на левом берегу Амура, в 352,5 верстах ниже Хабаровки и 266 выше Софийска, основано переселенцами Пермской губернии в 1860 году; в 1888 году в нем числилось: часовня во имя Святого пророка Ильи, дворов 26 и жителей 78 мужского и 82 женского пола. Занятия жителей: заготовка дров для пароходов, почтовая гоньба, рыбный промысел и в незначительных размерах земледелие, развитию которого препятствует недостаток для сельского хозяйства земель».

На отвоеванной у леса земле первые поселенцы пытались сеять хлеб, точно так же, как сеяли его на родине за Уральским хребтом. Однако от земледелия вскоре пришлось отказаться. Природные условия не позволяли получать хороший урожай, пришлось осваивать новое ремесло. Амур уже в то время был крупнейшей и единственной в тех местах транспортной артерией. Связи пo Амуру не прекращались и в зимнее время: ездили на санях по замерзшей реке. Амурские пермяки стали заготавливать дрова для пароходства. Дрова пилили зимой, летом грузили на баржи. Помимо заготовки дров жители занимались извозом. Возили письма, казенные бумаги, пассажиров, различные грузы. Бойко шла торговля, особенно с японцами. Купцы из Страны восходящего солнца привозили практически все: одежду, обувь, ткани, продукты. В амурском селе жили лучше, чем в губерниях Центральной России. В домах у крестьян был полный достаток: японская мебель, посуда в кухонном шкафу, у каждого члена семьи своя ложка и тарелка.

Первый и единственный план земельных угодий с. Пермского был выполнен окружным землемером Поротовым в 1897 г. Планировка села представляла собой цепочку одноэтажных деревянных жилых домов вдоль единственной дороги от Орлотовского (Большого Силинского) озера до озера Мылки. У самого берега находились ледники, за домами огороды, а дальше — тайга.

Улица села Пермского замыкалась с одной стороны сопкой с кладбищем (Аварийной горкой), с другой стороны — площадью перед деревянной церковью Святого пророка Ильи, построенной в 1909 году. Высокий и живописный объем церкви определял силуэт и панораму села, которая в основной своей массе состояла из одноэтажной однотипной усадебной деревянной застройки.

Уже по переписи 1915 года в Пермском проживал 291 человек, основными промыслами в селе были – рыбный, охотничий, лесной. До революции в Пермском находился самый богатый хлебозапасный магазин, наряду с этим магазином велась и частная торговля с китайскими и русскими купцами. По Амуру осуществлялась почтово-пассажирская связь, регулярно ходили пароходы Хабаровск-Николаевск-на-Амуре. В Пермском пароходы не останавливались, связь осуществлялась через более крупные села – Вознесеновку и Нижнюю Тамбовку. Ниже по течению Амура в селении Дземги располагалось небольшое нанайское стойбище.

Село Пермское постепенно развивалось и застраивалось по схеме линейного поселения и к 1932 году насчитывало 49 дворов, где проживало 360 жителей. Когда первостроители высадились здесь, они увидели добротные избы, крепкие надворные постройки, небольшие огороды. Здания, построенные до 1932 г. не сохранились.

Комсомольск-на-Амуре. История строительства

В начале 1930-х годов особое внимание Правительства СССР было обращено на обороноспособность страны, в том числе Дальнего Востока. В 1930 году на XVI съезде ВКП(б) был объявлен курс на индустриализацию Дальневосточного края и 20 февраля 1930 года Всесоюзный Центральный Исполнительный Комитет и Совет Народных Комиссаров РСФСР принимают специальное постановление о хозяйственном и культурном строительстве Дальнего Востока. Первой целью стало сооружение судостроительного завода для укрепления базы Тихоокеанского флота. Первоначально, 31 августа 1931 г. Советом Труда и Обороны для судостроительной верфи было определено место при слиянии рек Амур и Уссури у села Нижне-Воронежского в 14 километрах от г. Хабаровска.

В ноябре 1931 года член Политбюро ЦК К.Е. Ворошилов обратился к главному инженеру Магнитостроя Иосифу Абрамовичу Каттелю с просьбой занять должность начальника строительства нового промышленного центра на Дальнем Востоке. В январе 1932 г. Иосиф Абрамович основывает представительство Дальпромстроя в Москве и приступает к подбору людей в команду трудового десанта. В первых числах февраля от Ярославского вокзала отошел поезд с первой группой строителей. Это был, по сути, первый штаб предстоящей стройки. Совершенно неожиданно, под Читой, И.А. Каттель получил правительственную телеграмму, в которой предлагалось перенести стройку в сторону Николаевска-на-Амуре, не ближе четырехсот километров от Хабаровска. Телеграмма была подписана Сталиным. Захват Японией Маньчжурии заставил подумать о переносе площадки строительства подальше от границы.

Самым главным вопросом, конечно, был вопрос выбора площадки для строительства. Конечно, ранее выбранная площадка в селе Воронежском, недалеко от большого города с развитой инфраструктурой, была предпочтительней, но она была совсем недалеко от границы, где учащались пограничные инциденты. После прибытия в Хабаровск сразу же состоялась встреча Каттеля с Я.Б. Гамарником, назначенным председателем комиссии по выбору новой площадки под строительство. В комиссию также вошли: секретарь Дальневосточного крайкома С. А. Бергавинов, специалист по кораблестроению Гойнкис, флагман Муклевич и И. Каттель.

Определяющим фактором при изменении места строительства и назначения новой площадки именно в с. Пермском, явилось то, что, во-первых, село находилось на расстоянии 400 километров от границы с Китаем (максимально возможная дальность полета японских самолетов) и во-вторых, еще в 1910 г. инженером О.П. Вяземским был выполнен так называемый Николаевский проект, предусматривающий строительство стратегической железной дороги от станции Уруша до Императорской Гавани (г. Советская Гавань) через село Пермское-на-Амуре. Здесь предполагалось строительство артиллерийского и судостроительного заводов. Революция не позволила осуществить этот проект, и к нему вернулись уже в советское время.

В январе 1932 года Совет Труда и Обороны принимает решение о строительстве железнодорожной ветки от станции Уруша Забайкальской железной дороги до села Пермское, а 23 февраля правительственная комиссия во главе с Я.Б. Гамарником принимает решение строить оборонные заводы (судостроительный, а в апреле — авиастроительный) в районе села Пермского. По приказу Наркомата Тяжелой Промышленности от 05.03.1932 г. № 87 в село Пермское направляется экспедиционный отряд «Дальпромстроя» в количестве 30 человек с целью подготовки жилья для будущих строителей. Их силами было построено несколько бараков и пекарня.

Несмотря на то, что за плечами Каттеля был опыт больших строек, многое ему пришлось решать впервые. Прежде всего, нужен был новый генеральный план на новой площадке. Для решения этой задачи Каттель приглашает в Хабаровск одного из ведущих руководителей проектных институтов Ленинграда Владимира Полуэктовича Костенко. Прибывшая группа специалистов сделала необходимые расчеты для строительства.

Центральный Комитет ВКП(б) и Центральный Комитет ВЛКСМ в марте 1932 г. объявляет мобилизацию для строительства будущего города. Поток молодых строителей, откликнувшихся на призыв ЦК ВЛКСМ, все возрастал. В Хабаровск прибывали целые эшелоны с людьми из Москвы, Нижнего Новгорода, Иванова, Краснодара, с Украины, Кавказа.

6 мая 1932 года из Хабаровска вниз по Амуру отошла небольшая флотилия: пароход «Коминтерн», на буксире у него баржа – бывший плавучий дом отдыха «Клара Цеткин», в кильватере шел пароход «Колумб». На пятые сутки, 10 мая, сквозь туман показались темные избы Пермского. 10 мая 1932 года к селу Пермскому на пароходах «Колумб» и «Коминтерн» прибыло около 900 первых строителей. К месту будущего авиационного завода, к нанайскому стойбищу Дземги на пароходе «Капитан Карпенко» прибыло 147 человек.

Согласно решению ЦК ВЛКСМ на стройку должно быть мобилизовано шесть тысяч комсомольцев. К этому надо добавить вилы проведенного оргнабора. Надо было где-то расселять людей. К приезду строителей жилье подготовлено не было. Начинать строительство пришлось с нуля, на голом месте. Имеющиеся в наличии 49 крестьянских домов села Пермского могли принять лишь незначительную часть приехавших людей, поэтому в первый же день началось сооружение временного жилья. Ими стали землянки, брезентовые палатки, плетенные из кустарника бараки, шалаши, и скоро появился целый «копай-город». Дорог не было, постройка шалашей производилась путем подноски всего материала с реки и из леса вручную. На 15 августа 1932 г. для строительства имелся лишь неутвержденный вариант генерального плана завода без размеров на чертеже и привязки к месту.

Многое пришлось пережить первым строителям города. Они жили в землянках, палатках и шалашах, продуваемых крепким амурским ветром, работали по колено в воде, получали продукты по скудному пайку, переносили цингу. Но были в них тот героический склад характера, готовность к труду и лишениям, с которыми издавна обживался Дальний Восток, были мечты о прекрасном городе, романтика юности, вера в себя.

В те славные годы незабываемые годы все было впервые. Первая просека, ставшая первой улицей, первый кинотеатр и первый заводской гудок. Уже в ноябре 1932 года газета «Амурский ударник» сообщала: «На берегу Амура выстроили рабочий поселок в 69 бараков, обеспечив жильем 6 тыс. человек. Работают лесозавод, механический комбинат, построены склады. В подарок Октябрю ударной работой даем кинотеатр, электростанцию, радиотелефон, больницу, поликлинику, хлебопекарню, баню».

10 декабря 1932 г. постановлением ЦИК РСФСР село Пермское было переименовано в Комсомольск-на-Амуре и ему был присвоен статус города.

Строительство города начиналось с возведения двух заводов, которые носили в разное время разные названия. Судостроительный завод в начале назывался «Дальпромстрой», позже – стройка № 199, затем как судостроительный завод имени Ленинского Комсомола (ныне Амурский судостроительный завод.). Авиационный завод в начале имел название машиностроительный, потом – стройка № 126, затем – авиастроительный завод имени Ю. А. Гагарина (ныне официальное название предприятия — филиал ПАО «Компания «Сухой» «КнААЗ им. Ю.А. Гагарина», заложен 18.06.1934 г.). Строились заводы одновременно в двух разных местах: судостроительный в районе села Пермского (Правосилинский район), авиастроительный на месте нанайского стойбища Дземги (Левосилинский район).

По договору все проектные работы должны были закончиться к марту 1933 г. Первым разработчиком проекта поселка Амурской судостроительной верфи был архитектор Н. М. Протопопов — Быльев. Это был первый архитектор, проектировавший Комсомольск-на-Амуре с 1932 по 1937 г.г.

Первоначально площадка под строительство авиастроительного завода готовилась на берегу Амура, но она была затоплена. Строительную площадку перенесли вглубь тайги, куда была проложена грунтовая дорога от Амура до нынешней ул. Уральской. Заводская строительная площадка стала называться «Дземги». Площадки разделяла река Силинка, впадающая в Амур. Расстояние между ними было примерно 12 километров.

Остро встал вопрос о закреплении кадров на стройке. Не все выдерживали жесткие условия труда и быта, и молодежь, к сожалению, стала покидать стройку. Меры административного воздействия были бессильны. Нужно было искать новые пути, способствующие закреплению кадров. Газета «Амурский ударник» 28 июля 1932 г. публикует обращения бригад Бочкарева и Игрецова о самозакреплении за стройкой до пуска судостроительного завода. Партком и комитет комсомола Дальпромстроя одобрили этот почин. С 26 сентября 1932 г. на страницах этой же газеты был учрежден «красный список», в который заносились те рабочие и специалисты, которые решили не покидать свой трудовой пост до окончания строительства завода. Движение по закреплению кадров, начатое по инициативе рабочих-комсомольцев, превратилось в общерабочее движение. На 10 ноября 1932 г. закрепилось до пуска завода 2390 рабочих и 114 инженерно-технических работников. Массовый уход рабочих со стройки заметно сократился. Спустя пять лет после пуска судостроительного завода было отмечено, что из числа первостроителей здесь трудится свыше четырех тысяч человек, они полюбили свой город и стали его постоянными жителями.

1 июля 1933 г. бюро Дальневосточного краевого комитета ВКП(б) заслушало отчет начальника строительства судостроительного завода И.А. Каттеля о готовности к началу промышленного строительства. К этому времени были построены и действовали лесопильный завод, механические мастерские, известковый завод. На строительстве было занято свыше 6 тыс. рабочих.

12 июня 1933 г. в торжественной обстановке был заложен первый камень судостроительного завода. В торжестве участвовали секретарь Дальневосточного крайкома ВКП(б) П.М. Таныгин, командующий Особой Краснознаменной Дальневосточной армией В. К. Блюхер и с ними тысяча краснофлотцев. Именно в этот день, 12 июня, стали отмечать день города.

К концу 1933 года было раскорчевано 255 гектаров тайги и проложено 20 километров дорог. Комсомольск-на-Амуре представлял собой отдельные поселки, островки из саманных бараков, шалашей, разбросанных в сильно поредевшей заболоченной тайге. Поселки соединялись пешеходными тропками и грунтовыми дорогами. Людская молва дала им характерное название «Каттельград» (или «Шалаши Ильича») по имени первого директора «Дальпромстроя» Иосифа Каттеля, инициирующего возведение «времянок». Но даже такого жилья катастрофически не хватало, его некому было строить, все силы были брошены на возведение заводов. Новых строителей пригласить было нельзя, потому что их некуда было селить. Расчет на быструю реализацию промышленной программы не оправдался, и интерес к строительству в правительстве временно снизился.

Несколько позже, 18 июля 1934 г. состоялась закладка еще одного индустриального гиганта — авиационного завода. Первый самолет выкатили из цехов этого завода уже в 1936 г. Это был самолет-разведчик «Р-6» конструктора Андрея Туполева. Другую моделью, которую начали осваивать на заводе, стал дальний бомбардировщик «ДБ-3» конструкторского бюро Илюшина. Для своего времени это была скоростная и современная машина. Уже в годы Второй мировой войны бомбардировщик и его модификация «ИЛ-4» стали легендами. В первом полугодии 1941 г. завод выпустил 82 самолета, а во втором полугодии – 303.

Завершался 1933 год — второй год строительства Комсомольска-на-Амуре. Но итоги его не удовлетворяли правительство. Тогда было принято решение правительства о создании осенью 1933 года Особого военно-строительного корпуса, перед которым стояли две задачи: строить промышленные предприятия на Дальнем Востоке и совершенствовать боевую выучку, чтобы быть готовым к любым неожиданностям. Семь недель первая бригада из 6 тысяч военных строителей добиралась из Хабаровска в Комсомольск-на-Амуре. В невероятно тяжелых условиях они прошли 400 километров на лыжах по ледяным торосам. Ежедневно солдаты проходили 25-30 км. Люди очень уставали, но ничего не могло остановить их – ни сорокоградусные морозы, ни снежные бури, они упорно продвигались к своей цели. Красноармейцы внесли большой вклад в строительство города: они возводили и судостроительный, и авиационный, и металлургический заводы, и кварталы жилых домов, построили электростанцию, хлебозавод. Здания, построенные ими, до сих пор продолжают служить людям и своей архитектурой украшают центральные улицы города. Назовем некоторые из них: первое трехэтажное каменное здание школы №1 (ныне педуниверситет), прекрасное здание городской бани на улице Кирова, построенное всего за 3, 5 месяца и многие другие. Ледовый переход Особого корпуса остался в истории Комсомольска как яркое проявление мужества бойцов и командиров Красной Армии и получил историческое название «ледовый переход».

В 1934 году возле строящихся доков судостроительного завода на берегу реки Амур возник поселок «Аварийный», состоящий из трех десятков каменных и деревянных коттеджей и деревянных 12-ти квартирных домов. В том же году был закончен барачный поселок «Комсомольский», рядом с ним был построен поселок «Пожарный». К 1935г. стали возникать на берегу Амура и в других местах новые поселки — «ИТРовский», «Коттеджный», «Коммунстрой», «Барачный», «Копай-город», отдельные постройки частного сектора. Введены в строй клуб «Ударник», баня, больница. Первая жилая застройка, которая осуществлялась по специально разработанным проектам, в капитальных конструкциях появилась в Левосилинском районе на «Дземгах».

В начале 1934 г. по генеральному плану «Промстройпроекта» развернулось комплексное строительство первого в городе жилого квартала. Все дома сооружались из бруса, поэтому поселок назвали «Брусчаткой». В комплекс входили столовая, магазин, детский сад, клуб и котельная, обеспечившая первое центральное отопление. Впервые в городе в поселке «Брусчатка» было проведено комплексное благоустройство; сооружены деревянные тротуары.

Жилищная проблема города во многом была разрешена за счет индивидуального строительства. Архитекторами «Дальпромстроя» Кривицким, Молотшевым и Бердиным был проведен конкурс на лучший проект индивидуального дома. С 1937 г. по 1941 г. возникли такие крупные районы усадебной застройки, как поселки Мылки, 4-й Силинский, Амурсталевский и Майский. Недалеко от авиастроительного завода вырос поселок промпереселенцев, который сейчас носит название Победа.

Город постепенно рос, покрывался сетью дорог как грунтовых, так и узкоколейных железнодорожных, отводились новые площадки для крупных промышленных предприятий. Силами заключенных ГУЛАГа началось строительство железной дороги на г. Хабаровск.

В 1936 году в Комсомольск прибыла остальная часть военно-строительного корпуса под командованием Руднева Б. Н. Дальпромстрой, который вел строительство города до 1936 года, ликвидировали и строительство возложили на военно-строительный корпус на подрядных началах.

Позже на базе военно-строительного корпуса был организован строительный трест № 6. К корпусу перешли строительные участки и подсобные предприятия, укомплектованные вольнонаемными ра6очими и служащими, а также часть инженерно-технического состава управления Дальпромстрой. Таким образом, была создана мощная строительная организация, способная выполнять более широкие задачи. Так начался новый период в строительстве города Комсомольска-на-Амуре.

Население города росло с каждым годом. В 1932 г. оно насчитывало 6 тыс. чел., а в 1937 — более 60 тысяч. Основными категориями строителей были комсомольцы первого (1932 г.) и второго (1934 г.) призывов, вербованные, промпереселенцы, девушки — «хетагуровки», солдаты Особого Строительного Корпуса и заключенные.

Предвоенное четырехлетие можно назвать, пожалуй, самым бурным в строительстве Комсомольска. И решающую роль в этом сыграли воины-строители корпуса.

Весной 1937 г. Комсомольск представлял собой огромную строительную площадку. Лишь кое-где высились трехэтажные кирпичные дома, в основном это был город еще деревянный. В 1937 году широким фронтом развернулось строительство жилых домов и культурно-бытовых зданий. За четыре предвоенных года в Комсомольске было построено несколько школ. Появилось в городе прекрасное здание бани, а с постройкой хлебозавода мощностью в 66 тонн хлеба в сутки решилась проблема снабжения населения хлебом.

Первая улица города, названная в честь С.М. Кирова, проходила через первую площадь города, названную Круглой. В 1948 г., когда на ней установили скульптуру С.М. Кирова, площадь, как и улица, стала носить его имя. Аллея Труда, пересекающая площадь им. Кирова, до войны обрывалась у Политехнического техникума. Дальше, до самого поселка Мылки, была непроходимая тайга. В городе пока не было единого архитектурного ансамбля, не было четко выраженного центра. В поселке «Дземги» застройка велась более упорядочено и большей частью кирпичными домами. Был построен комплекс административных зданий авиационного завода, застраивался Центральный проспект, улица Советская, построен самый большой стадион в городе и парк авиастроителей. Активно застраивался индивидуальными домами поселок «Победа».

Основу архитектурной композиции поселка Дземги составила ул. Первомайская (ул. Калинина), примыкающая по меридиану на север к Комсомольскому шоссе, и перпендикулярные ей ул. Советская и Центральный проспект. Улица Авиационная (ул. Уральская) замкнула все эти магистрали в огромный треугольник, примыкающий к территории авиационного завода. В течение пяти лет связь между Дземгами и селом Пермским осуществлялась по двум тропкам вдоль берега Амура и тропой через реку Силинку. В 1937 году была построена самая длинная улица города – Комсомольское шоссе, соединившая две строительные площадки, которые назывались «Город» и «Дземги», а сейчас Центральный и Ленинский округа.

Великая Отечественная война приостановила темпы жилищного и культурно-бытового строительства. Все силы строительных организаций были брошены на завершение строительства промышленных предприятий: завода «Амурсталь», аккумуляторного завода и нефтезавода. После войны было закончено строительство Дома Советов на Аллее Труда, кинотеатра «Комсомолец», Дворца культуры судостроительного завода, строились жилые дома, школа и гостиница на проспекте Мира, Дом Красной Армии.

Вступив в войну совсем юным, город быстро мужал. Еще в 1936 г. на окраине Комсомольска-на-Амуре началось сооружение металлургического завода. Сталь нужно было дать не позднее весны 1942 г. Комсомольчане справились с заданием: уже 15 февраля завод «Амурсталь» дал стране первый металл, так необходимый оборонным предприятиям. В том же 1942 г. в строй вошли еще несколько заводов. 8 августа начал работу ремонтно-механический завод (будущий «Амурлитмаш»). Его продукция – минометы, мины, винтовки, ракетницы – предназначалась для нужд фронта.

Одна из самых героических страниц в истории летописи города – сооружение нефтепровода Оха-Комсомольск и Комсомольского нефтеперерабатывающего завода. В ноябре 1942 г. сахалинская нефть пришла на материк и уже в декабре на фронт были отправлены первые эшелоны жидкого топлива.

12 апреля 1942 г. дал первую продукцию аккумуляторный завод № 364. За годы войны заводом было выпущено более 237 тыс. аккумуляторов, в том числе для подводных лодок, и более 15 тыс. танковых аккумуляторов. В 1943 г. промышленное производство в городе по сравнению с 1940 г. возросло в 3, 4 раза. Особую роль в этом сыграли два его оборонных завода.

В годы войны авиационный завод № 126 дал фронту 2575 боевых самолетов ДБ-3Ф (Ил-4), которые действовали на всех фронтах в качестве бомбардировщиков и торпедоносцев. С первых дней войны производство судостроительного завода № 199 было перестроено под фронтовые заказы. Со стапелей завода сошли девять боевых кораблей. Кроме того, здесь ремонтировали лодки для Тихоокеанского военно-морского флота. В 1944 г. завод получил сложнейшее задание – за год построить два железнодорожных парома для переправы через Амур. Задание было выполнено точно в срок. Благодаря этим уникальным паромам и только что построенной линии Комсомольск-Советская гавань летом 1946 года советские войска и техника были переброшены к Сахалину и Курилам и приняли участие в разгроме милитаристской Японии.

Свыше 40 тыс. комсомольчан сражались на фронте. Многие из них были военными строителями, которые работали в Комсомольске с 1934 года в составе особого военно-строительного корпуса. Тысячи комсомольчан были награждены орденами и медалями, 18 человек получили звание Героя Советского Союза. Мемориальный комплекс землякам-комсомольчанам, погибшим в Великой Отечественной войне, сооружен в память тех пяти тысяч жителей города, что не вернулись с полей сражений.

Всего в Комсомольске-на-Амуре в 1948 г. было уже 75 улиц, 36 школ, 3 техникума, педагогическое училище, 7 ремесленных училищ и школ ФЗО. Население насчитывало 130 тыс. жителей. Центр города переместился от бараков «Комсомольского» поселка и «Брусчатки» к благоустроенным улицам Пионерской и Аллеи Труда.

Разработкой плана застройки территории города занималось Ленинградское отделение Горстройпроекта. До конца осуществить задуманный проект помешала начавшаяся война. Вплоть до середины 60-х годов архитектурный облик города определялся вкусами различных ведомств и организаций. Однако многое, в том числе улицы, дома, памятники, было построено по проектам ленинградских и московских архитекторов. Этим чрезвычайно гордятся многие горожане, называя Комсомольск «кусочком Ленинграда».

На набережной, там, где высадились первые строители Комсомольска, установлен известный многим памятный камень — 21-тонная глыба кварцевого диорита с надписью: «Здесь 10 мая 1932 года высадились первые комсомольцы — строители города».

Главная улица города — проспект Первостроителей (называвшийся прежде Красным и Амурским). Это наиболее широкая улица Комсомольска (100 м) протянулась на 3,5 км. Здесь есть свои достопримечательности — самый большой в городе 714-квартирный дом. В старой, центральной части города преобладают пятиэтажные, так называемые «сталинские» дома. Для большинства из них характерен единый стиль послевоенной советской архитектуры с присущим ему богатым декоративным убранством зданий: лепными украшениями и другими архитектурными изысками. Новые кварталы застраиваются 9-14-этажными зданиями.

Ленинский округ, чаще называемый горожанами Дзёмги, — фактически целый город, где проживает треть населения Комсомольска, с комплексом различных организаций и учреждений. Эта часть города застроена менее компактно. Наряду с новостройками там сохранились деревянные дома частного сектора. Неоспоримое преимущество Дзёмог — озелененность. Там находится лучший парк города. Кроме того, на левом берегу Силинки строителями оставлен огромный массив почти нетронутой тайги площадью более 500 га.

По численности населения Комсомольск на Дальнем Востоке уступает лишь Хабаровску и Владивостоку — старым городам с богатыми традициями. На его долю приходится пятая часть населения Хабаровского края, в том числе треть горожан.

Сегодня Комсомольск-на-Амуре — крупный промышленный, научный и культурный центр Дальнего Востока, третий по величине город в Дальневосточном Федеральном округе, центр промышленной агломерации, включающей еще город-спутник Амурск, а также более десяти населенных пунктов городского и сельского типов.

В середине 90-х годов Комсомольской агломерации присвоен статус свободной экономической зоны производственного типа. Современная зона Комсомольск-Амурск-Солнечный включает территории трех административных районов Хабаровского края: Комсомольского, Амурского, Солнечного, а также территорию самого Комсомольска.

  • Краеведение: о городе и крае
  • О Комсомольске-на-Амуре

Как раньше назывался комсомольск на амуре

Приближается очередная годовщина Комсомольска-на-Амуре. Но еще не юбилейная. А к юбилейной историк Марина Кузьмина собирается выпустить последнюю книгу из цикла «Кто строил Комсомольск?» об истории градостроительства в Комсомольске.

Ранее, в рамках исследования темы «Кто строил Комсомольск?» были выпущены сборник «Черный камень на красной земле» (1992), «Плен» (1996), книги «Комсомольск-на-Амуре: легенды, мифы и реальность» (2002) и «Комсомольск-на-Амуре: военные в городе» (2020). Совместно с В.А. Мериновым создан документальный фильм «Комсомольск-на-Амуре: легенды и реальность», рабочее название которого «Комсомольск в объятиях ГУЛАГа» (2018).

За это время были опубликованы ранее секретные документы об истории строительства Комсомольска, переосмыслены некоторые факты и событий.

В прилагаемой статье Марина Кузьмина излагает новое видение первых лет становления города.

10 марта 1932 года вышло постановление Далькрайкома ВКП(б) о капитальном строительстве в крае. Было намечено построить 19 крупных промышленных предприятий. 4 из них должны быть сверхударными стройками, в том числе, Судострой и Авиастрой, остальные — ударные.

…Угроза военного нападения или военного конфликта на Дальнем Востоке со стороны Японии или Китая в конце 1920-х — начале 1930-х годов была столь вероятна, что правительством СССР было принято решение об укреплении дальневосточной границы. Началась военизация Дальнего востока: насыщение территории войсковыми частями и подготовка к строительству оборонных заводов.

Обсуждения вопроса о том, кто будет строить эти заводы, в краевых архивных документах мне не встречалось. Но еще в 1929 году край получил «собственный» концлагерь. Его, по обращению Далькрайкома ВКП(б) и Далькрайисполкома, создало ОГПУ. Поддержки можно было ожидать и от Наркомата обороны. Никто не отменял вербовку рабочих и специалистов в западных районах страны. Судостроительный завод должна была строить организация Дальпромстрой (ДПС), авиационный — Авиастрой.

Как на строительство оборонных заводов попали комсомольцы?

Во всех литературных источниках (в документальных — не обнаружено) ссылка на воспоминания И.А. Каттеля, бывшего начальника строительства Магнитогорского комбината, о том, что именно он предложил руководству Дальневосточного края использовать для строительства оборонных заводов комсомольцев, потому что помнил, с каким энтузиазмом они работали у него на Магнитке.

Было бы интересно прочитать протокол заседания Далькрайкома ВКП(б), где бы речь шла об обращении Каттеля, но, главное, о решении самого Далькрайкома. Мог ли он отказаться от приглашения комсомольцев? Если в его составе были здравомыслящие люди, то мог. Но я думаю, что это бы не помогло. Каттель уже добрался до Наркома тяжелой промышленности С. Орджоникидзе, и Далькрайкому могли просто «рекомендовать» принять предложение Каттеля.

23 февраля 1932 года правительственная комиссия подписала акт о строительстве в районе села Пермское Амурского судозавода. В этот же день Каттель был назначен начальником Судостроя (Дальпромстроя).

В марте в село выехал экспедиционный отряд рабочих и ИТР для подготовки жилья и проведения изыскательских работ.

И уже 16 марта 1932 года комиссия при Далькрайкоме ВКП(б) рассмотрела вопрос об организации приема 6000 комсомольцев, мобилизованных ЦК ВКП(б) и ЦК ВЛКСМ. И начальникам строительств (то есть, Каттелю и Золотареву) в двухдневный срок предлагалось сдать точные заявки на присылаемых комсомольцев по специальностям. «Товарищи, которые поедут в Москву, заявки отвезут. А сами должны будут организовать отправление эшелонов с мест мобилизации комсомольцев, хозяйственное и политическое обслуживание. По эшелонам назначать политруков и комендантов. По вагонам — парторганизаторов и организаторов».

Судя по постановлению Далькрайкома ВКП(б) о развертывании работы ДПС от 30.4.1932, весь Дальневосточный край был поставлен на уши.

«Ввиду недостаточной партпрослойки в Дальпромстрое (ДПС) просить ЦК ВКП(б) прислать 30 ответственных администраторов на административно-хозяйственные должности в строительстве:

— Предложить начальнику краевой милиции направить в с. Пермское 30 милиционеров;

— Поручить Реввоенсовету ОКДВА обсудить возможность передачи ДПС взаимообразно 100 больших брезентовых палаток… Вернуть к 15 июня;

— Ввиду абсолютной необеспеченности ДПС транспортом обязать т. Каттеля принять срочные меры к получению транспорта из Москвы (автогужтранспорт, трактора, речной флот);

— Поручить Далькрайисполкому обсудить вопрос о выселении за счет строительства из с. Пермское населения, не имеющего отношения к строительству завода, предоставив всю освобождающую площадь в распоряжение начальника строительства;

— Дальснабсбыту, Дальпромкооперации, Дальлеспрому, Комитету резервов при СТО. организациям края предложить, обязать, обеспечить, заключить с ДПС договора на поставку… выделить и передать».

И все ведомства кинулись подавать заявки в Москву. Потому что своего почти ничего не было. Транспорт, оборудование, продукты, промтовары и др. Все заказанное должно было прийти по единственной железной дороге до Хабаровска. А потом — по Амуру. Реально ли было доставить все грузы в срок?

Первые строители города прибыли в село Пермское. Это событие было отражено в приказе №1 начальника Дальпромстроя И.А. Каттеля от 10 мая 1932 года, который гласил: «Сегодня из Хабаровска пароходами «Колумб» и «Коминтерн» и баржей «Клара Цеткин» в село Пермское на строительную площадку Амурского судостроительного завода прибыл первый эшелон рабочих, инженерно-технических работников и служащих треста «Дальпромстрой» для организации первоочередных работ по освоению строительной площадки».

Согласно докладам начальника СМУ постройки завода №126 К.Р. Золотарева, начальника Глававиапрома от 2 июня 1932 года, первая партии рабочих и ИТР в количестве 150 человек была отправлена 29 мая с целью подготовить жилища — глиномазаных шалашей. Прибыли 31 мая и разместились в гольдских фанзах т.к. население откочевало на рыбную ловлю (речь идет о стойбище Дземги).

Из докладной записки от 21 июня 1932 года секретаря Далькрайкома ВКП(б) А.П. Гричманова и секретаря Далькрайкома ВЛКСМ И.В. Демчука о приеме, размещении и использовании на работе 6000 комсомольцев, направленной секретарю ЦК ВКП(б) П.П. Постышеву, зав. распредотделом ЦК ВКП(б) И.И. Ежову, секретарю ЦК ВЛКСМ А.В. Косареву. По плану мобилизации, комсомольцев должно прибыть на строительство судостроительного завода — 3500 человек, авиазавода — 1300 человек. На самом деле на Судострой прибыли 3747 человек, на Авиастрой — 1839. Итого 5586.

На Авиастрое Золотарев с первых дней прибытия выражал озабоченность бытовыми условиями. Уже отправил три телеграммы по ведомствам, где уведомлял о том, что срочно нужны спецодежда, постельные принадлежности, фураж для лошадей, иначе «люди разбегутся, лошади издохнут, тогда и механизмы не помогут. Немедленно отгрузить продовольствие и промтовары, оставлять нельзя на последний месяц, ибо кроме нас на Амуре есть еще Судострой — 20 тысяч человек и войска».

В краевой газете от 08.06.1932 была опубликована статья Каттеля «Комсомольский паспорт ДПС» со словами о том, что «с помощью комсомола построим завод в срок». Срок — 1 января 1933 года. «Но… грузы идут по железке до Хабаровска. Многие грузы придут тогда, когда путь по реке уже будет закрыт».

Кто предложил назвать новый город Комсомольском?
1 июля 1932 года вышел первый номер газеты «Амурский ударник».

Для ее выпуска в Пермское из Хабаровска была направлена выездная редакция краевой партийной газеты «Тихоокеанская звезда» в количестве двух человек, возглавляемая организатором рабкоров Александром Сергеевичем Маловечкиным.

Ему было поручено, на первых порах, редактирование будущей многотиражки «Амурский ударник», в редакцию которой были приглашены комсомольцы Моисей Эрлих, Григорий Андрианов, Михаил Ильин. В течение месяца Маловечкин должен был обучить их газетному делу.

В номере от 6.7.1932. газета информировала, что «сегодня открывается 1-я конференция трехтысячного отряда юных ленинцев Дальпромстроя».

Нет, юные ленинцы — это не пионеры. Это комсомольцы. Хотя… когда ЦК ВЛКСМ проводил разборку по поводу состава мобилизованных, то было выявлено 200 комсомольцев в возрасте 14 — 17 лет.

Из протокола 1-й конференции: «…Рабочая сила на стройке — комсомольцы — 90%. По призыву ЦК ВЛКСМ они первыми приехали на площадку и своими героическими усилиями в борьбе с тысячелетними таежными лесами и болотами заставили тайгу отступить…»

Из информации о первой комсомольской конференции: «Зачинателями строительства крупного индустриального гиганта на Дальнем Востоке являются комсомольцы… О героях завоевания тайги должна знать не только комсомолия Дальнего Востока, но и всего Союза. А тем, кто бежал, — позор и презрение. Их немного, но они есть. …В основном, комсомол со стоящими задачами справился».

Когда впоследствии встанет вопрос: откуда писатели и журналисты черпали информацию для своих публикаций — вот, из таких заявлений.

А с какими задачами комсомол все-таки не справился? «Позорный прорыв майского и июньского планов». Короче говоря, провалили двухмесячный план. А какая задача для строителей может быть главнее выполнения плана?

В итоге конференция постановила: принять обращение к руководству Дальневосточного края с просьбой войти с ходатайством в ЦИК СССР и ЦК ВЛКСМ о переименовании села Пермское в город Комсомольск-на-Амуре.

Комсомольцы пообещали, что это переименование они оправдают выполнением и перевыполнением комсомольскими бригадами производственных заданий и обеспечат окончание строительства в намеченный партией и правительством срок.

А кто именно внес предложение, за которое проголосовала конференция?

В книге «Первостроители» Ю. Жукова и Р. Измайловой (Москва, 1982) авторы ссылаются на воспоминания Е.П. Селютиной, к которой они обращались в 1979 году.

Она ответила, что первым, кому пришла в голову мысль назвать город Комсомольском, был ее муж — Иван Сидоренко. Ночью вскочил, разбудил своего друга Сергея Шефтелевича, и оба побежали в партком — внести свое предложение.

Эта версия не подтвердилась.

Да проще было посмотреть в ведомственную газету, которая в номере от 11.7.1932 г. написала: «На первой конференции комсомольской организации ДПС под бурные аплодисменты делегатов было принято предложение выездной редакции «ТОЗ» и «Амурского ударника»: «Ударной работой, пуском в срок завода-гиганта завоюем право нанести на карту СССР новый социалистический город — Комсомольск».

Если конкретизировать, то, скорее всего, предложение поступило от Александра Маловечкина, как самого политически грамотного в выездной редакции. Но, навряд ли, это было его личное мнение. Скорее всего, он озвучил предложение Далькрайкома ВКП(б), который его отправил в Комсомольск.

Еще раз прочитаем предложение выездной редакции. То есть, сначала надо пустить в срок завод, а потом можно говорить о городе. А срок пуска завода намечен на 1 января 1933 года. Так что, осталось ждать недолго.

В августе по стройке прошел слух, что ее собираются закрывать.

Каттель поехал в Москву отстаивать стройку. На четыре месяца. Скорее всего, чтобы не встречаться с комиссией.

Комиссия Наркомата тяжелой промышленности, возглавляемая Охотниковым, в пух и прах разнесла работу строительств. Указала на слабый в техническом отношении кадровый состав, огромную нехватку рабсилы, громадные финансовые расходы.

В итоге написала в отчете «…в связи с потерей для строительства 1932 года».
Но стройки она не закрыла. Наоборот, говорила о генплане будущего города.
А если завтра война?

Почти сразу после ее отъезда прибыла вторая комиссия во главе с секретарем Далькрайкома ВКП(б) С.А. Бергавиновым, который выступил на митинге рабочих строительства АСЗ 22.8.1932 г. с большой речью. В частности, он «открыл секрет». Дословно: «Сейчас уже дело прошлое, но нужно сказать, что мы весной находились в состоянии очень возможного столкновения с одним из наших соседей на Дальнем Востоке Прямо говоря, мы имели реальную угрозу войны с Японией этим летом и весной. Почему этого не произошло? Потому что мы «зубы показали». К нам шло огромное количество эшелонов людских, технических материальных. «Зубы показали», но это не значит, что в будущем могут появиться неожиданности и к этому надо готовиться. Не случайно ЦК партии и комсомола мобилизовали сюда комсомольцев: оторвали от производства, сорвали со своего гнезда, — а потому, что этого требует страна, это нужно революции».

Неожиданность — это военный конфликт? Получается, что цвет советской молодежи специально привезли на Дальний Восток в то время, когда могла вспыхнуть война? Зачем? «Зубы показать»?

Потери комсомольцев за 1932 год
Заканчивался 1932 год.

Из доклада секретаря комитета ВЛКСМ строительства АСЗ С.Ф. Поликарпова о работе комсомольской организации от 25 декабря 1932 года.

«Комсомольцы встретились с дьявольскими трудностями. Не было жилья. Не было почти никаких инструментов. Отсутствовали пекарня, столовая. Почти растрепанная до дыр одежда и обувь требовали организации кустарной починки… Комсомольцам и всей организации приходилось организовывать самим все — от шамовки и кончая трудом на корчевке и осушке площадки».

Поликарпов почему-то не назвал общего числа комсомольцев, прибывших в ДПС. Об этом стало известно только на 2-й комсомольской конференции стройки АСЗ, которая открылась 10.02.1933, из отчетного доклада комитета ВЛКСМ. Доклад опубликован в открытом источнике — газете «Амурский ударник» от 15.02.1933.

Согласно ему, «на 1 июля 1932 года комсомольская организация Дальпромстроя насчитывала 2324 человека. на 1 октября 1932 года — 1555 человек. На 1 января 1933 года — 1534 человека. Выбыло: по болезни и семейным обстоятельствам — 329, дезертировали — 561, исключено из комсомола — 98 (94 за дезертирство)».

Но прибыло на стройку 3747 комсомольцев. Минус 2324. То-есть, за два месяца стройка потеряла 1423 комсомольца.

Цифра просто нереальная. Но пароходы ходили все лето и даже осенью. Ни милиция, ни чекисты (ОГПУ), дежурившие на пристани, остановить поток убегавших не могли.

Это еще не все. С 1 июля 1932 года по 1 января 1933 года стройка потеряла 790 комсомольцев.
Итак, потери комсомольцев на ДПС за 1932 год — 2213 человек.
Забыли про стройку 126. Сейчас мы о ней вспомним.

Из докладной записки председателя комиссии Далькрайкома ВКПб) Минских о положении на строительстве завода №126, направленной в Далькрайком ВКП(б) от 1.12.1932: «На стройку прибыло 1839 комсомольцев. На 1 декабря 1932 года их осталось — 805. Стройка потеряла 1034 комсомольца. Всего же работников на 1.12.1932 г. на стройке 126 было 2320 человек: 1761 производственных рабочих, 325 — МОП (младший обслуживающий персонал), 324 — рабочих в системе ЗРК (закрытый рабочий кооператив). Среди 2320 человек — 400 составляла несоюзная молодежь».

Условия труда и проживания: Площадка освоена настолько примитивно, что нужно говорить о срыве программы текущего года, и следующий год тоже под угрозой срыва. Ни в одном бараке нет кипяченой воды, освещения. Нет бани. Нет одеял, подушек, матрацев. Спят на голых нарах. Кухонь нет. Пища скверная. Для вывоза леса нет транспорта. Финансовое положение тяжелое. Долг по зарплате рабочим — 3 400 тыс. руб.

Общие потери 1932 года — 3 226 комсомольцев из 5 586 прибывших в Пермское-Дземги.
Но это только начало катастрофы.

10 декабря 1932 года вышло Постановление Президиума ВЦИК о преобразования селения Пермского в город Комсомольск-на-Амуре».

А 18 декабря 1932 года участники слета комсомольцев-ударников в связи с выходом Постановления отправили телеграмму руководству ДВК, в которой они по-прежнему обещали «преодолеть все трудности и построить в заданный срок Амурскую судоверфь и новый образцовый социалистический город Комсомольск» («Тихоокеанский комсомолец» 18.12.1932).

До намеченного срока сдачи АСЗ оставалось 12 дней. Какими силами?

Из выступления П.П. Листовского, секретаря Далькрайкома ВЛКСМ на 2-м Пленуме Далькрайкома ВКП(б) 25.03.1934: «В начале 1933 года мы имели толпы комсомольцев, удирающих с площадки и просящих перебросить куда угодно».

Заместитель начальника ЗРК Дмитриенко на одном их партийных собраний Дальпромстроя (начало 1933 года) почти кричал: «…Надо прямо поставить вопрос — почему разбежалась и погибла в тайге та масса комсомольцев, которые приехали сюда? Почему вербованных больше, чем мобилизованных?»

Житель амурского села Д. Заксор: «По льду Амура от Пермского до Хабаровска каждый день шли и шли люди. По одному, по два. Они заходили в дома и предлагали за еду выполнить любую работу».

И тогда пришел Дальлаг

В июне 1933 года Далькрайком ВКП(б), по докладу начальника ДПС Каттеля по состоянию на 15 мая, сделал вывод, что, наконец-то, можно переключиться на основное строительство, «учитывая наличие на стройке Дальлага и вольнонаемных».

Уже в декабре 1932 года Дальлаг получил приказ выдвигаться в Комсомольск. Первые 3000 дальлаговцев прибыли на стройку еще 3 мая.

Каттелю предложили использовать на строительстве 10 тысяч заключенных. Он отказался.

На расширенном заседании парткома ДПС 31 октября начальник отделения Дальлага в Комсомольске Филимонов рассказал, что он обращался к Каттелю с предложением провести совместное совещание технического персонала ДПС со специалистами из числа лагерников, имеющих большой опыт работы Предложение было отклонено.

Выполнение плана за 1933 год Дальпромстроем составило 36 процентов. В ноябре 1933 года И.А. Каттеля сняли с работы.

Что за люди были заключенные, с которыми не захотел знаться Каттель?

В 1955 году вышла книга Яковлева Б.А. и Бурцова А.П. «Концентрационные лагери СССР» (Изд. Мюнхен). В ней, в том числе, были опубликованы результаты анализа по вопросу: на какие группы людей, в какие годы шли гонения.

В частности, в 1928-34 годах репрессиям подвергались: советские коммунисты различных партийных уклонов, крупные специалисты и деятели науки, инженеры, представители творческой молодежи, за связь с иностранцами, духовенство.

Вспомнился рассказ первостроителя В.С. Чесалина о священнослужителях, рывших котлованы на строительстве АСЗ.

Эксперимент, который провалился

Когда я перечитывала, уже который раз, собранные воедино факты и документы, у меня появилось странное ощущение того, что речь идет о каком-то эксперименте.

К одной из 19 ударных строек Дальневосточного края был проявлен особый интерес в лице И.А. Каттеля, все желания которого исполнялись, как в сказке. За какие-то 20 дней со времени его назначения начальником Дальпромстроя, были решены все вопросы между ДВК, ЦК ВКП(б) и ВЛКСМ, НКТП по использованию на дальневосточной стройке в качестве рабсилы комсомольцев.

Не успели комсомольцы оглядеться на новом месте, как уже надо принимать решение о переводе села в статус города с гордым названием «Комсомольск».

Через месяц комиссия Охотникова порадовала их, что уже верстается генплан города.

И хотя к декабрю 1932 года со строек (включая Авиастрой) исчезла половина прибывших комсомольцев, Президиум ВЦИК все равно присвоил городу имя комсомола.

Не могла отделаться от мысли, что экспериментаторы (если они, действительно, были) хотели создать какую — то комсомольскую «мекку».

Диссонансом выглядела только возможность использования комсомольцев в военных конфликтах.
Но, если и был эксперимент, то комсомольцы его провалили.

Комсомольцы, прибывшие на строительство амурского судостроительного завода, не оправдали доверия партии и правительства, пообещав построить завод в срок, если село Пермское переименуют в город Комсомольск. Первая очередь АСЗ была сдана только в 1936 году.

Два года подряд Дальпромстрой не выполнял план по строительству. Даже ударные комсомольские бригады не могли переломить ситуацию.

Комсомольцы дискредитировали славное имя Ленинского Комсомола своим массовым дезертирством.
И тогда пришел ОВСК

В январе 1934 года в город пришел ОВСК — Особый военно-строительный корпус. Почему Особый? А потому что в стране официально военно-строительные части появились только в 1942 году. Особый — потому что его создали для спасения комсомольских строек.

В городе закончился строительный лес. Бревна были подготовлены, но лежали на правом берегу. Комсомольцы было создали санный отряд и получили путевки в поход «За бревном обороны». Но не справились. Сплав леса поручили Нижне-Тамбовскому леспромхозу. Аналогично.

Положение спас ОВСК. Пять тысяч бойцов прорубили во льду Амура от одного берега до другого ледовый канал и сплавили не нему бревна.

В июне 1934 года секретарь Ленинградского обкома ВКП(б) и Ленинградского горкома ВЛКСМ И.С. Вайшль вышел с предложением о принятии шефства над Комсомольском-на- Амуре: «Мы знаем, что преобладающая масса мобилизованных комсомольцев… закрепилась на стройке и является образцом для всех рабочих в деле социалистического отношения к труду. Правда, некоторые из мобилизованных спасовали перед трудностями…»

«Преобладающая масса», согласно письму секретаря парторганизации ДПС Плеханова, на данный период составляла 460 комсомольцев (это то, что осталось от 3747 комсомольцев, прибывших на ДПС).

Но это не помешало приезду делегации Ленинграда в Комсомольск и взятию шефства над ним. Произошло это событие 12 июня 1934 года.

День рожденья — только раз в году…

А именно, 10 декабря 1932 день считается днём рождения Комсомольска-на-Амуре. Первостроители никогда не праздновали дни рождения города. Они отмечали годовщины — вторую… пятую… четырнадцатую. Естественно, как здравомыслящие люди, праздновали их летом.

По случаю приезда ленинградской делегации, согласно решению комитета ВЛКСМ стройки (Дальпромстрой), празднование второй годовщины города было перенесено на 12 июня. Решение было опубликовано в газете «Амурский ударник» от 11.05.1934. И его никто не отменял.

Но вот в путеводителе «Комсомольск-на-Амуре» (изд. Комсомольского городского общества «Знание»), выпущенном в 1965 году, Е.В. Дороднов, указав дату и год закладки судостроительного завода — 12 июня 1933 года, сделал привязку: «День закладки завода стал днем рождения города». Такая «привязка» должна быть подтверждена документом (решение, постановление, приказ), согласно которому день закладки завода должен считаться днем рождения города. Такого документа мне не встречалось.

Заводской историк, первостроитель города В.Г. Истомин в 1982 году подтвердил, что дата 12 июня связана с Ленинградом, а не с пуском завода, но его мнение проигнорировали.

И только в 1996 году на митинге, проведенном демократической общественностью, было принято решение обратиться к городской думе с тем, чтобы в новом Уставе городе, над которым как раз шла работа, было записано, что 12-го июня отмечается День города.

Так и записали. Но, тем не менее, вплоть до последних лет, на митингах и демонстрациях в честь очередной годовщины города было немало плакатов и баннеров с поздравлением горожан с днем рождения.

Житель города Ромашков В.Н. написал по этому поводу письмо бывшему мэру А.В. Климову. Экс-мэр ответил, что день рождения и День города — тождественные понятия. «Поскольку по этому поводу существуют разные мнения, будем называть праздник по сложившейся за 80 лет традицией — днем рождения».

Во-первых, традицию нарушили еще несколько десятков лет назад. Во-вторых, куда смотрит дума, когда игнорируют ее решения?

Вторая мобилизация

Все это будет потом. А пока ЦК ВЛКСМ намечает новую мобилизацию комсомольцев: три тысячи на Дальпромстрой, одну тысячу — на Авиастрой.

В краевом архиве находится стенограмма выступления генерального секретаря ЦК ВЛКСМ А. Косарева на одном из совещаний. На нем присутствует новый начальник ДПС — Викторов. Речь идет о договоре между ЦК и ДПС. Действительно, ЦК отвечает только за мобилизацию, как и в первом призыве. За все остальное — ДПС.

У ЦК ВЛКСМ большие претензии к Дальпромстрою. Из стенограммы непонятно, имеет ли ЦК ВЛКСМ представление о том, что произошло с их комсомольцами на дальневосточных стройках. Непонятно, почему ДПС готов тратить на мобилизованных бешеные деньги, когда вопрос с рабочей силой практически решен?

Косарев называет условия приема новых мобилизованных: «Чтобы комсомольцу было выгодно туда ехать, не мешает повысить количество суточных, зарплату, подъемные. Увеличить число красноармейских пайков. Давайте в договоре запишем: по прибытии на место комсомолец получает жилье по нормам, установленным законом».

Прибытие второй партии мобилизованных комсомольцев в сентябре 1934 года прошло как-то буднично. В газетах того времени я не нашла информацию об их приезде, в том числе, и об их количестве. Строительство в городе уже шло полным ходом. Военные работали на строительстве завода, строили двухэтажные деревянные дома и готовились приступить к строительству кирпичных четырехэтажек. Лагерь (Дальлаг и БАМлаг совместно) построили шоссе Комсомольск-Хабаровск. В октябре Лагерь сдал объекты по линии Хлебстроя, стройки всесоюзного значения — мелькомбинат №13 (ныне хлебозавод №1). И готовился начать строительство мощного Радиоцентра.

Прибывших распределили по предприятиям, где они перестали быть идеологической категорией, а стали называться ИТР, рабочими, МОП, служащими. А еще их стали называть первостроителями с 1934 года.

Кто такие первостроители?
Посмотрите в любой словарь и получите ответ.

Первостроители, это те, которые с самого первого дня, месяца, года начинали, работали, служили на том или ином месте.

Поэтому первостроителями в нашем случае имеют право называться только те, кто прибыл в Пермское — Комсомольск в 1932 году.

Вообще, я припоминаю, что сначала шла речь о том, что первостроители — только комсомольцы. Потом разрешили быть первостроителями некомсомольцам, прибывшим в 1932 году. Потом первостроителями стали комсомольцы, прибывшие в 1934 году. Про некомсомольцев, прибывших в 1934 году, я уже не в курсе.

Если согласиться с тем, что прибывшие в 1934 году являются первостроителями, тогда в первостроители должны быть записаны 16 тысяч заключенных, прибывших в Комсомольск в 1933 году и 5 тысяч военных строителей, прибывших в 1934 году.

Городской краеведческий музей как раз получил грант на обновление экспозиции.
О подвиге на Амуре

1967 год. Городу — 35 лет. Началась реанимация «Подвига на Амуре». Под таким названием в этом же году в Хабаровском книжном издательстве вышла книга Е.В. Дороднова, тиражом 15 тысяч. экземпляров.

Замечу, что первыми авторами книг о Комсомольске были Е.В. Дороднов и Г.Н. Хлебников, прибывшие в город в 1934 году. То есть, они не были ни участниками, ни очевидцами трагических событий. Но информацию они могли получить из первых рук. Все последующие книги о Комсомольске, за редким исключением, были вариантами этих первых книг.

На Набережной был установлен памятный Камень.

Надпись на него была готова уже в 1932 году. Помните приказ Каттеля №1 о том, что 10 мая 1932 года «…прибыл первый эшелон рабочих, инженерно-технических работников и служащих треста «Дальпромстрой».

В первом эшелоне было 800 человек.
Кто-нибудь видит в этом приказе слово «комсомольцы?»

Тогда на основании какого документа на Камне появилась надпись «Здесь в 1932 году высадились комсомольцы — строители города». Комсомольцами были только 300 из прибывших 10 мая. Вот им и поставили памятник.

Место, где высадились остальные — 500 некомсомольцев, до сих пор не обнаружено. Им как дали пинка из героической истории, так до сих пор восстановить в ней не могут.

Одним памятником не ограничились. В том же 1967 году поставили — скульптуру Туманова «Комсомольцам 30-х годов».

Если вспомнить про эксперимент, я бы сказала, что он возобновился нагнетанием «комсомольской темы»». И последующие события — подтверждение тому.

В 1982 году город отмечал свою 50-летнюю годовщину. Тут уж простым памятником отделаться было нельзя.

Конечно, только Монумент! И хотя на нем написали слово «Первостроителям» по фигурам видно, что это комсомольцы, ну, в крайнем случае, несоюзная молодежь.

Да и нынешняя молодежь, отмечая в 2021 году 100-летие хабаровского краевого комсомола, собралась около Монумента, словно забыв, что слово «комсомол» написано на каменной глыбе.

Вышел диск-гигант с песнями о Комсомольске. «Столица комсомольских городов…», «Держи равненье, мое поколенье…» «Комсомольск начинался с палаток…» (палатки, к слову сказать, были армейские).

Издательство «Молодая гвардия» выпустило книгу Ю. Жукова и Р. Измайловой «Первостроители».
Авторы честно пишут и о дезертирах и о болезнях…

«Драматические события начались с того, что кое-кто, не выдержав испытаний, начал убегать. Сформировалась в одном бараке группа в 120 человек прогульщиков. Еще одна группа подделывала талоны на пароход и продавала за 100-200 рублей. Еще одна группа хотела купить лодку на Сахалин, а оттуда домой».

Но, цитируя материалы 2-й комсомольской конференции в феврале 1933 года, авторы умолчали о количестве дезертиров.

И о болезнях.

«Одним из самых тяжких испытаний была цинга. Большинство вообще не слыхали о такой болезни. Она буквально косила людей. Пухли ноги, выпадали зубы. Вот уже 216 больных лежат (январь 1933 года. — Авт.). Встретили караван грузовиков, в кузовах лежали больные. В первом грузовике крепкие парни — расчищать дорогу. Если кого доставляли в Хабаровск — их быстро лечили. Но всех доставить было невозможно».

Книга эта не столько о строительстве города, сколько об истории комсомольской организации «Дальпромстроя». Об ее наиболее ярких представителях, о деятельности комитета комсомола стройки, о работе и досуге комсомольцев.

Книга вышла тиражом 50 тысяч экземпляров. Ее распространили по всей стране. И читатели узнали, что есть такой город — Комсомольск-на-Амуре, который построили комсомольцы, проявляя при этом мужество и героизм. За что им и поставили памятники.

Неужели ни один из комсомольцев, оставшихся в живых и не покинувших стройку, не вспомнил, что рядом с ними в таких же условиях работали — вольнонаемные и вербованные (прибывшие по оргнабору) строители. Их было больше, чем комсомольцев.

Каттель говорил: «Прибывают сотнями. Каждый день».

Особенно много прибыло из голодающей Амурской области. Но в опубликованных архивных документах они практически не проходят. Разве что, Золотарев и Минских упоминают о них. Думаю, что полная информация об этой категории строителей в архивах Дальпромстроя, которыми, судя по отсутствии информации, никто и не интересовался.

«Некомсомольцы» ехали большими семьями, в надежде на лучшее будущее для своих детей.

Осенью 1932 года «Амурский ударник» писал о том, что 300 детей не могут начать учиться в начальной школе. А сколько было детей младше семи лет и старше одиннадцати! Чтобы кормить свои большие семьи, родители работали, не щадя себя. Семьи вольнонаемных и вербованных недоедали, болели цингой и тифом замерзали в продуваемых ветром шалашах так же, как и комсомольцы.

Но если комсомольцы рисковали только своими жизнями, то вольнонаемные и вербованные принесли в жертву (чему и кому?) своих детей.

И они не покинули стройку.

В «Дальневосточном Комсомольске» от 03.08.1990., №141 опубликованы данные, полученные от первостроителя Гаврилюка А.Л. Это списки умерших — «каждый день хоронили по 15-20 человек…».

Я ограничусь лишь несколькими фамилиями:
— Сурков Василий Михайлович. Возраст — 3 года. Умер 1.1.33 Причина смерти: истощение.
— Ладонова Клавдия Андреевна. 7 лет. Умерла 17.1.33. Причина смерти: общее истощение.
— Пакшаева Пелагея Николаевна. 20 лет. Умерла 9.2.33. Причина смерти: цинга.
— Яковлев Михаил Петрович. 19 лет. Умер 7.3.33. Причина смерти: скорбут 3 степени.
— Камаева Валентина Михайловна. 11 мес. Умерла 17.3.33. Причина смерти: истощение.
— Путько Алексей Васильевич 4 мес. Умер 20.4.33 Причина смерти: истощение.
Так почему за «мужество и героизм» поставили памятники только комсомольцам?
Эпилог

Рано или поздно должно было произойти переосмысливание истории строительства города, чтобы восстановить справедливость по отношению ко всем строителям Комсомольска. Это произошло в 1989 году с возникновением в стране и в городе организации под названием «Мемориал»*, которое стало заниматься проблемами жертв политических репрессий.

На одно из первых заседаний комсомольского «Мемориала»* в числе пришедших оказалось несколько первостроителей: Выскубенко, Смирнов, Буряк. Скорее всего, они были обеспокоены тем, «как бы ни принизили роль комсомольцев».

К слову сказать, вопрос об участии заключенных в строительстве города «мемориальцы» к этому времени еще и не поднимали. Речь шла, в основном, о репрессиях. Но выступления собравшихся подталкивали членов «Мемориала»* к тому, что «лагерной» темой они будут обязаны заняться.

Фрагмент заседания:
. Никонов: Кого было больше: комсомольцев или заключенных? В основном — заключенные.
Выскубенко: Мы тогда мало чем отличались от заключенных. Единственное — были свободны.

Селедков: Я видел, как в Комсомольск привозили заключенных. Летом — огромными партиями. Город был — сплошные лагеря.

Выскубенко: На Старой площадке и в 1932-34 годах лагерей не было.

Буряк : В декабре 1933 года на стройке 126 уже было женское отделение лагерей. И на Пивани тоже. В 1934 был массовый приток заключенных. Нам надо выяснить, кто и за что репрессирован.

Карчевская: Всё комсомольцы да комсомольцы. Они только первым пароходом приехали, а потом вербованные пошли. Наши знакомые на берегу в палатках жили. Они много могут рассказать.

Назаренко: Заключенные строили Комсомольск. 80 процентов построено ими.
Василенко: Без военных строителей и заключенных не построили бы Комсомольска.

Бурмистрова (директор музея завода им. Ю.А. Гагарина): У нас есть воспоминания первостроителя Коршунова о том, что уже в 1933 году на Дземгах были заключенные. Очень трудно нам с первостроителями. У них за 50 лет сложился стереотип. Их надо тонко убеждать, что историю надо дополнить и участием спецконтингента в строительстве Комсомольска.

Кузьмина: О Комсомольске написано 17 книг, но ни в одной из них нет упоминания ни о репрессиях, ни о заключенных…

Поэтому основную задачу комсомольского «Мемориала»* на первое время сформулировали так: восстановление неизвестных страниц истории города.

В начале 1990-х годов на волне перестройки в Комсомольске был поднят вопрос об издании книги с условным названием «Комсомольск-на-Амуре: легенды, мифы и реальность». Под эгидой горкома партии была создана большая творческая группа, возглавил которую историк и краевед Алексей Сергеевич Григорьев, учитель истории средней школы №6.

Между будущими авторами книги распределили темы. Я выбрала тему «Кто строил Комсомольск?», потому что исследовала ее уже не первый год. Григорьев взял на себя раздел по истории первых лет строительства города. Именно он первым пробился в краевой партийный архив, где работал над материалами первичных партийных организаций Дальпромстроя и Авиастроя. Его статьи, опубликованные в газете «Дальневосточный Комсомольск» в 1990-1991 гг. явились откровением и потрясением для всех читателей.

Их содержание можно сконцентрировать в одном абзаце: «По-разному можно подводить итоги «года Каттеля». Так, например, как это сделано во всех книгах о Комсомольске, созданных доселе. С гордой авторской интонацией, изрядной долей лиризма и мечтательной романтики… Но есть другой подход к освещению итогов «года Каттеля» на стройке. «Год Каттеля» — это, как свидетельствуют некоторые источники, более шестисот загубленных, унесенных в безвестные могилы цингой и тифом и истощением молодых и пожилых жизней, в том числе и детей, грудных младенцев. «Год Каттеля» — это более тысячи «беженцев» со стройки — комсомольцев и членов ВКП(б), бежавших не от работы, а от смерти. «Год Каттеля» — удручающе-деморализующие неуют, грязь и холод бараков и шалашей. В шалашах Каттельграда зимой люди примерзали к нарам… «Год Каттеля» — это лапти без портянок, нары без постельных принадлежностей, бараки без света и умывальников, стройка без бани и магазина, работа без заработной платы и положенных отпусков…»

После августовских событий 1991 года деятельность творческой группы пошла на убыль. А через год по семейным обстоятельствам покинул город и сам Алексей Сергеевич, уехав на родину в Тверскую область. Коллективная работа над книгой закончилась. Но книга под таким названием вышла в 2002 году. В ней была использована часть материалов, наработанных Григорьевым.

Через год город будет отмечать свой 90-летний юбилей. А там, не за горами — уже столетний юбилей. Время, чтобы восстановить историческую правду о строительстве Комсомольска еще есть.

Пройдите по улицам города застройки 1930-1950-х годов.

Здания педуниверситета и фабрики-кухни, дома №№ 31 и 49 по ул. Кирова, АСЗ и ТЭЦ (и не только) — этот след оставили после себя военные строители 1934-1941 гг.

Здания краеведческого музея и ГТРК «Комсомольск», радиоцентра и хлебозавода, дома №47 и 49 по ул. Вокзальной, дом №21 по пр. Ленина — это вклад лагерной системы 1933-1960 гг.

Гостиница «Амур», рыбокомбинат, коттеджи на ул. Металлургов, дома 15-го и 22-го кварталов — вклад японских военнопленных (1945-1949 гг).

А какой след оставили после себя комсомольцы-строители 1930-х годов? Все, что они построили: было временным (кроме бывшего лесозавода) А, может потому им ставят памятники, что по-другому память о них (визуально) не сохранить?

Марина Кузьмина, канд. ист. наук.

*Международное историко-просветительское, правозащитное и благотворительное общество «Мемориал» (НКО) — неправительственная организация, основная задача которой — исследование политических репрессий в СССР. 4 октября 2016 года Минюст РФ внес «Мемориал» в реестр «некоммерческих организаций, выполняющих функцию иностранного агента».

08.06.2021 13:13:00 +1100

Читайте также

Коллеги называют его журналистом номер один. Без всякого преувеличения. Из своих 85 с блеском прожитых лет более шестидесяти отдано журналистике

Летом 1971 года в закрытой приморской столице выступал «всенародный Володя»

Писатель, кинодокументалист, охотник, путешественник — о Сибири, Дальнем Востоке, праворульных автомобилях, книгах и планах

По распоряжению Михаила Дегтярева, городу выделена субсидия в 40 млн рублей на благоустройство общественного пространства под мемориал

Вспоминая Андрея Крикливого, постоянного автора «Приамурских ведомостей»
Дальний Восток Виктора Некрасова: Владивосток, Камчатка и Япония
Дальневосточному капитану-ледокольщику присвоено звание Героя Труда

Геолирика — так сам автор определяет жанр книги. Гео — понятно. Ну а лирика — означает признание в любви и к этой земле, и к ее людям

Почти половина помощи союзников попала в Советский Союз через тихоокеанские ворота
Товарищи, давайте отдадим последние почести безымянному герою

Читайте также на форуме

Новое на форуме
Облако тегов

Скачать бесплатно или купить книгу о дальневосточных глубинках

Пользовательское соглашение, Политика конфиденциальности
На данном сайте распространяется информация электронного периодического издания «Дебри-ДВ» со знаком «Дебри-ДВ». 16+ Учредитель: Пронякин К.А. Главный редактор: Харитонова И.Ю. Адрес редакции: 680032, Хабаровский край, Хабаровск, проспект 60-летия Октября, 88-46, т./ф.84212296081. Электронная приемная: Отправить сообщение. E-mail: editor@debri-dv.com
Редакционный совет электронного периодического издания «Дебри-ДВ» (на общественных началах): К.А. Пронякин, И.Ю. Харитонова, А.Э. Мирмович (зам.гл.ред.), Ю.Н. Юрьев, Ю.В. Ковалев, Л.Н. Левина, А.Ю. Жданов, Е.Н. Голубь, С.Н. Бурындин, Б.М. Сухинин, О.В. Егорова, М.И. Курбанов.
Свидетельство о регистрации СМИ ЭЛ № ФС77-45537 выдано Федеральной службой по надзору в сфере связи, информационных технологий и массовых коммуникаций (Роскомнадзор) 16.06.2011 г. Территория распространения: Российская Федерация, зарубежные страны.
В 2006 г. проект «Дебри-ДВ» был создан как электронный частный архив, в соответствии с ФЗ № 125 «Об архивном деле в Российской Федерации», согласно п. 2 ст. 13 «Создание архивов». Основной фонд архива составляют публикации газет и журналов, изданные книги, а также рукописи по дальневосточной (РФ) тематике. Доступ к архивным документам является открытым в электронном виде, согласно п. 1 ст. 24 вышеобозначенного закона. Архивные документы к частной собственности редакции не относятся, согласно ст.ст. 1275, 1276, 1306 Гражданского кодекса РФ.
Согласно ч.2. п.3. ст.17 «Ответственность за правонарушения в сфере информации, информационных технологий и защиты информации» Закона РФ «Об информации, информационных технологиях и о защите информации» (ФЗ-149 от 27.07.06 г.) архив «Дебри-ДВ», хранящий информацию, гражданско-правовую ответственность за распространение информации не несет. Сайт и редакция основываются и работают на основании ст.8 «Право на доступ к информации» ФЗ-149.
Согласно пп.3,4,6 ст.57 Закона РФ «О СМИ», «Редакция, главный редактор, журналист не несут ответственности за распространение сведений, не соответствующих действительности и порочащих честь и достоинство граждан и организаций, либо ущемляющих права и законные интересы граждан, либо представляющих собой злоупотребление свободой массовой информации и (или) правами журналиста: . если они являются дословным воспроизведением сообщений и материалов или их фрагментов, распространенных другим средством массовой информации (а также сообщения, переданные в пресс-релизах и информация государственных, общественных организаций и объединений), которое может быть установлено и привлечено к ответственности за данное нарушение законодательства Российской Федерации о средствах массовой информации».
Согласно абз.3, п.13 Постановления Пленума Верховного Суда РФ №16 от 15 июня 2010 года «О практике применения судами Закона РФ «О средствах массовой информации», «по делам, вытекающим из содержания распространенной информации, распространитель не является надлежащим ответчиком, поскольку исходя из положений Закона РФ «О средствах массовой информации» не вправе вмешиваться в деятельность редакции, в ходе которой определяется содержание сообщений и материалов».
Воспользуйтесь «Правом на ответ» (ст.46 Закона РФ «О СМИ»).
«В соответствии с положением ч.3 ст.196 ГПК РФ, обязанность компенсации морального вреда подлежит возложению на авторов, а по опубликованию опровержения, в порядке ч.2 ст.152 ГК РФ — на учредителя и главного редактор», — из апелляционного определения Хабаровского краевого суда от 22.08.2012 г. (дело №33-5325/2012) председательствующего И.И.Куликовой, судей С.И.Дорожко, Н.В.Пестовой.
Мнения авторов материалов не всегда совпадают с позицией редакции. Редакция не вступает в переписку с авторами.
Редакция не несет ответственность за содержание внешних ссылок и комментариев. За них ответственны, соответственно, исключительно их правообладатели и авторы. Комментарии на сайте приравнены к выражению мнения. Блоги и форум не входят в электронное периодическое издание «Дебри-ДВ», ответственность за достоверность и наполняемость несут авторы.
Политические опросы/голосования проводятся согласно ч.2. ст.46 «Опросы общественного мнения» Федерального закона от 12.06.2002 г. № 67-ФЗ «Об основных гарантиях избирательных прав и права на участие в референдуме граждан Российской Федерации»; считать, там где не указано: лицо (лица), заказавшее (заказавших) проведение опроса и оплатившее (оплативших) указанную публикацию (обнародование) — едино — сайт, без оплаты — безвозмездно/бесплатно.
Часовой пояс сервера UTC+11 (AEST), фактически +8 мск.
Если вы обнаружили ошибки на сайте, пожалуйста, сообщите нам об этом.
Распространение информации о политической, социальной, духовной жизни общества, публикации на актуальные темы, просветительские функции. Для мужчин и женщин. 16+ для детей старше 16 лет.
СМИ не получает субсидий.
Адреса сайта: DEBRI-DV.COM, DEBRI-DV.RU.

В социальных сетях: Livejournal ВКонтакте Youtube

Комсомольск. 50-е годы: воспоминания Нины Николаевны

Я приехала в Комсомольск-на-Амуре в 1954 году. Городу было 22 года. Комсомольск показался мне небольшим. Жила в посёлке Мылки. Молодёжи было очень много. Ведь, город был молодой, и население тоже. Жители поселка работали в основном на паромной переправе, на Кирзаводе и на судостроительном заводе. В 7 часов утра раздавался гудок судостроительного завода, и тысячи людей шли пешком по Аллее Труда на завод утром и вечером возвращались домой. Автобусы ходили редко, а в сторону Мылки вообще не ходили. Трамваев тоже еще не было.

На окраине поселка стоял детский дом (Лесная 2), а через дорогу школа № 42. До этого мылкинские дети ходили в 25 школу. На пересечении улиц лесной и Орловской находился деревянный кинотеатр «1 Мая». Кинотеатр «Дружба» построили в 60-е годы.

Зимы были очень холодные, лето – жаркое. Снегу иногда не было до Нового года. До 2000-х годов не помню, чтоб здесь были грозы.

В институт поступила на филфак, обучение длилось 4 года. На втором курсе добавили историю. Стал факультет истфил, на нём обучались 5 лет. Студенты были в основном приезжие из западных областей, были с Сахалина. На курсе – 75 человек. Первый год платили за обучение 300 рублей в год. Стипендия на 1 курсе – 20 руб., на 2-м – 22 руб. Родители деньги присылали редко. Политинститут был только вечерний, позже открыли дневное отделение.

Студенты посещали библиотеку им. Н. Островского на проспекте Сталина (сейчас пр-т Мира) рядом с политехникумом. Фонд библиотеки был не очень богатый. Книгу передавали друг другу на ночь, читали ночами

Часто ходили в кинотеатр «Комсомолец», во дворец ЗЛК, больше развлекательных мест не было. На танцы ходили в клуб в Амурлаге на Парижской Коммуне, где сейчас спортивный комплекс «Локомотив». Молодежи всегда было много. Дворца культуры железнодорожников, парка при нем еще не было. Иногда на танцы бегали в ДК «Строитель». Проводились вечера в институте, на которых выступали студенты.

Рядом с институтом на ул. Пионерской был ресторан «Дальний Восток». Туда ходили только избранные (у меня не было денег).

В 1957 г. пустили трамвай к 25-летию города (на Амурсталь и в город). На Дзёмги трамвай стал ходить позже.

Из статьи Трамвайное управление : [история трамвайного транспорта в г. Комсомольске-на-Амуре (1957г.)]// Комсомольск-на-Амуре. Север Хабаровского края. Восточный БАМ. Нижнеамурье: Энциклопедия. — 2004.

«В 50-х г. население Комсомольска-на-Амуре значительно выросло, в несколько раз увеличилось число пассажиров городского транспорта. Строились заводы, фабрики, расширялась городская черта. Город нуждался в более мобильной транспортной связи между районами. В 1955г. было начато строительство трамвайных путей. Строить трамвайные пути выходили тысячи горожан в свои выходные дни, помогали строителям выполнять огромные объемы работ. 6 ноября 1957 года в двух направлениях с пл. Ленина на з-д Амурсталь и на пос. Мылки отправились первые трамваи. В этот день на площади Ленина состоялся митинг по случаю пуска первого трамвая».

Везде велось строительство. На моих глазах вырос на площади Ленина дом со шпилем (1955), появилась улица Вокзальная, новый железнодорожный вокзал. Район ул. Вокзальной, где была 25 школа, 41,43 дома, Отделение дороги, баня и 47 дом называли Амурлаг. Здесь находился Амурский лагерь заключенных. Они строили весь проспект Сталина (пр-т Мира). Коттеджи на Парижской Коммуне строили японцы, белые домики на Мылках по Орловской тоже строили японцы.

Из книги Кузьминой М.А.Это нашей истории строки. : Путеводитель по историческим и памятным местам города. — Комсомольск-на-Амуре, 1992.
«Первые заключенные Дальлага стали прибывать в Комсомольск-на-Амуре с марта 1933 года. В начале 40-х годов на улице Вокзальной было построено здание для Управления Нижнее-Амурского ИТЛ. Заключенные комсомольских лагерей принимали участие в строительстве кинотеатра «Комсомолец», политехникума, управления Ж\Д, школ № 165 и 25, коттеджей по ул. Парижская Коммуна, по ул. 9-го Января и т. д. »

За политехникумом в сторону Мылки был поселок Парашютка. Ближе к Амуру стояли паромовские бараки.

В магазинах было много разной рыбы, мехов (норка, песец, соболь). Но одевались очень скромно, так как доходы были небольшие. Помню, что за хлебом были огромные очереди, приходилось стоять по несколько часов. На берегу Амура, где сейчас камень, находился рынок, который потом перенесли на Кирова.

В ноябре 1960 г. открыли железнодорожный интернат. На ул. Ленина возле интерната стояли 2-х этажные бараки, их стали сносить. Когда копали фундамент, выкапывали гробы, кости, потому что там было кладбище. Никому неизвестные могилы есть и в парке железнодорожников. Парк сажали дети интерната, рабочие железнодорожники.

В январе 1963 года открыли Дворец железнодорожников. Раньше там была богатая библиотека. В 70-е годы появился «Факел», где стали показывать широкоформатные фильмы. Много людей шло в кинотеатр «Юность», где показывали учебные фильмы. Часто шли в кинотеатрах детские фильмы (цена 10 коп.).

Кафе не было, были столовые, за 1.50 — 2.00 рубля можно было пообедать.
Дземги (Ленинский район) для нас был загадкой, далеко, ездили редко.
Там, где сейчас ул. Гагарина, был поселок перед Кирзаводом. Долго до строительства моста через Амур, там работала паромная переправа. Ходили 4 парома с мая по ноябрь. Потом строили ледовую дорогу («ледянку»). На лед укладывали рельсы, вагоны переставляли на них и перегоняли на другой берег Амура. Мой дядя работал на этой переправе. Он занимался погрузкой ж/д вагонов на паром, чтобы давить на рычаги крана необходима была непомерная силища. Эта дорога функционировала январь и февраль. В марте ее снова разбирали.

Богуславский, Р. Строительство № 500 : История строительства и эксплуатации паромной дизель-электроходной переправы через р. Амур у г. Комсомольска // Тихоокеан. звезда. — 2005. — 14 июля, с. 5.

«Во время ВОВ союзник фашисткой Германии Япония была готова к вторжению на советский Дальний Восток. Тогда Гос. Комитет обороны принимает решение: «Построить железную дорогу от Комсомольска-на-Амуре до Советской Гавани…на переходе реки Амур вместо постоянного моста построить паромную переправу, обеспечивающую пропуск шести пар поездов в сутки».

На строительство паромной переправы ушло 2 года. 23 июля 1945 года строители сдали в эксплуатацию паромную переправу с причалами, ж/д подъездными путями и тремя станциями – Мылки, Комсомольск-на-Амуре-Пристань, Пивань-Пристань. Как только вставал лед на Амуре, начинали расчищать от торосов лед. Делали ровную полосу шириной 50 метров. Затем укладывали лёжки, прогоны и шпалы. Строительство велось с 2-х сторон – от пристани Комсомольска и от Пивани. Часто под весом паровозов и вагонов лед продавливался, и выступающая из-под него вода покрывала рельсы. Тогда делали обводы. До 1960 г. «ледянку» строили более 700 человек. Почти все делалось вручную. Лежни, шпалы и рельсы носили на плечах. И только в нач. 60-х годов стали применять технику. Для укладки и разборки колеи требовалось ок. 100-150 рабочих.

Ледовая дорога действовала почти 30 лет».

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *