Что сейчас находится в припяти
Перейти к содержимому

Что сейчас находится в припяти

  • автор:

Длинная тень Чернобыля (20 фото)

Герд Людвиг несколько раз побывал на месте аварии и в окрестных регионах в 1993 г., 2005 г. и 2011 г. и собрал документальные свидетельства того, как люди и места необратимо изменились в результате трагедии.

26 апреля, 2012
26 апреля, 2012. Редакция «Правмира»

Герд Людвиг несколько раз побывал на месте аварии и в окрестных регионах в 1993 г., 2005 г. и 2011 г. и собрал документальные свидетельства того, как люди и места необратимо изменились в результате трагедии.

Известный международный журналист Герд Людвиг много лет снимал последствия катастрофы на Чернобыльской АЭС. В 1986 году серия ошибок на атомной электростанции привела к взрыву, в результате которого около четверти миллиона человек вынуждены были навсегда покинуть свои дома, спасаясь от радиации и радиоактивных осадков.

Людвиг по заданию National Geographic Magazine несколько раз побывал на месте аварии и в окрестных регионах в 1993 г., 2005 г. и 2011 г. и собрал документальные свидетельства того, как люди и места необратимо изменились в результате трагедии.

В 2011 г. его поездку частично профинансировал фонд Kickstarter. Сейчас Людвиг выпустил приложение для iPad, где представлены более 150 фотографий, видеороликов и интерактивных панорамных съемок. Ниже представлена небольшая выборка из работ фотографа, сделанных за годы продолжающейся трагедии.

1. 26 апреля 1986 г. операторы этого машинного зала реактора №4 на Чернобыльской атомной электростанции при проведении планового ремонта допустили ряд фатальных ошибок, которые привели к разрушению реактора и к самой серьезной аварии в истории мировой атомной энергетики. Сегодня машинный зал четвертого энергоблока по-прежнему заброшен, здесь по-прежнему очень высокий уровень радиации.

Длинная тень Чернобыля

Чернобыльская атомная электростанция, Украина, 2005 (Герд Людвиг/INSTITUTE).

2. Рабочие в респираторах и пластиковых защитных костюмах остановились ненадолго передохнуть. Они бурят скважины для установки дополнительных свай внутри саркофага. Это опасная работа: уровень радиации здесь настолько высок, что им приходится постоянно следить за показаниями счетчиков Гейгера и дозиметров, а разрешенное время работы здесь ограничено 15-ю минутами в день.

Чернобыльская атомная электростанция, Украина, 2005 (Герд Людвиг/INSTITUTE).

3. В течение многих лет предпринимались отчаянные попытки укрепить крышу «Укрытия» и не дать ей обрушиться. Внутри саркофага тускло освещенные туннели ведут в мрачные помещения, заваленные проводами, кусками покореженного металла и другим мусором. Из-за обрушения стен все вокруг покрыто радиоактивной пылью. Работы по стабилизации саркофага завершены, и на сегодняшний день радиоактивные внутренности реактора ждут, когда их демонтируют.

Чернобыльская атомная электростанция, Украина, 2011 (Герд Людвиг/INSTITUTE).

4. Раньше, для того чтобы попасть в зону, находящуюся ниже расплавленного ядра реактора, рабочие вынуждены были преодолевать опасные лестницы, хотя чрезвычайно высокий уровень радиации позволяет находиться в этой зоне всего несколько минут. Для того чтобы ускорить спуск, был построен пологий коридор, так называемая наклонная лестница.

Чернобыльская атомная электростанция, Украина, 2005 (Герд Людвиг/INSTITUTE).

5. Рабочие, которые строят новое Укрытие, стоимостью около $2.2. миллиарда, получают опасные дозы радиации, находясь рядом с саркофагом. Новая конструкция в виде арки весом в 29 000 тонн, высотой 105 м и шириной в 257 м накроет существующий саркофаг и позволит демонтировать отслужившее свой срок укрытие. Для создания максимально прочной основы нового сооружения в землю на глубину в 25 м вобьют 396 огромных металлических труб.

Чернобыльская атомная электростанция, Украина, 2011 (Герд Людвиг/INSTITUTE).

6. С крыши гостиницы «Полесье» в центре Припяти открывается вид на злополучную Чернобыльскую атомную электростанцию. Раньше в Припяти жили 50 000 человек, сейчас это город-призрак, постепенно зарастающий сорняками.

Чернобыльская атомная электростанция, Украина, 2005 (Герд Людвиг/INSTITUTE).

7. Припять расположена менее чем в трех километрах от реактора. Город был построен в 1970-х гг. для ученых-атомщиков и сотрудников Чернобыльской АЭС. Когда-то население Припяти составляло почти 50 000 человек, здесь кипела жизнь. Власти не сразу известили население об аварии, эвакуация началась только спустя 36 часов после взрыва.

Заброшенная школа Припяти. Украина, 2005. Фото: Gerd Ludwig/INSTITUTE

8. Когда власти Советского Союза в конце концов объявили об эвакуации, у многих просто не было времени собраться. Советский Союз официально объявил о катастрофе только спустя три дня после взрыва, когда радиоактивное облако достигло Швеции и шведские ученые в лаборатории обнаружили радиоактивное заражение на своей обуви.

Село Опачичи в зоне отчуждения, 1993 год. (Герд Людвиг/INSTITUTE)

9. Спустя девятнадцать лет после катастрофы пустые школы и детские сады в Припяти – когда-то крупнейшем городе, попавшем в зону отчуждения, с населением в 50 000 человек – остаются безмолвным напоминанием о трагических событиях. Часть заброшенного школьного здания с той поры успела обрушиться.

Припять, Украина, 2005 г. (Герд Людвиг/INSTITUTE)

10. В день катастрофы ничего не подозревающие дети спокойно играли в детском саду в Припяти, городе-спутнике АЭС. На следующий день их эвакуировали. Им пришлось оставить все, даже любимых кукол и игрушки.

Припять, Украина, 2005 г. (Герд Людвиг/INSTITUTE)

11. Ветер гуляет в заброшенном городе. 26 апреля 1986 г. парк аттракционов готовился к первомайским праздникам. В это время, менее чем в трех километрах отсюда, взорвался 4-й реактор Чернобыльской АЭС.

Припять, Украина, 2005 г. (Герд Людвиг/INSTITUTE)

12. Когда 26 апреля 1986 г. взорвался реактор Чернобыльской АЭС, в Припяти этот парк аттракционов с автодромом и колесом обозрения готовился к празднованию 1 мая. С тех пор прошло 25 лет, и полуразрушенный парк стал символом заброшенного города. Сейчас – это одна из достопримечательностей для туристов, наводнивших Припять в последнее время.

Припять, Украина, 2011 г. (Герд Людвиг/INSTITUTE)

13. В 2011 г. правительство Украины официально разрешило туристические поездки в зону отчуждения. На фото: туристы бродят по заваленным мусором коридорам и пустым классам одной из школ Припяти. Пол в столовой усеян сотнями брошенных противогазов. Один из туристов привез свой собственный – не для защиты от радиации, а ради смешной фотографии.

Припять, Украина, 2011 г. (Герд Людвиг/INSTITUTE)

14. Атомная катастрофа привела к радиоактивному заражению десятков тысяч квадратных километров. 150 000 человек в радиусе 30 км вынуждены были в спешке покинуть свои дома. Сейчас почти все деревянные избы в деревнях, попавших в зону отчуждения, стоят заброшенными, и природа постепенно берет верх над этими остатками цивилизации.

Когород, Украина, 2005 г. (Герд Людвиг/INSTITUTE)

15. 92-х летняя Харитина Деча – одна из нескольких сотен пожилых людей, которые вернулись в свои деревни в зоне отчуждения. Ей важно умереть на своей земле, пусть даже всеми покинутой и забытой.

Теремцы, Украина 2011г. (Герд Людвиг/INSTITUTE)

16. В раковине – помидоры со своего огорода пожилой пары Ивана Мартыненко (ему 77) и Гапы Семененко (ей 82). Они оба глухие. После эвакуации в числе несколько сотен пожилых людей они вернулись в свой дом. Эти люди живут в основном тем, что получается вырастить на загрязненной почве.

Ильинцы, Украина, 2005 г.

17. Олег Шапиро (54 г.) и Дима Богданович (13 лет) проходят лечение от рака щитовидной железы в Минской больнице. Здесь подобные операции делают ежедневно.

Минск, Беларусь, 2005 г. (Герд Людвиг/INSTITUTE)

Олег – ликвидатор аварии на Чернобыльской АЭС, он получил очень большую дозу облучения. Для него это уже третья операция.

Димина мама уверена, что сын заболел раком из-за радиоактивных осадков, однако его доктора придерживаются более осторожной точки зрения. Официальные лица часто получают распоряжения преуменьшать опасность радиации.

18. Шестнадцатилетний Дима Пыко проходит лечение от лимфомы в Детском Онкологическом центре (Центр онкологии и гематологии) под Минском в пос. Лесное. Центр был построен при серьезной финансовой поддержки Австрии после того, как в тех регионах Белоруссии, где выпало много радиоактивных осадков после Чернобыльской катастрофы, резко увеличилось количество заболеваний детской онкологией

Лесной, Беларусь, 2005 г. (Герд Людвиг/INSTITUTE)

19. Пятилетний Игорь родился с серьезными умственными и физическими пороками. Родители отказались от него, и теперь он вместе с еще 150 детьми-инвалидами живет в специализированном детском доме.

Веснова, Беларусь, 2005 г. (Герд Людвиг/INSTITUTE)

Это лишь одно из подобных учреждений в южной Белоруссии, которые поддерживает международная благотворительная организация «Дети Чернобыля». Она была создана Эди Роше в 1991 г. для помощи детям — жертвам самой страшной атомной катастрофы в мире.

20. Веронике Чечет всего пять лет. Она болеет лейкемией и проходит лечение в Центре радиационной медицины в Киеве. Ее мама, Елена Медведева (29 лет) родилась за четыре года до Чернобыльской катастрофы под Черниговом – после взрыва на город выпало много радиоактивных осадков. По словам врачей, заболевания многих пациентов напрямую связаны с выбросом радиации в результате аварии.

Киев, Украина, 2011 г. (Герд Людвиг/INSTITUTE)

21. Умственно отсталый мальчик нюхает тюльпан в одном из детских домов Белоруссии.

Веснова, Беларусь, 2005 г. (Герд Людвиг/INSTITUTE)

Считается, что в регионах, где выпали радиоактивные осадки, рождается больше детей с различными пороками развития и умственными отклонениями. Это убеждение разделяют многие – но не все – и в научном сообществе. Международные благотворительные организации, созданные после катастрофы, продолжают помогать нуждающимся в поддержке семьям и детским домам, где живут дети, пострадавшие в результате радиоактивных осадков.

22. Каждый год в годовщину аварии — 26 апреля – у Памятника пожарным проходит ночная поминальная служба в память о всех погибших в результате этой катастрофы. Два человека погибли непосредственно во время взрыва, еще 28 пожарных и сотрудников АЭС – вскоре после катастрофы, получив смертельную дозу радиации. С тех пор от рака и социальных потрясений из-за массовой эвакуации умерли еще многие тысячи человек.

Чернобыль, Украина, 2005 г. (Герд Людвиг/INSTITUTE)

Перевод с английского Ольги Антоновой

Читайте также:

  • Планета по имени Чернобыль
  • Чернобыль: общая боль, общая забота, общая надежда (ФОТО)
  • Припять: город скорби
  • Чернобыль: молитва в зоне отчуждения (ФОТО)
  • Чернобыль: зона жизни

Поскольку вы здесь.

У нас есть небольшая просьба. Эту историю удалось рассказать благодаря поддержке читателей. Даже самое небольшое ежемесячное пожертвование помогает работать редакции и создавать важные материалы для людей.

ПРИПЯТЬ — последние новости

Припять — покинутый город в Вышгородском районе Киевской области Украины. Расположен на берегу реки Припять в трех километрах от Чернобыльской АЭС, близ границы с Республикой Беларусь. Расстояние до Киева — 160 километров. До эвакуации численность населения составляла 47,5 тысячи человек.

В 1967 году советское правительство приняло решение построить АЭС близ Чернобыля и город для строителей и работников станции. Датой основания Припяти считается 4 февраля 1970 года. Регион стал девятым атомоградом в Советском Союзе. Строительство было провозглашено всесоюзной ударной стройкой: сюда приезжали строители-комсомольцы из разных уголков СССР.

К 1986 году Припять стала благоустроенным городом с развитой инфраструктурой. В основном здесь жили и работали атомщики, члены их семей трудились на местном заводе электронной техники «Юпитер». 26 апреля 1986 года случилась авария на Чернобыльской АЭС, через 36 часов после катастрофы в Припяти объявили эвакуацию.

Сегодня Припять заброшена, территория города входит в зону отчуждения.
К настоящему времени радиационный фон в регионе удалось снизить. Сейчас в Припять водят организованные экскурсии, также сюда незаконно проникают вандалы, которые наносят ущерб городской застройке.

Чернобыльская АЭС: 37 лет после аварии и год после оккупации

Чернобыльская АЭС

Одна из крупнейших техногенных катастроф в истории человечества – авария на Чернобыльской атомной электростанции – произошла 37 лет назад. Год назад события на ЧАЭС вновь взволновали мир: станция больше месяца была захвачена российскими войсками.

Атомные электростанции пользуются особой защитой в соответствии с международным гуманитарным правом, поэтому захват АЭС в прошлом году стал беспрецедентным событием, создавшим угрозу нового ЧП.

В настоящее время МАГАТЭ располагает постоянными представительствами на всех украинских АЭС, в том числе и на Чернобыльской, и разрабатывает новые протоколы безопасности для атомных станций. Сотрудники ЧАЭС рассказали Службе новостей ООН о двух самых сложных периодах в истории станции: аварии, вошедшей в историю, и о последствиях событий прошлого года.

В день аварии

«Я вышел на работу утром 26-го апреля, как раз в день аварии, – рассказывает Евгений Яшин, в 1986-м — начальник смены химического цеха ЧАЭС. – О том, что на станции что-то произошло, мы узнали еще ночью. Слухи были самые разные.

Моя смена начиналась в восемь утра, а к семи сотрудники станции уже собрались на остановке автобуса, чтобы ехать на работу. Все говорили о том, что взорвалась система аварийного охлаждения реактора. Но, проезжая мимо четвертого энергоблока (маршрут нашего автобуса пролегал как раз так, что мы могли хорошо его видеть из окна), нам стало понятно, что произошла авария гораздо серьезнее, чем предполагалось, – стена реактора полностью вывалилась и виднелось зарево, как в сталелитейной печи.

Евгений Яшин, физхимик по специальности, (справа) пришел работать на ЧАЭС в 1977 году.

Евгений Яшин
Евгений Яшин, физхимик по специальности, (справа) пришел работать на ЧАЭС в 1977 году.

Мы приступили к действиям незамедлительно. Масштаб аварии не был оценен, команды поступали самые различные, ведь алгоритм действий для таких случаев нигде не был прописан, не подразумевалось, что такое может случиться с этими реакторами.

Мы подготавливали воду, которой тушили реактор. Сверху, уже сильно загрязненная, она стекала вниз ниже «нулевого уровня» (там были сплошные производственные помещения с оборудованием, которые тянулись под всеми четырьмя энергоблоками и были полностью затоплены). Мы ходили по колено в воде и организовывали откачку. Казалось, воду лили бесконечно, систему запустили на полную мощность, а воды требовалось все больше и больше».

Основная задача химического цеха ЧАЭС, где работал Яшин, заключалась в том, чтобы подготовить воду (системы АЭС работают на обессоленной воде), принять радиоактивные жидкие отходы, хранить их и перерабатывать.

«Если сравнить это с организмом человека, то это как кровеносная систем, – продолжает Евгений Яшин. – Химический цех готовит и поддерживает эту систему, контролирует ее. У нас был большой цех, работало около 300 человек.

27 апреля эвакуировали жителей Припяти. Тогда выехала и часть персонала станции, поэтому те, кто остался, работали и за себя, и за того парня. В это время в городе к домам подходили автобусы, загружали людей и увозили. Мы потом разыскивали свои семьи. Ведь связи такой, как сейчас, тогда не было. Родные не могли позвонить нам и предупредить, обсудить маршрут эвакуации. Я свою семью потом нашел в Житомирской области.

«Коллег осталось очень мало…»

В начале мая у нас (тех, кто работал на станции в те дни) начались изменения состава крови, и часть персонала вывезли. Потом медики отслеживали у сотрудников показатели крови, кого-то выводили из зоны на время передохнуть, чтоб человек совсем не сгорел. Последствия на своем здоровье я ощущаю и сейчас – онкология и прочее. В живых осталось уже очень мало моих коллег. Удивляюсь, что до сих пор сам жив, мне ведь 76 лет».

Евгений Яшин, физхимик по специальности, пришел работать на ЧАЭС в 1977 году: «Мне был тогда 31 год, а когда случилась авария – 40. Вначале жили с семьей в Чернобыле, а после переехали в Припять. Супруга также работала на станции –лаборантом в химическом цехе. А познакомились мы вообще в Сибири».

Чернобыльская АЭС

ГСП «Чернобыльская АЭС»

Евгений говорит, до сих пор идут споры о том, кто в большей степени виновен в том, что произошла эта авария – те, кто эксплуатировал, или же те, кто проектировал реактор: «Я уверен на 100 процентов, что проектировщики не могли запрограммировать возможность такой аварии, не могли предусмотреть в проекте, что при таких действиях с таким оборудованием возможно такое развитие событий. Персонал станции принял все меры для того, чтобы локализовать последствия аварии, а предотвратить ее он не мог. Вообще, тяжело через 37 лет вспомнить все детали, тяжело вспоминать всех…»

26-го апреля в городе Славутич, жители которого обеспечивают сейчас работу ЧАЭС, есть традиция – собираться у памятника чернобыльцам, ставить свечи и вспоминать о тех трагических событиях.

Новая угроза

«Год назад, когда ЧАЭС была захвачена российскими войсками, подумал о том, что неисповедимы пути господни, – тяжело вздыхает Яшин. – Там ведь хранится и отработанное топливо, и тысячи тонн радиоактивных отходов. Был риск принести очень большой вред. Это была бы тоже авария планетарного масштаба».

Сейчас на ЧАЭС работает инженером внучка Евгения Яшина. «Татьяна начинала тоже в химическом цехе лаборантом, а сейчас она в цехе по обращению с отработанным ядерным топливом. Работа ей нравится. Правда, – сетует Евгений, – сейчас сильно изменились условия труда – ощущаются последствия оккупации Славутича и ЧАЭС. Сотрудники вынуждены работать вахтовым методом, как в 1986-м».

Год после оккупации

Даже сейчас – спустя год после оккупации территории станции – сотрудникам ЧАЭС проблематично добраться на работу. Раньше они ездили на электричке, путь на станцию всегда занимал до 45 минут – из города Славутича, где живет основная часть персонала. Но железнодорожные пути, которые проходили через Беларусь, были взорваны в момент начала полномасштабной войны, утром 24 февраля 2022 года. И сейчас сотрудникам приходится добираться на станцию автобусами – преодолевая около 350 километров в одну сторону. Поэтому они и перешли на вахтовый метод: работают целую неделю, пребывая весь срок в зоне отчуждения.

«Мы сейчас работаем как в 86-м году: я вот только сейчас прибыл на вахту и буду здесь до следующего понедельника, – говорит заместитель главного инженера по технической безопасности ЧАЭС Александр Новиков. – Мы переделали наши офисные помещения в места вахтового отдыха, что-то типа хостелов, сделали душевые, установили стиральные машины. Радиационный контроль значительно усилили, проводим его ежедневно – в связи с тем, что люди все время живут вблизи от станции».

Чернобыльская АЭС

ГСП «Чернобыльская АЭС»

Эксперты МАГАТЭ на украинских АЭС

Вместе с сотрудниками ЧАЭС сейчас на станции сейчас постоянно присутствуют и инспекторы МАГАТЭ.

«МАГАТЭ приняло нестандартное решение – организовать постоянные представительства, – говорит Александр Новиков. – Если раньше инспекторы приезжали и, допустим, в течение нескольких дней или недель проводили инспекцию и уезжали, то сейчас представители МАГАТЭ живут вместе с нашим персоналом, проводят свою инспекционную деятельность, не уезжая со станции.

Это уникальный опыт, я не помню такого в истории этой международной организации. Каждое утро они посещают наши совещания, знакомятся с текущей обстановкой, с изменениями в технологических процессах. То есть, они полностью в курсе всех дел. Ведь один из наших главных принципов взаимодействия с МАГАТЭ – это прозрачность. Обязательно два инспектора (инспектор должен быть всегда не один, а минимум два – для того, чтобы оценка была максимально независимая и объективная) постоянно находятся на станции две-три недели. Потом происходит их ротация, на ЧАЭС таких было уже пять. Инспекторы МАГАТЭ пребывают на станции в тех же условиях, что и персонал АЭС, – они для всех равные».

В истории человечества до недавних пор не было захвата ядерных объектов, таких как АЭС.

«В истории человечества до недавних пор не было захвата ядерных объектов, таких как АЭС, – продолжает Александр Новиков. – Впервые это случилось с Чернобыльской станцией, а потом с Запорожской. Если ЧАЭС была освобождена, то Запорожская до сих пор остается захваченной. Понятно, что когда государство теряет контроль над такими объектами, не может провести инспекцию, то приходится обращаться к мировому сообществу за поддержкой».

Заброшенные здания в Припяти, в двух километрах от ЧАЭС.

Фото МАГАТЭ/Д.Сачетти
Заброшенные здания в Припяти, в двух километрах от ЧАЭС.

Ядерная безопасность: новые подходы

За 70 лет своего существования МАГАТЭ еще не сталкивалось с необходимостью контроля за безопасностью ядерных объектов, находящихся в эпицентре военных действий такой высокой интенсивности. Основной задачей агентства всегда было обеспечение ядерной и физической безопасности атомных объектов. Теперь же, по словам главы Агентства Рафаэля Гросси, «пришло время реагирования на кризисы».

Какие подходы тут возможны – представители разных стран мира (в том числе и Украины) обсуждали недавно в Вене, в штаб-квартире МАГАТЭ.

Александр Новиков, который представлял ЧАЭС в составе украинской делегации, рассказывает: «Я слышал многие доклады, и не было из них ни одного, где бы ни упоминалась война России против Украины и ни возникал вопрос – как обеспечить безопасность в таких ситуациях, которые происходят сейчас в нашей стране. Ведь любой инцидент, к примеру, на Запорожской станции, может привести к последствиям, которые ощутят на всей европейской части континента; там работает шесть энергоблоков, это самая крупная АЭС в Европе. Нельзя захватывать ядерные объекты! Зона вокруг атомных электростанций должна быть демилитаризована!»

Новый подход к обеспечению безопасности

Несмотря на все проблемы (от техногенных катастроф, которые происходили, – до беспрецедентных случаев захвата АЭС), именно за атомной энергетикой будущее, уверен собеседник Службы новостей ООН.

«Потребление электричества в мире все время растет, – говорит Александр Новиков. – В Украине половина всей электроэнергии вырабатывается атомными электростанциями, а во Франции, к примеру, – 80 процентов. Как бы ни парадоксально звучали эти слова после Чернобыля и Фукусимы, но АЭС – один из самых безопасных производителей электроэнергии. При нормальной эксплуатации, отсутствии аварий и инцидентов – это еще и наиболее чистый источник. Новые типы реакторов – надежные и управляемые. Развитие атомной энергетики – наиболее перспективный путь. Нужен лишь новый подход к обеспечению безопасности».

Чернобыль 25 лет спустя

Чернобыль 25 лет спустя

Даже спустя 25 лет после аварии на Чернобыльской АЭС, станция окружена 30-километровой зоной отчуждения, однако попасть в нее с экскурсией может практически любой желающий. Несколько десятков туристических фирм предлагают увидеть заброшенные поселки, посетить «мертвый город» Припять, сфотографироваться на фоне саркофага. Официальные маршруты проходят по наименее загрязненным участкам зоны, кроме этого за колючую проволоку регулярно проникают нелегальные туристы. Впрочем, эта территория продолжает оставаться режимной, сейчас здесь живут только вахтовые рабочие (всего на АЭС работает 3500 человек) и 200 самоселов, вернувшиеся в свои старые дома.

Аварийный четвертый блок накрыт саркофагом, который был построен в рекордные сроки — за 6 месяцев. «Саркофаг сооружался в аварийных условиях, под воздействием сильных радиационных нагрузок», — говорит директор информагентства Nuclear.Ru Илья Платонов. «Первоначально срок службы первого саркофага был рассчитан на 20 лет, после этого должен быть построен пункт окончательной изоляции ядерного топлива», — объясняет Леонид Большов, директор Института проблем безопасного развития атомной энергетики РАН и участник ликвидации аварии на Чернобыльской АЭС в 1986 году.

Сейчас в саркофаге образовались трещины, через которые радиоактивные частицы могут проникать в атмосферу, а внутрь саркофага попадает вода. «Атмосферные осадки, попадая в щели, могут вымывать радиоактивность и переносить ее в грунтовые воды», — говорит Леонид Большов. По его данным, сейчас внутри реактора уже не осталось летучих продуктов распада, таких как йод и цезий. 90% твердого топлива находится внутри энергоблока, там продолжается остаточное тепловыделение, поэтому необходимо охлаждение его воздухом. По этой причине «запечатать» реактор абсолютно герметично нельзя, а для того, чтобы радиация не попадала вместе с воздухом в атмосферу, на выходе необходимо установить фильтры. Эксперты Greenpeace уже давно говорят о рисках обрушения первого саркофага. В 2008 году российской компанией «Атомстройэкспорт» были проведены работы по стабилизации конструкции саркофага, после этого риски обрушения частично уменьшились, однако это всего лишь временное решение.

Планы строительства нового саркофага «Укрытие-2» существуют с 1992 года. В 1997 году Украиной был подписан план SIP (Shelter Implementation Plan), согласно которому Европейский союз и страны «Большой семерки» обязались выделить деньги на строительство нового саркофага. В 2007 году тендер на строительство выиграл французский консорциум Novarka, работы начались через три года. Финансирование строительства организует Европейский банк реконструкции и развития, создавший фонд «Укрытие». В 1997 году стоимость строительства оценивалась в €1 млрд, сейчас смета выросла до €1,5 млрд. На недавно прошедшей в Киеве конференции доноров Украине было обещано €550 млн, деньги перечислят США, страны Евросоюза, ЕБРР. Россия обещала перечислить на чернобыльские проекты €45 млн в течение ближайших двух лет. Тем не менее необходимая сумма все еще не собрана окончательно, сейчас на строительство нового саркофага требуется еще €190 млн, при этом не исключено, что затраты будут увеличиваться. «Расходы на строительство постоянно растут, что наводит на мысль о неэффективности расходования средств», — комментирует Леонид Большов.

Новый саркофаг представляет собой гигантскую арку высотой около 100 м, длиной 150 м и шириной 250 м, он будет выстроен рядом с четвертым энергоблоком, а затем по рельсам надвинут на аварийный энергоблок. По планам он будет гарантировать безопасность в течение 100 лет. За это время должны быть проведены работы по изъятию аварийного топлива. Новый саркофаг должен быть готов к 2015 году, но произойдет это или нет, зависит от финансирования.

Реакторы «чернобыльского типа» РБМК-1000 все еще находятся в эксплуатации в России: на Ленинградской, Смоленской и Курской АЭС. Энергоблоки были рассчитаны на 30 лет работы, после соответствующих проверок сроки службы практически всех реакторов были продлены на 5-10 лет. После аварии все они прошли несколько уровней модернизации. «После аварии на РБМК была изменена конструкции стержней управления и защиты, реактора, внедрена новая автоматическая система управления, способная остановить реактор независимо от операторов энергоблока. Было изменено обогащение топлива, что также повышает уровень безопасности. На всех АЭС были созданы тренажеры для обучения операторов при внештатных ситуаций», — объясняет Леонид Большов. «После проведенной модернизации реакторы этого типа настолько сильно изменились, что многие эксперты считают, что их неверно называть прежними РБМК-1000, — говорит Илья Платонов. — Главный их недостаток заключается в том, что это бескорпусные реакторы. В реакторах других типов, таких как ВВЭР, PWR или BWR, есть корпус, который заключен в герметичную оболочку — контейнмент. Все это — барьеры безопасности на пути выхода радиоактивных веществ в атмосферу в случае аварии».

Каждая серьезная техногенная катастрофа ведет за собой качественное изменение в системе безопасности АЭС. Авария на АЭС «Фукусима-1» сделает продление сроков службы старых российских реакторов более сложным, считает Леонид Большов. По его данным, за последний год Ростехнадзор провел 600 различных инспекций на АЭС, каждая станция проверяется несколько раз в год. «Атомная энергетика всегда балансирует между безопасностью и стоимостью. Можно построить практически безопасный реактор, но его стоимость сделает атомную энергетику нерентабельной», — подводит итог Илья Платонов.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *