Чего боялся гоголь больше всего
Перейти к содержимому

Чего боялся гоголь больше всего

  • автор:

«Николай Гоголь стал часто терять сознание»

Петр Воронков — о месте захоронения русского писателя

Обозреватель “Ъ FM” Петр Воронков рассказывает, какие вопросы о гибели автора до сих пор возникают у специалистов.

Выйти из полноэкранного режима

Развернуть на весь экран

Фото: Моллер Федор / Фотоархив журнала «Огонёк» / Коммерсантъ

На Новодевичье кладбище отправляемся сегодня, к месту захоронения Николая Васильевича Гоголя. Со смертью великого писателя связано множество тайн и загадок. Куда, например, подевалась голова автора «Мертвых душ»? Действительно ли перед кончиной он сошел с ума и сжег второй том своей бессмертной книги? И правда ли, что похоронили его живым? Но обо всем по порядку.

После перенесенной им малярии Гоголь стал часто терять сознание и падать в обмороки. При этом пульс его почти не прослушивался, дыхание было едва уловимо. Больше всего писатель боялся, что его похоронят заживо. Завещал тело его не погребать до тех пор, пока не появятся признаки разложения. Однако никто никаких признаков не ждал. Интересно: специалисты — те, кто снимал посмертную маску — утверждали, что мертвый Гоголь мало был похож на покойника. Но тогда получается, что хоронили точно мертвеца. Если он и был жив, наверняка задохнулся бы под гипсом той самой маски, которая лежала на его лице несколько часов.

Первая могила Гоголя находилась на кладбище Свято-Данилова монастыря. Но в 1930 году монастырь был закрыт, а некрополь ликвидирован. Останки пришлось перезахоранивать. Когда могилу вскрыли, вдруг выяснилось, что череп писателя отсутствует, хотя по другим сведениям он лежал рядом со скелетом. Есть данные, что Гоголь при жизни не только писал мистические повести, но и занимался магией и колдовством. В XIX веке тела колдунов обезглавливали. И значит, кто-то вскрывал могилу до перезахоронения.

Теперь о том, что сжег писатель перед смертью. Этого никто точно не знает. Почти все главы второго тома «Мертвых душ», по крайней мере те, что он читал друзьям, сразу были найдены в черновиках. Но что же жег Николай Васильевич по свидетельству слуги так настойчиво и долго? И вообще, от чего он умер, если это был не летаргический сон. По мнению современных медиков, писатель страдал от глубочайшей депрессии: не ел, не спал, был крайне ослаблен. Убить его могло и принудительное лечение. Гоголя сажали в ванну с кипятком, а сверху поливали ледяной водой. Хотя, по большому счету, все это тоже не доводы, а домыслы.

  • Петр Воронков подписаться отписаться
  • «Коммерсантъ FM». Путешествия с Петром Воронковым подписаться отписаться

Гений без головы. Страхи и странности Николая Гоголя

Картина художника Эммануила Александровича Дмитриева-Мамонова «Николай Васильевич Гоголь». 1852 год.

Николай Васильевич Гоголь — великий классик. Вернее, великим классиком он станет после смерти. А при жизни это был не только гениальный сочинитель, но и человек, подверженный многим болезням и страданиям. Более того, до сих пор никто точно не знает, какая именно из его болезней привела Гоголя к скоропостижной кончине.

Психоз и несварение

Доподлинно известно только то, что писатель беспрестанно от чего-нибудь страдал. Как только Коленька Гоголь появился на свет, все грустно вздохнули: «Не жилец». Настолько мальчик был мал и слаб. Но мальчик наперекор судьбе выжил. Правда, болел он чаще других детей, все детские болезни и взрослые простуды липли именно к нему. От этого Коля возымел привычку постоянно сидеть дома, стал необщительным, замкнутым и — странным.

Николай Гоголь.

Статья по теме

Гоголь часто говорил врачам, что у него болит живот. Эскулапы обследовали писателя, но никаких патологий не обнаружили. А вот родня Гоголя знала причину его кишечных колик: несмотря на тщедушный вид, Николай мог за раз съесть несколько блюд, которых хватило бы как минимум троим здоровым мужчинам. Вот после таких обильных обедов у Гоголя и болел живот.

Также он страдал от сильного геморроя, что заставляло его писать свои гениальные произведения стоя. В дополнение к всему писатель переболел малярийным энцефалитом и холерой.

Болели у гения не только тело, но и душа. В качестве душевной болезни Гоголю с ранних лет приписывали маниакально-депрессивный психоз. Говорят, что, вероятно, болезнь эта передалась ему по наследству — тетка Гоголя тоже была «не в себе». Она хранила еду под матрасом, натирала волосы свечным воском и показывала за обедом гримасы.

Из-за своего психоза Гоголь частенько впадал в длительные депрессии. В это время он был крайне замкнут, мог целый день просидеть, уставившись в одну точку. В такие моменты его больше всего беспокоили «душевная хандра» и «странное бездействие ума». Ведь в эти периоды он был не в состоянии написать ни строчки.

Иллюстрация Кукрыниксов к поэме Николая Гоголя «Мертвые души».

Женщин избегал

По свидетельствам современников, Гоголь категорически избегал отношений с женщинами. Только однажды в 1829 году он порадовал маму, написав, что страдает от любви к прекрасной леди. Мама, было, обрадовалась: ну, наконец-то, сын взялся за ум, скоро подарит ей внуков. Не тут-то было. В последующих письмах Коленька уже жаловался маме на то, что его кожу обсыпало пятнами, и теперь он страдает от своего внешнего вида. Говорят, тогда мать сильно журила сына, решив, что он связался с падшей женщиной, от которой подцепил «пятнистую болезнь». Однако тому, кто осилит всю переписку Гоголя с матерью, становится понятно, что сын выдумывал некоторые несоответствующие действительности факты. И прежде всего, ту самую прекрасную леди, которую он нафантазировал только для того, чтобы мать сжалилась и прислала бы ему немного денег.

Портрет Николая Гоголя работы Фёдора Моллера. 1840-е годы.

Статья по теме

Пожалуй, одной из немногих женщин, к которой Гоголь питал искренние теплые чувств, была Екатерина Хомякова, сестра одного из его друзей Николая Языкова. Правда, писатель чудил порой и у Хомяковых.

«Гоголь всегда держал себя бесцеремонно у Хомяковых, — рассказывал издатель Петр Бартенев. — Он капризничал неимоверно, приказывая по нескольку раз то приносить, то уносить какой-нибудь стакан чая, который никак не могли ему налить по вкусу: чай оказывался то слишком горячим, то крепким, то чересчур разбавленным; то стакан был слишком полон, то, напротив, Гоголя сердило, что налито слишком мало. Одним словом, присутствующим становилось неловко; им только оставалось дивиться терпению хозяев и крайней неделикатности гостя».

Но, несмотря на чудачества и капризы, Екатерина Хомякова принимала писателя таким, какой он был. «Я люблю Гоголя, — писала она в одном из писем. — . Все здесь нападают на Гоголя, говоря, что, слушая его разговор, нельзя предполагать в нём чего-нибудь необыкновенного; Иван Васильевич Киреевский говорил, что с ним почти говорить нельзя: до того он пуст. Я сержусь за это ужасно. У них кто не кричит, тот и глуп».

Репродукция рисунка художника Карла Мазера «Николай Васильевич Гоголь» из собрания Государственного литературного музея.

Частенько Екатерина и Николай уединялись и разговаривали часами. Говорят, они сошлись на своей чрезмерной религиозности и суеверности. Как-то Хомякова узнала, что муж потерял обручальное кольцо. Она сильно переживала по этому поводу, считая это дурной приметой, рассказывала о своих страхах Гоголю. Однако несчастье пришло лишь через полтора года — Хомякова скоропостижно умерла от тифа. Гоголь же решил, что смерть близкой подруги — это кара небесная для него.

Вообще, Гоголь с детства слыл невероятно религиозным и суеверным. Это в нем было от деда и бабки, которые истово молились, соблюдали все посты, ходили в церковь и в то же самое время боялись черных котов и других нехороших примет.

После смерти Хомяковой Гоголь решил начать изнурительный пост, дабы искупить все свои прегрешения. Это стало для него началом конца. Депрессия и голод окончательно помутили рассудок писателя. 24 февраля 1852 года он, пребывая в доме своего товарища графа Толстого, спалил второй том «Мертвых душ». Тогда же к Гоголю вызвали лекаря. Врач высказался о состоянии больного крайне неблагоприятно: «Все тело его до чрезвычайности похудело; глаза сделались тусклы и впали, лицо совершенно осунулось, щеки ввалились, голос ослаб. ». Врачи предполагали, что у писателя тоже начался тиф, кто-то настаивал на несварении желудка, прозвучало даже слово «менингит».

Николай Гоголь и Эдгар Дега.

Статья по теме

Лечили больного по старинке. Сажали в холодную воду и прикладывали пиявок. Теперь любой специалист знает, что для истощенного организма подобные экзекуции были смертельны. При этом Гоголь очень боялся быть похороненным живьем. Так боялся, что спать предпочитал в сидячем положении — уж сидячего-то спящего точно не перепутают с умершим. «Тела моего не погребать до тех пор, пока не покажутся явные признаки разложения. Упоминаю об этом потому, что уже во время самой болезни находили на меня минуты жизненного онемения, сердце и пульс переставали биться», — завещал классик. Друзья подчинились его воле.

Писателя не стало 21 февраля 1852 года. Ему было всего 42 года. А 31 мая 1931 года тело Гоголя решено было перезахоронить — могила находилась на территории Данилова монастыря, который отдали под колонию для несовершеннолетних. В этот день по Москве поползли страшные слухи. Те, кто присутствовал на эксгумации, уверяли, что у скелета якобы отсутствовал череп. Однако выяснилось, что в 1909 году могилу реконструировали и тогда кто-то из рабочих и мог похитить череп великого писателя. Но куда он делся? Рассказывали, что его за большие деньги заполучил в свою коллекцию Алексей Бахрушин. Кстати, именно тогда у промышленника начались неприятности, поэтому он поспешил отдать раритет родственникам самого Гоголя. О том, что дальше стало с головой писателя, история умалчивает.

Тайны Гоголя: чего боялся и что скрывал великий писатель

Портрет писателя Н.В.Гоголя

1 апреля исполняется 200 лет со дня рождения Николая Васильевича Гоголя. В истории русской литературы трудно найти фигуру более загадочную. Гениальный художник слова оставил после себя десятки бессмертных произведений и столько же тайн, до сих пор неподвластных исследователям жизни и творчества писателя.

Еще при жизни его называли и монахом, и шутником, и мистиком, а в его творчестве переплелись фантастика и реальность, прекрасное и безобразное, трагичное и комическое.

С жизнью и смертью Гоголя связано множество мифов. Уже несколько поколений исследователей творчества писателя не могут прийти к однозначному ответу на вопросы: почему Гоголь не был женат, зачем он сжег второй том «Мертвых душ» и сжигал ли вообще и, конечно же, что погубило гениального писателя.

Рождение

Точная дата рождения писателя долгое время оставалась загадкой для его современников. Сначала говорилось, что Гоголь родился 19 марта 1809 года, затем 20 марта 1810 года. И только после его смерти из публикации метрики было установлено, что будущий писатель появился на свет 20 марта 1809 года, т.е. 1 апреля по новому стилю.

Гоголь родился в крае, овеянном легендами. Рядом с Васильевкой, где было имение его родителей, находилась известная ныне всему миру Диканька. В те времена в деревне показывали дуб, у которого проходили свидания Марии с Мазепой и сорочку казненного Кочубея.

Еще мальчиком отец Николая Васильевича ездил в храм в Харьковской губернии, где был чудесный образ Божьей матери. Однажды он увидел во сне Царицу Небесную, которая указала на дитя, сидевшее на полу у Ее ног: «. Вот твоя жена». Вскоре он узнал в семимесячной дочери соседей черты того ребенка, которого видел во сне. На протяжении тринадцати лет Василий Афанасьевич продолжал следить за своей суженой. После того, как видение повторилось, он попросил руки девушки. Через год молодые поженились, пишет hrono.info.

Таинственный Карло

Через некоторое время в семье появился сын Николай, названный в честь Святителя Николая Мирликийского, перед чудотворной иконой которого Мария Ивановна Гоголь дала обет.

От матери Николай Васильевич унаследовал тонкую душевную организацию, склонность к богобоязненной религиозности и интерес к предчувствию. Отцу же его была присуща мнительность. Неудивительно, что Гоголя с детства увлекали тайны, вещие сны, роковые приметы, что позже проявилось на страницах его произведений.

Когда Гоголь учился в Полтавском училище, скоропостижно скончался его младший брат Иван, слабый здоровьем. Для Николая это потрясение было настолько сильным, что его пришлось забрать из училища и отправить в Нежинскую гимназию.

В гимназии Гоголь прославился как актер гимназического театре. По словам товарищей, он неустанно шутил, разыгрывал друзей, подмечая их смешные черты, совершал проделки, за которые его наказывали. При этом он оставался скрытным — о своих планах никому не рассказывал, за что получил прозвище Таинственный Карло по имени одного из героев романа Вальтера Скотта «Черный карлик».

Первая сожженная книга

В гимназии Гоголь мечтает о широкой общественной деятельности, которая позволила бы ему совершить нечто великое «для общего блага, для России». С этими широкими и смутными планами он приехал в Петербург и испытал первое тяжелое разочарование.

Гоголь публикует свое первое произведение – поэму в духе немецкой романтической школы «Ганс Кюхельгартен». Псевдоним В.Алов спас имя Гоголя от обрушившейся критики, но сам автор так тяжело воспринял провал, что скупил в магазинах все нераспроданные экземпляры книги и сжег их. Писатель до конца своей жизни так никому и не признался, что Алов — это его псевдоним.

Позднее Гоголь получил службу в одном из департаментов министерства внутренних дел. «Переписывая глупости господ-столоначальников», молодой канцелярист внимательно присматривался к жизни и быту своих коллег чиновников. Эти наблюдения пригодятся ему потом для создания знаменитых повестей «Нос», «Записки сумасшедшего» и «Шинель».

«Вечера на хуторе близ Диканьки», или детские воспоминания

После знакомства с Жуковским и Пушкиным вдохновленный Гоголь принимается писать одно из своих лучших произведений — «Вечера на хуторе близ Диканьки». Обе части «Вечеров» были изданы под псевдонимом пасечника Рудого Панька.

Некоторые эпизоды книги, в которой настоящая жизнь переплеталась с легендами, были навеяны детскими видениями Гоголя. Так, в повести «Майская ночь, или Утопленница» эпизод, когда мачеха, превратившаяся в черную кошку, пытается задушить дочку сотника, но в результате лишается лапы с железными когтями, напоминает реальную историю из жизни писателя.

Как-то родители оставили сына дома, а прочие домочадцы легли спать. Вдруг Никоша — так называли Гоголя в детстве — услышал мяуканье, а через мгновение увидел крадущуюся кошку. Ребенок был напуган до полусмерти, но у него хватило мужества схватить кошку и выбросить в пруд. «Мне казалось, что я утопил человека», — писал позже Гоголь.

Почему Гоголь не был женат?

Несмотря на успех своей второй книги, Гоголь все еще отказывался считать литературный труд своей главной задачей. Он преподавал в женском Патриотическом институте, где часто рассказывал юным барышням занимательные и поучительные истории. Слава о талантливом «преподавателе-рассказчике» даже дошла до Санкт-Петербургского университета, куда его пригласили читать лекции на кафедре всеобщей истории.

В личной жизни писателя все оставалось без перемен. Существует предположение, что Гоголь никогда не имел намерения жениться. Между тем многие современники писателя считали, что тот был влюблен в одну из первых придворных красавиц Александру Осиповну Смирнову-Россет и писал ей, даже когда она уехала с мужем из Петербурга.

Позднее Гоголь был увлечен графиней Анной Михайловной Виельгорской, пишет gogol.lit-info.ru. С семьей Виельгорских писатель познакомился в Петербурге. Образованные и добрые люди сердечно приняли Гоголя и оценили его талант. Особенно подружился писатель с младшей дочерью Виельгорских Анной Михайловной.

В отношении графини Николай Васильевич мнил себя духовным наставником и учителем. Он давал ей советы, касающиеся русской литературы, стремился поддержать в ней интерес ко всему русскому. В свою очередь, Анна Михайловна всегда интересовалась здоровьем, литературными успехами Гоголя, чем поддерживала в нем надежду на взаимность.

По семейному преданию Виельгорских, Гоголь решился сделать предложение Анне Михайловне в конце 1840-х годов. «Однако предварительные переговоры с родственниками сразу же убедили его, что неравенство их общественного положения исключает возможность такого брака», — сообщается в новейшем издании переписки Гоголя с Виельгорскими.

После неудачной попытки устроить свою семейную жизнь Гоголь писал Василию Андреевичу Жуковскому в 1848 году, что не должен, как ему кажется, связывать себя никакими узами на земле, в том числе и жизнью семейной.

«Вий» — «народное предание», придуманное Гоголем

Увлечение историей Украины вдохновило Гоголя на создание повести «Тарас Бульба», вошедшей в сборник 1835 года «Миргород». Экземпляр “Миргорода” он передал министру народного просвещения Уварову для поднесения императору Николаю I.

В сборник вошло одно из самых мистических произведений Гоголя – повесть «Вий». В примечании к книге Гоголь написал, что повесть «есть народное предание», которое он передал именно так как слышал, ничего не изменив. Между тем, исследователями до сих пор не найдено ни одного произведения фольклора, которое точно напоминало бы «Вий».

Имя фантастического подземного духа — Вия — было придумано писателем в результате соединения имени властителя преисподней «железного Ния» (из украинской мифологии) и украинского слова «вия» — веко. Отсюда — длинные веки гоголевского персонажа.

Бегство

Встреча в 1831 году с Пушкиным имела для Гоголя судьбоносное значение. Александр Сергеевич не только поддерживал начинающего писателя в литературной среде Петербурга, но и подарил ему сюжеты «Ревизора» и «Мертвых душ».

Пьеса «Ревизор», впервые поставленная на сцене в мае 1836 года, была благосклонно принята самим государем-императором, который в обмен на экземпляр книги подарил Гоголю бриллиантовый перстень. Однако критики оказались не столь щедрыми на похвалы. Пережитое разочарование стало началом затяжной депрессии писателя, который в этом же году уехал за границу «размыкать тоску».

Впрочем, решение об отъезде трудно объяснить только реакцией на критику. Гоголь собрался в путешествие еще до премьеры «Ревизора». Он уехал за границу в июне 1836-го, исколесил чуть ли не всю Западную Европу, дольше всего пробыв в Италии. В 1839 году писатель возвращался на родину, но через год вновь объявил друзьям об отъезде и пообещал привезти в следующий раз первый том «Мертвых душ».

В один из майских дней 1840 года Гоголя провожали его друзья Аксаков, Погодин и Щепкин. Когда экипаж скрылся из виду, они заметили, что черные тучи заволокли половину неба. Внезапно сделалось темно, и друзьями овладели мрачные предчувствия о судьбе Гоголя. Как оказалось, неслучайно…

Болезнь

В 1839 году в Риме Гоголь схватил сильнейшую болотную лихорадку (малярию). Ему чудом удалось избежать смерти, но тяжелая болезнь привела к прогрессирующему душевному и физическому расстройству здоровья. Как пишут некоторые исследователи жизни Гоголя, болезнь поразила мозг писателя. У него начали случаться припадки и обмороки, что характерно для малярийного энцефалита. Но самым страшным для Гоголя были видения, посещавшие его во время болезни.

Как писала сестра Гоголя Анна Васильевна, за границей писатель надеялся получить от кого-нибудь «благословение», и когда проповедник Иннокентий подарил ему образ Спасителя, то писатель воспринял его как знак свыше ехать в Иерусалим, к Гробу Господню.

Однако пребывание в Иерусалиме не принесло ожидаемого результата. «Ещё никогда не был я так мало доволен состоянием сердца своего, как в Иерусалиме и после Иерусалима, — говорил Гоголь. — У Гроба Господня я был как будто затем, чтобы там на месте почувствовать, как много во мне холода сердечного, как много себялюбия и самолюбия».

В ночь на 12 февраля 1852 года

Лишь ненадолго болезнь отступила. Осенью 1850 года, оказавшись в Одессе, Гоголь почувствовал себя лучше, он вновь стал бодрым и веселым как и прежде. В Москве он прочитал отдельные главы второго тома «Мертвых душ» своим друзьям, и, видя всеобщее одобрение и восторг, начал работать с удвоенной энергией.

Однако, как только второй том «Мертвых душ» был дописан, Гоголь ощутил опустошенность. Все больше им стал овладевать «страх смерти», которым когда-то мучился его отец.

Тяжелое состояние усугубляли беседы с фанатичным священником — Матвеем Константиновским, который укорял Гоголя в его мнимой греховности, демонстрировал ужасы Страшного суда, мысли о которых мучили писателя с раннего детства. Духовник Гоголя потребовал отречься от Пушкина, перед талантом которого Николай Васильевич преклонялся.

В ночь на 12 февраля 1852 года произошло событие, обстоятельства которого до сих пор остаются загадкой для биографов. Николай Гоголь молился до трех часов, после чего взял портфель, извлек из него несколько бумаг, а остальное велел бросить в огонь. Перекрестившись, он вернулся в постель и неудержимо заплакал.

Считается, что в ту ночь он сжег именно второй том «Мертвых душ». Однако позже рукопись второго тома нашли среди его книг. А то, что было сожжено в камине, до сих неясно, пишет «Комсомольская правда».

После этой ночи Гоголь еще больше углубился в собственные страхи. Он страдал тафефобией — боязнью быть заживо похороненным. Этот страх был столь силен, что писатель неоднократно отдавал письменные поручения хоронить его только тогда, когда появятся явные признаки трупного разложения.

В то время врачи не могли распознать его психическое заболевание и лечили снадобьями, которые только ослабляли его. Если бы медики своевременно начали лечить его от депрессии, писатель прожил гораздо дольше, пишет Седмица.Ru, цитируя доцента Пермской медицинской академии М. И. Давидова, проанализировавшего сотни документов, изучая болезнь Гоголя.

Тайна черепа

Николай Васильевич Гоголь умер 21 февраля 1852 года. Его похоронили на кладбище Свято-Данилова монастыря, а в 1931 монастырь и кладбище на его территории были закрыты. Когда останки Гоголя переносили на Новодевичье кладбище, обнаружили, что из гроба покойного украден череп.

По версии профессора Литературного института, писателя В.Г.Лидина, присутствовавшего на вскрытии могилы, череп Гоголя был извлечен из могилы в 1909 году. В том году меценат и основатель театрального музея Алексей Бахрушин подговорил монахов добыть для него череп Гоголя. «В Бахрушинском театральном музее в Москве имеются три неизвестно кому принадлежащие черепа: один из них, по предположению, — череп артиста Щепкина, другой — Гоголя, о третьем — ничего не известно», — писал Лидин в своих воспоминаниях «Перенесение праха Гоголя».

Слухи об украденной голове писателя позднее мог использовать Михаил Булгаков, большой почитатель таланта Гоголя, в своем романе «Мастер и Маргарита». В книге он написал об украденной из гроба голове председателя правления МАССОЛИТа, отрезанной трамвайными колесами на Патриарших прудах.

Материал подготовлен редакцией rian.ru на основе информации РИА Новости и открытых источников

Николай Гоголь: щеголь, коллекционер, рукодельник

Николая Гоголя называли мистиком, сатириком, прорицателем жизни и гением. После его смерти публицист Иван Аксаков писал: «Много еще пройдет времени, пока уразумеется вполне все глубокое и строгое значение Гоголя». Портал «Культура.РФ» рассказывает о его талантах и увлечениях, страхах и творчестве.

«Фрак по последней моде»: Гоголь — молодой щеголь

интересовался модой с юности: сам подшивал себе сюртуки, кроил наряды сестрам. В 1827 году он писал своему ближайшему другу Герасиму Высоцкому: «Позволь еще тебя попросить об одном деле: нельзя ли заказать у вас в Петербурге  портному самому лучшему фрак для меня? Узнай, что стоит пошитье самое отличное фрака по последней моде. Напиши, пожалуйста, какие модные материи у вас на жилеты, на панталоны. Какой-то у вас модный цвет на фраки?» А сразу после окончания Нежинского лицея Гоголь раньше своих товарищей оделся в штатский костюм. Его учитель Иван Кулжинский вспоминал:

Как теперь вижу его, в светло-коричневом сюртуке, которого полы подбиты были какою-то красною материей в больших клетках. Такая подкладка почиталась тогда nec plus ultra (с лат. «крайняя степень». — Прим. ред.) молодого щегольства, и Гоголь, идучи по гимназии, беспрестанно обеими руками, как будто ненарочно, раскидывал полы сюртука, чтобы показать подкладку.

Иван Кулжинский, «Воспоминания учителя», 1854 год

«Я заставал его перед столом с ножницами и другими портняжными материалами»: Гоголь — страстный рукодельник

. Еще в детстве, как вспоминала его сестра Ольга, он «ходил к бабушке и просил шерсти, вроде гаруса, чтобы выткать поясок: он на гребенке ткал пояски», а позже писателя можно было застать за вышиванием и вязанием: «Несмотря на жар в комнате, мы заставали его еще в шерстяной фуфайке поверх сорочки. «Ну, сидеть, да смирно!» — скажет он и продолжает свое дело, состоявшее обыкновенно в вязанье на спицах шарфа или ермолки или в писании чего-то чрезвычайно мелким почерком на чрезвычайно маленьких клочках бумаги», — вспоминал сын историка Михаила Погодина — Дмитрий Погодин.

А Павел Анненков в своих воспоминаниях рассказывал, что «с приближением лета он [Гоголь] начинал выкраивать для себя шейные платки из кисеи и батиста, подпускать жилеты на несколько линий ниже проч., и занимался этим делом весьма серьезно. Я заставал его перед столом с ножницами и другими портняжными материалами, в сильной задумчивости». Гоголь также рисовал узоры для тканья ковров, кроил занавески и сестрам платья.

Издание в шестнадцатую долю листа: коллекция Гоголя

Гоголь любил книги, но особенно ему нравились миниатюрные издания, на которые он мог тратить большие деньги: «Страсть к ним до того развилась в нем, — писал первый биограф Гоголя Пантелеймон Кулиш, — что, не любя и не зная математики, он выписал «Математическую энциклопедию» Перевощикова на собственные свои деньги, за то только, что она издана была в шестнадцатую долю листа».

«Первый удар, нанесенный школьной идеализации»: знакомство с Пушкиным

В 1828 году Николай Гоголь вместе с другом Александром Данилевским переехал в Петербург. Он мечтал познакомиться с Александром Пушкиным 

, поэтому незамедлительно поехал к дому поэта. Литературный критик Павел Анненков записал со слов Гоголя:

Чем ближе подходил он к квартире Пушкина, тем более овладевала им робость и наконец у самых дверей квартиры развилась до того, что он убежал в кондитерскую и потребовал рюмку ликера. Подкрепленный им, он снова возвратился на приступ, смело позвонил и на вопрос свой: «Дома ли хозяин?» — услыхал ответ слуги: «Почивают!» Было уже поздно на дворе. Гоголь с великим участием спросил: «Верно, всю ночь работал?» — «Как же, работал, — отвечал слуга, — в картишки играл». Гоголь признавался, что это был первый удар, нанесенный школьной идеализации его».

Павел Анненков со слов Гоголя, «Материалы для биографии Пушкина», 1873 год

Впервые писатели смогли встретиться лишь через два года — знакомство состоялось в мае 1831-го на даче поэта Петра Плетнёва. Пушкин высоко оценил талант Гоголя, он писал: «Сейчас прочел «Вечера близ Диканьки» 

. Они изумили меня. Вот настоящая веселость, искренняя, непринужденная, без жеманства, без чопорности. А местами какая поэзия, какая чувствительность! Все это так необыкновенно в нашей литературе, что я доселе не образумился».

Читайте также:

  • Как читать «Гранатовый браслет» Куприна
  • Как переживали изоляцию русские писатели и их герои
  • Пишите письма: как Чехов

«Он читал драматичнее Островского»: Гоголь — неподражаемый рассказчик

Несмотря на замкнутый характер, Николай Гоголь был потрясающим рассказчиком и чтецом. Писатель Иван Панаев вспоминал: «Гоголь читал неподражаемо. Между современными литераторами лучшими чтецами своих произведений считаются Островский 

и Писемский: Островский читает без всяких драматических эффектов, с величайшей простотою, придавая между тем должный оттенок каждому лицу; Писемский читает как актер — он, так сказать, разыгрывает свою пьесу в чтении… В чтении Гоголя было что-то среднее между двумя этими манерами чтений. Он читал драматичнее Островского и с гораздо большей простотою, чем Писемский…»

Однажды Гоголь читал «Ревизора» 

у одной высокопоставленной особы в присутствии большого общества и генералов. «Каждое действующее лицо этой комедии говорило у Гоголя своим голосом и с своей мимикой, — рассказывал современник Гоголя Тимофей Пащенко. — Все слушатели много и от души смеялись, благодарили талантливого автора и превосходного чтеца за доставленное удовольствие, и Гоголь получил в подарок превосходные часы.

«С этим малороссом надо быть осторожнее»: сюжет для «Мертвых душ»

Сюжет для поэмы о махинаторе Чичикове писателю подсказал Александр Пушкин. Подобную историю поэт услышал во время кишиневской ссылки в 1820 году. В городе Бендеры никто не регистрировал смерти — имена умерших присваивали себе беглые крестьяне. В течение нескольких лет в Бендерах по документам не было ни одной смерти. Через несколько лет услышанное Пушкин переделал и рассказал Гоголю. В «Авторской исповеди», изданной посмертно, Гоголь рассказывал:

Может быть, с летами и с потребностью развлекать себя, веселость эта исчезнула бы, а с нею вместе и мое писательство. Но Пушкин заставил меня взглянуть на дело сурьезно. Он уже давно склонял меня приняться за большое сочинение, и наконец один раз, после того, как я ему прочел одно небольшое изображение небольшой сцены, но которое, однако ж, поразило его больше всего мной прежде читанного, он мне сказал: «Как с этой способностью угадывать человека и несколькими чертами выставлять его вдруг всего как живого, с этой способностью, не приняться за большое сочинение! Это просто грех!» …И в заключение всего отдал мне свой собственный сюжет, из которого он хотел сделать сам что-то вроде поэмы и которого, по словам его, он бы не отдал другому никому. Это был сюжет «Мертвых душ» 

Но известно, что Пушкин не так охотно уступил Гоголю сюжет, в кругу близких он говорил: «С этим малороссом надо быть осторожнее: он обирает меня так, что и кричать нельзя».

Одному из первых главы поэмы Гоголь читал именно Пушкину: «Когда я начал читать Пушкину первые главы из «Мертвых душ» в том виде, как они были прежде, то Пушкин, который всегда смеялся при моем чтении (он же был охотник до смеха), начал понемногу становиться все сумрачнее, сумрачнее, а наконец сделался совершенно мрачен. Когда же чтение кончилось, он произнес голосом тоски: «Боже, как грустна наша Россия!» Первый том произведения был издан в 1842 году. Гоголь задумывал трехтомник, но второй том, полностью написанный, писатель сжег, а третий — не успел написать.

«…Он трясся всем телом и весь потупился»: страхи Гоголя

У Гоголя было много фобий: он боялся грозы и обмороков, смерти и быть погребенным заживо.

Знакомая писателя Александра Смирнова рассказывала, как Гоголь во время чтения ей глав из «Мертвых душ» почувствовал приближение грозы: «Я вся обратилась в слух. Дело шло об Уленьке, бывшей уже замужем за Тентетниковым. Удивительно было описано их счастие, взаимное отношение и воздействие одного на другого… Тогда был жаркий день, становилось душно. Гоголь делался беспокоен и вдруг захлопнул тет­радь. Почти одновременно с этим послышался первый удар грома, и разра­зилась страшная гроза. Нельзя себе представить, что стало с Гоголем: он трясся всем телом и весь потупился. После грозы он боялся один идти домой. Виельгорский взял его под руку и отвел».

Из-за боязни обмороков и замирания Николай Гоголь мог большую часть ночи проводить на диване — не ложась в кровать. Павел Анненков рассказывал, что писатель всю ночь бодрствовал, а под утро «разметывал свою постель для того, чтоб общая наша служанка, прибиравшая комнаты, не могла иметь подозрение о капризе жильца своего, в чем, однако же, успел весьма мало, как и следовало ожидать».

Этот страх у писателя появился после смерти близкого друга — графа Иосифа Виельгорского. Их отношениям Гоголь посвятил неоконченную повесть «Ночи на вилле». В 1837 году Виельгорский заболел туберкулезом. Писатель ухаживал за больным, проводил возле его постели бессонные ночи, видел его кончину. В 1839 году Николай Гоголь писал: «Я ни во что теперь не верю и если встречаю что прекрасное, то жмурю глаза и стараюсь не глядеть на него. От него мне несет запахом могилы. «Оно на короткий миг», — шепчет глухо внятный мне голос».

Через шесть лет, в 1845 году, Гоголь написал завещание: «…тела моего не погребать до тех пор, пока не покажутся явные признаки разложения. Упоминаю об этом потому, что уже во время самой болезни находили на меня минуты жизненного онемения, сердце и пульс переставали биться… Будучи в жизни своей свидетелем многих печальных событий от нашей неразумной торопливости во всех делах, даже и в таком, как погребение, я возвещаю это здесь в самом начале моего завещания, в надежде, что, может быть, посмертный голос мой напомнит вообще об осмотрительности».

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *