Сербия какая религия преобладает в стране
Перейти к содержимому

Сербия какая религия преобладает в стране

  • автор:

Список стран по доминирующей религии

Численность последователей разных религий мира исследуется аналитическим центром Pew Research. На основании опросов, проведенных во всех странах мира, был опубликован соответствующий рейтинг стран по доминирующей религии (Largest religious group). В него включены такие популярные мировые религии как ислам, христианство, буддизм, иудаизм, индуизм и другие.

Как показывает статистика, самым популярной религией остается христианство. Вторая религия по популярности — ислам. Так, христианство является ведущей религией в 162 странах, ислам — в 50 странах, буддизм — в 8 странах. При этом есть 7 стран, где ни одна из религий не является популярной (большинство населения — атеисты). Также не стоит забывать об одной стране в мире, где главной религией является иудаизм — Израиль. В таблице также приведены данные о второй по популярности религии в каждой из стран. Исследование проводилось в 2010 году (более свежих данных пока нет).

Страна Доминирующая религия % Вторая по значимости религия %
1 Американское Самоа Христианство 98,30% Атеизм (неверующие) 0,71%
2 Андорра Христианство 89,50% Атеизм (неверующие) 8,76%
3 Ангола Христианство 90,50% Атеизм (неверующие) 5,14%
4 Ангилья Христианство 90,60% Атеизм (неверующие) 3,99%
5 Антигуа и Барбуда Христианство 93,00% Национальная религия 3,62%
6 Аргентина Христианство 85,20% Атеизм (неверующие) 12,17%
7 Армения Христианство 98,50% Атеизм (неверующие) 1,32%
8 Аруба Христианство 91,90% Атеизм (неверующие) 5,98%
9 Австралия Христианство 67,30% Атеизм (неверующие) 24,20%
10 Австрия Христианство 80,40% Атеизм (неверующие) 13,51%
11 Багамские о-ва Христианство 96,00% Атеизм (неверующие) 3,10%
12 Барбадос Христианство 95,20% Атеизм (неверующие) 1,95%
13 Беларусь Христианство 71,20% Атеизм (неверующие) 28,56%
14 Бельгия Христианство 64,20% Атеизм (неверующие) 29,04%
15 Белиз Христианство 87,60% Атеизм (неверующие) 8,94%
16 Бенин Христианство 53,00% Ислам 23,84%
17 Бермудские о-ва Христианство 75,00% Атеизм (неверующие) 19,44%
18 Боливия Христианство 93,90% Атеизм (неверующие) 4,07%
19 Босния и Герцеговина Христианство 52,30% Ислам 45,20%
20 Ботсвана Христианство 72,10% Атеизм (неверующие) 20,56%
21 Бразилия Христианство 88,90% Атеизм (неверующие) 7,91%
22 Виргинские острова Христианство 84,50% Национальная религия 8,39%
23 Болгария Христианство 82,10% Ислам 13,67%
24 Бурунди Христианство 91,50% Национальная религия 5,70%
25 Камерун Христианство 70,30% Ислам 18,32%
26 Канада Христианство 69,00% Атеизм (неверующие) 23,65%
27 Кабо-Верде Христианство 89,10% Атеизм (неверующие) 9,11%
28 Карибские острова Христианство 93,90% Атеизм (неверующие) 3,28%
29 Каймановы острова Христианство 83,50% Атеизм (неверующие) 9,39%
30 ЦАР Христианство 89,50% Ислам 8,50%
31 Нормандские о-ва Христианство 85,20% Атеизм (неверующие) 14,21%
32 Чили Христианство 89,40% Атеизм (неверующие) 8,61%
33 Колумбия Христианство 92,50% Атеизм (неверующие) 6,59%
34 Острова Кука Христианство 96,00% Атеизм (неверующие) 3,24%
35 Коста-Рика Христианство 90,90% Атеизм (неверующие) 7,93%
36 Хорватия Христианство 93,40% Атеизм (неверующие) 5,12%
37 Куба Христианство 59,20% Атеизм (неверующие) 23,04%
38 Кюрасао Христианство 93,90% Атеизм (неверующие) 3,28%
39 Кипр Христианство 73,20% Ислам 25,28%
40 ДР Конго Христианство 95,80% Атеизм (неверующие) 1,77%
41 Дания Христианство 83,50% Атеизм (неверующие) 11,79%
42 Доминика Христианство 94,40% Национальная религия 2,96%
43 Доминиканская Республика Христианство 88,00% Атеизм (неверующие) 10,91%
44 Эквадор Христианство 94,10% Атеизм (неверующие) 5,50%
45 Сальвадор Христианство 88,20% Атеизм (неверующие) 10,97%
46 Экваториальная Гвинея Христианство 88,70% Атеизм (неверующие) 4,99%
47 Эритрея Христианство 62,90% Ислам 36,56%
48 Эфиопия Христианство 62,80% Ислам 34,58%
49 Фарерские острова Христианство 98,00% Атеизм (неверующие) 1,67%
50 Фолклендские острова Христианство 67,20% Атеизм (неверующие) 31,51%
51 Микронезия Христианство 95,30% Национальная религия 2,69%
52 Фиджи Христианство 64,40% Индуизм 27,94%
53 Финляндия Христианство 80,10% Атеизм (неверующие) 19,09%
54 Франция Христианство 63,00% Атеизм (неверующие) 28,00%
55 Гвиана Христианство 84,40% Национальная религия 9,10%
56 Французская Полинезия Христианство 94,00% Атеизм (неверующие) 4,93%
57 Габон Христианство 76,50% Ислам 11,25%
58 Грузия Христианство 88,50% Ислам 10,74%
59 Германия Христианство 68,70% Атеизм (неверующие) 24,73%
60 Гана Христианство 74,90% Ислам 15,82%
61 Гибралтар Христианство 88,80% Ислам 4,03%
62 Греция Христианство 88,10% Атеизм (неверующие) 6,14%
63 Гренландия Христианство 96,10% Атеизм (неверующие) 2,47%
64 Гренада Христианство 96,60% Национальная религия 1,27%
65 Гваделупа Христианство 95,90% Атеизм (неверующие) 2,48%
66 Гуам Христианство 94,20% Атеизм (неверующие) 1,69%
67 Гватемала Христианство 95,20% Атеизм (неверующие) 4,13%
68 Гайана Христианство 66,00% Индуизм 24,86%
69 Гаити Христианство 86,90% Атеизм (неверующие) 10,61%
70 Гондурас Христианство 87,60% Атеизм (неверующие) 10,46%
71 Венгрия Христианство 81,00% Атеизм (неверующие) 18,59%
72 Исландия Христианство 95,00% Атеизм (неверующие) 3,46%
73 Ирландия Христианство 92,00% Атеизм (неверующие) 6,18%
74 Остров Мэн Христианство 84,10% Атеизм (неверующие) 15,41%
75 Италия Христианство 83,30% Атеизм (неверующие) 12,39%
76 Кот-д’Ивуар Христианство 44,10% Ислам 37,46%
77 Ямайка Христианство 77,20% Атеизм (неверующие) 17,16%
78 Кения Христианство 84,80% Ислам 9,68%
79 Кирибати Христианство 97,00% Другие религии 2,20%
80 Латвия Христианство 55,80% Атеизм (неверующие) 43,78%
81 Лесото Христианство 96,80% Атеизм (неверующие) 3,05%
82 Либерия Христианство 85,90% Ислам 12,00%
83 Лихтенштейн Христианство 91,90% Ислам 5,00%
84 Литва Христианство 89,80% Атеизм (неверующие) 10,00%
85 Люксембург Христианство 70,40% Атеизм (неверующие) 26,84%
86 Мадагаскар Христианство 85,30% Атеизм (неверующие) 6,94%
87 Малави Христианство 82,70% Ислам 12,97%
88 Мальта Христианство 97,00% Атеизм (неверующие) 2,54%
89 Маршалловы о-ва Христианство 97,50% Атеизм (неверующие) 1,50%
90 Мартиника Христианство 96,50% Атеизм (неверующие) 2,31%
91 Мексика Христианство 95,10% Атеизм (неверующие) 4,70%
92 Молдова Христианство 97,40% Атеизм (неверующие) 1,38%
93 Монако Христианство 86,00% Атеизм (неверующие) 11,65%
94 Черногория Христианство 78,10% Ислам 18,71%
95 Монсеррат Христианство 93,50% Атеизм (неверующие) 4,78%
96 Мозамбик Христианство 56,70% Ислам 17,97%
97 Намибия Христианство 97,50% Атеизм (неверующие) 1,95%
98 Науру Христианство 79,00% Национальная религия 8,06%
99 Нидерланды Христианство 50,60% Атеизм (неверующие) 42,06%
100 Новая Каледония Христианство 85,20% Атеизм (неверующие) 10,40%
101 Новая Зеландия Христианство 57,00% Атеизм (неверующие) 36,61%
102 Никарагуа Христианство 85,80% Атеизм (неверующие) 12,54%
103 Нигерия Христианство 49,30% Ислам 48,79%
104 Ниуэ Христианство 96,40% Атеизм (неверующие) 3,30%
105 Северные Марианские о-ва Христианство 81,30% Буддизм 10,56%
106 Норвегия Христианство 84,70% Атеизм (неверующие) 10,12%
107 Палау Христианство 86,70% Другие религии 10,44%
108 Панама Христианство 93,00% Атеизм (неверующие) 4,80%
109 Папуа — Новая Гвинея Христианство 99,20% Национальная религия 0,45%
110 Парагвай Христианство 96,90% Национальная религия 1,68%
111 Перу Христианство 95,50% Атеизм (неверующие) 2,97%
112 Филиппины Христианство 92,60% Ислам 5,52%
113 Польша Христианство 94,30% Атеизм (неверующие) 5,61%
114 Португалия Христианство 91,90% Атеизм (неверующие) 7,46%
115 Пуэрто-Рико Христианство 96,70% Атеизм (неверующие) 1,90%
116 Македония Христианство 59,30% Ислам 39,27%
117 Конго Христианство 85,90% Атеизм (неверующие) 8,99%
118 Реюньон Христианство 87,60% Индуизм 4,51%
119 Румыния Христианство 99,50% Ислам 0,34%
120 Россия Христианство 73,30% Атеизм (неверующие) 16,22%
121 Руанда Христианство 93,40% Атеизм (неверующие) 3,61%
122 Самоа Христианство 96,80% Атеизм (неверующие) 2,50%
123 Сан-Марино Христианство 91,60% Атеизм (неверующие) 7,17%
124 Сан-Томе и Принсипи Христианство 82,20% Атеизм (неверующие) 12,55%
125 Сербия Христианство 92,60% Ислам 4,08%
126 Сейшельские острова Христианство 94,00% Индуизм/Атеизм (неверующие) 2,12%
127 Синт-Мартен Христианство 93,90% Атеизм (неверующие) 3,28%
128 Словакия Христианство 85,30% Атеизм (неверующие) 14,29%
129 Словения Христианство 78,40% Атеизм (неверующие) 17,99%
130 Соломоновы о-ва Христианство 97,40% Национальная религия 1,33%
131 ЮАР Христианство 81,20% Атеизм (неверующие) 14,87%
132 Южный Судан Христианство 60,50% Национальная религия 32,88%
133 Испания Христианство 78,60% Атеизм (неверующие) 18,97%
134 Остров Св. Елены Христианство 96,50% Атеизм (неверующие) 3,30%
135 Сент-Китс и Невис Христианство 94,60% Атеизм (неверующие) 1,59%
136 Сент-Люсия Христианство 91,10% Атеизм (неверующие) 6,00%
137 Сен-Пьер и Микелон Христианство 94,70% Атеизм (неверующие) 3,82%
138 Сент-Винсент и Гренадины Христианство 88,70% Индуизм 3,36%
139 Суринам Христианство 51,60% Индуизм 19,84%
140 Свазиленд Христианство 88,10% Атеизм (неверующие) 10,09%
141 Швеция Христианство 67,20% Атеизм (неверующие) 27,03%
142 Швейцария Христианство 72,70% Атеизм (неверующие) 20,86%
143 Танзания Христианство 61,40% Ислам 35,18%
144 Восточный Тимор Христианство 99,60% Национальная религия 0,12%
145 Того Христианство 43,70% Национальная религия 35,60%
146 Токелау Христианство 99,80% Другие религии 0,15%
147 Тонга Христианство 98,90% Другие религии 0,89%
148 Тринидад и Тобаго Христианство 65,90% Индуизм 22,68%
149 Острова Теркс и Кайкос Христианство 92,10% Атеизм (неверующие) 4,59%
150 Тувалу Христианство 96,70% Другие религии 1,89%
151 Виргинские острова (США) Христианство 94,80% Атеизм (неверующие) 3,73%
152 Уганда Христианство 86,70% Ислам 11,50%
153 Украина Христианство 83,80% Атеизм (неверующие) 14,71%
154 Великобритания Христианство 64,30% Атеизм (неверующие) 27,75%
155 США Христианство 78,30% Атеизм (неверующие) 16,43%
156 Уругвай Христианство 57,90% Атеизм (неверующие) 40,71%
157 Вануату Христианство 93,30% Национальная религия 4,09%
158 Ватикан Христианство 100,00% 0,00%
159 Венесуэла Христианство 89,30% Атеизм (неверующие) 10,00%
160 Уоллис и Футуна Христианство 97,40% Национальная религия 1,17%
161 Замбия Христианство 97,60% Другие религии 0,93%
162 Зимбабве Христианство 87,00% Атеизм (неверующие) 7,86%
163 Макао Национальная религия 58,90% Буддизм 17,27%
164 Тайвань Национальная религия 44,20% Буддизм 21,32%
165 Вьетнам Национальная религия 45,30% Атеизм (неверующие) 29,64%
166 Афганистан Ислам 99,70% Христианство 0,10%
167 Албания Ислам 80,30% Христианство 18,02%
168 Алжир Ислам 97,90% Атеизм (неверующие) 1,85%
169 Азербайджан Ислам 96,90% Христианство 3,01%
170 Бахрейн Ислам 70,30% Христианство 14,52%
171 Бангладеш Ислам 90,40% Индуизм 8,53%
172 Бруней Ислам 75,10% Христианство 9,40%
173 Буркина-Фасо Ислам 61,60% Христианство 22,54%
174 Чад Ислам 55,30% Христианство 40,63%
175 Коморские о-ва Ислам 98,30% Национальная религия 0,97%
176 Джибути Ислам 96,90% Христианство 2,27%
177 Египет Ислам 94,90% Христианство 5,08%
178 Гамбия Ислам 95,10% Христианство 4,54%
179 Гвинея Ислам 84,40% Христианство 10,94%
180 Гвинея-Бисау Ислам 45,10% Национальная религия 30,90%
181 Индонезия Ислам 87,20% Христианство 9,86%
182 Иран Ислам 99,50% Другие религии 0,20%
183 Ирак Ислам 99,00% Христианство 0,85%
184 Иордания Ислам 97,20% Христианство 2,15%
185 Казахстан Ислам 70,40% Христианство 24,75%
186 Косово Ислам 93,80% Христианство 6,09%
187 Кувейт Ислам 74,10% Христианство 14,31%
188 Киргизия Ислам 88,00% Христианство 11,43%
189 Ливан Ислам 61,30% Христианство 38,28%
190 Ливия Ислам 96,60% Христианство 2,70%
191 Малайзия Ислам 63,70% Буддизм 17,66%
192 Мальдивы Ислам 98,40% Буддизм 0,65%
193 Мали Ислам 94,40% Национальная религия 2,68%
194 Мавритания Ислам 99,10% Национальная религия 0,52%
195 Майотта Ислам 98,60% Христианство 0,68%
196 Марокко Ислам 99,90% Христианство 0,05%
197 Нигер Ислам 98,40% Христианство 0,78%
198 Оман Ислам 85,90% Христианство 6,50%
199 Пакистан Ислам 96,40% Индуизм 1,92%
200 Палестина Ислам 97,60% Христианство 2,40%
201 Катар Ислам 67,70% Христианство 13,83%
202 Саудовская Аравия Ислам 93,00% Христианство 4,36%
203 Сенегал Ислам 96,40% Христианство 3,59%
204 Сьерра-Леоне Ислам 78,00% Христианство 20,89%
205 Сомали Ислам 99,80% Национальная религия 0,07%
206 Судан Ислам 90,70% Христианство 5,38%
207 Сирия Ислам 92,80% Христианство 5,20%
208 Таджикистан Ислам 96,70% Христианство 1,60%
209 Тунис Ислам 99,50% Христианство 0,22%
210 Турция Ислам 98,00% Атеизм (неверующие) 1,18%
211 Туркменистан Ислам 93,00% Христианство 6,37%
212 ОАЭ Ислам 76,90% Христианство 12,57%
213 Узбекистан Ислам 96,70% Христианство 2,30%
214 Западная Сахара Ислам 99,40% Атеизм (неверующие) 0,40%
215 Йемен Ислам 99,10% Индуизм 0,63%
216 Индия Индуизм 79,50% Ислам 14,39%
217 Маврикий Индуизм 48,50% Христианство 32,72%
218 Непал Индуизм 80,70% Буддизм 10,29%
219 Бутан Буддизм 74,70% Индуизм 22,56%
220 Мьянма Буддизм 80,10% Христианство 7,83%
221 Камбоджа Буддизм 96,90% Ислам 1,96%
222 Лаос Буддизм 66,00% Национальная религия 30,73%
223 Монголия Буддизм 55,10% Атеизм (неверующие) 35,94%
224 Сингапур Буддизм 33,90% Христианство 18,18%
225 Шри-Ланка Буддизм 69,30% Индуизм 13,57%
226 Таиланд Буддизм 93,20% Ислам 5,45%
227 Китай Атеизм (неверующие) 52,20% Национальная религия 21,94%
228 Чехия Атеизм (неверующие) 76,40% Христианство 23,33%
229 Эстония Атеизм (неверующие) 59,60% Христианство 39,94%
230 Гонконг Атеизм (неверующие) 56,10% Христианство 14,27%
231 Япония Атеизм (неверующие) 57,00% Буддизм 36,21%
232 Северная Корея Атеизм (неверующие) 71,30% Другие религии 12,88%
233 Южная Корея Атеизм (неверующие) 46,40% Христианство 29,41%
234 Израиль Иудаизм 75,60% Ислам 18,59%

Всё о стране Сербия

Сербия — официальное название Республика Сербия — до июня 2006 года была частью конфедеративного государственного союза Сербии и Черногории, называвшегося до этого Югославией (СРЮ). 17 февраля 2008 года Косово объявило себя независимой республикой, спустя два дня парламент Сербии объявил декларацию о независимости Косово недействительной. Независимость Косово признана 62 государствами-членами ООН.

История Сербии: Югославия (первоначально — Королевство сербов, хорватов и словенцев), возникла после первой мировой войны на развалинах империи Габсбургов. Во время нацистской оккупации югославское Сопротивление по размаху не знало себе равных в Европе. В 1945 году не без помощи Советской армии к власти пришли местные коммунисты.

Однако вскоре их лидер Иосип Броз Тито насмерть рассорился со Сталиным и начал строить особую модель социализма. Он железной рукой подавлял посягательства на целостность страны и собственную власть, но мало вмешивался в частную жизнь. Уровень жизни в стране был сравнительно высоким, население пользовалось невиданными по коммунистическим меркам свободами. В национальной политике Тито во многом скопировал советский опыт. Социалистическая Югославия была провозглашена федерацией шести равноправных республик — Сербии, Хорватии, Черногории, Словении, Боснии и Герцеговины и Македонии. Сочетая силу с умелым политическим маневрированием, Тито более 30 лет поддерживал в стране хотя бы внешнее согласие. После его смерти в 1980 федерация просуществовала чуть больше 10 лет. Приход к власти в сербского националиста Слободана Милошевича ускорили ее распад. Осенью 1991 о выходе из федерации объявили Словения и Хорватия, вскоре за ними последовали Босния и Герцеговина и Македония. Словения и Македония отделились сравнительно безболезненно, но в двух других республиках несколько лет продолжались кровопролитные войны.

С 1992 по 2003 в составе Югославии оставались лишь Сербия и Черногория. В 1998 началось восстание в сербском автономном крае Косово. Армия освобождения Косово, поддерживаемая албанским большинством края, открыто выступила против сербского господства. Кровопролитие принимало все большие масштабы, Запад оказывал давление на Милошевича.

Все о стране Сербия - Полное описание страны - Авантаж-тревел

Географическое положение Сербии

Сербия — не имеющее выхода к морю государство в юго-восточной Европе, в центральной части Балканского полуострова. Граничит с Македонией на юге, Болгарией и Румынией на востоке, Венгрией на севере, Хорватией и Боснией и Герцеговиной на западе, с Черногорией и Албанией на юго-западе.

Выделяются следующие области: собственно Сербия, автономный край Воеводина и автономный край Косово и Метохия.

Население Сербии

Численность населения — 7,82 млн человек (в 2008) (в 1991 — 9,79 млн человек); в том числе: в Центральной Сербии — 5,82 млн, в Воеводине — 2 млн.

Столица — Белград (население, вместе с пригородами — 1482 тыс. человек в 2000, без пригородов — 936,2 тыс. в 1981). Другие крупные города Сербии: Ниш, Крагуевац, Лесковац, Чачак. Крупнейшие города Воеводины — Нови-Сад, Суботица, Зренянин.

В 1999 прошла крупная волна эмиграции албанцев из Косова, а в 2000—2001 — эмиграция косовских сербов. В составе населения преобладают сербы (62 %) и албанцы (17 %). В Сербии проживают также черногорцы (5 %), венгры (3 %) и ряд национальных меньшинств. До начала военных действий в 1999 году сербы составляли 85 % населения собственно Сербии, 54 % в Воеводине и 13 % в Косове; венгры и хорваты — многочисленные меньшинства в Воеводине.

Религия в Сербии

Религия (по переписи населения 2002 г., без Косово): православных — 6371584 чел. (85,0 % населения), католиков — 410976 чел. (5,5 % населения), мусульман — 239658 чел. (3,2 %), протестантов — 80837 чел. (1,1 % населения). Известными сербами являются теннисисты: Новак Джокович, Елена Янкович, Анна Иванович, Елена Докич, выступающая за Австралию.

Религия в Сербии — Religion in Serbia

Сербия традиционно была христианской страной со времен христианизации сербов Климентом Охридским и Святой Наум в 9 веке. Доминирующее исповедание — восточное православие сербской православной церкви. Во время османского правления Балкан суннитский ислам утвердился на территории Сербии, в основном в южных регионах Рашка (или Санджакская ) и Прешево долина, а также в спорной территории КиМа. Католическая церковь имеет корни в стране со времен присутствия венгров в Воеводине (в основном в северной части провинции), в то время как протестантизм появился в 18-19 веках с поселением словаков в Воеводине.

  • 1 Демография
  • 2 Христианство
    • 2.1 Восточное православие
    • 2.2 Католическая церковь
    • 2.3 Протестантизм
    • 6.1 Свобода вероисповедания

    Демография

    Религиозная карта Сербии

    Религия в Сербии по переписи (кроме Косово)

    1921 1953 1991 2002 2011
    Число % Число % Число % Число % Число %
    Православие 3 321 090 75,85 4 422 330 71,66 6 347 026 81,8 6,371,584 84,98 6,079,395 84,59
    Католик 751,429 17,16 607,612 9,85 496,226 6,4 410,976 5,48 356,957 4,97
    Протестант нет данных нет данных 111,556 1,81 86,894 1,12 78,646 1,05 71,28 4 0,99
    Другое Христианство 33,257 0,54 1,381 0,02 2,191 0,03 3,211 0,04
    «христианин» 12,882 0,17 45,083 0,63
    Мусульманин 97,672 2,23 155,657 2,52 224,120 2,89 239658 3,2 222,829 3,1
    Еврейский 26,464 0,6 1,083 0,02 740 0,01 785 0,01 578 0,01
    Восточные религии нет данных нет данных нет данных нет данных нет данных нет данных 240 0,00 1,237 0,02
    Нерелигиозный / Атеист нет данных нет данных 826,954 13,4 159,642 2,06 40,068 0,53 80,053 1,11
    Агностик 4,010 0,06
    Отказался отвечать 197,031 2,63 220,735 3,07
    Другое 181 940 4,16 1,796 0,03 13,982 0,18 6,649 0,09 1,776 0,02
    Неизвестно 10,768 0,17 429,560 5,54 137,291 1,83 99,714 1,39
    Итого 4,378,595 100 6,171,013 100 7,759,571 100 7,498,001 100 7,186,862 100

    Христианство

    Восточное православие

    Сербский православный собор Святого Николая в Сремских Карловцах

    Большинство жителей Сербии являются приверженцами Сербской Православной Церкви, в то время как Румынская Православная Церковь также присутствует в частях Воеводины, где проживает этническое румынское меньшинство. Помимо сербов, к другим восточно-православным христианам относятся черногорцы, румыны, македонцы, болгары, влахи. и большинство цыган.

    Св. Церковь Марка, Белград

    Восточное православное христианство преобладает на большей части территории Сербии, за исключением нескольких муниципалитетов и городов, приграничных с соседними странами, где больше приверженцев ислама или католицизма, а также за исключением двух преимущественно протестантских муниципалитетов в Воеводине. Восточное православие также преобладает в большинстве крупных городов Сербии, за исключением городов Суботица (который в основном католический) и Нови-Пазар (который в основном мусульманский).

    Самобытность этнических сербов исторически в значительной степени основывалась на восточном православном христианстве и сербской православной церкви в той мере, в какой есть утверждения, что те, кто не является ее верующими, не являются сербами. Однако обращение южных славян из язычества в христианство произошло до Великого раскола, раскола между греческим Востоком и латинским Западом. После раскола, вообще говоря, те христиане, которые жили в восточно-православной сфере влияния, стали «восточно-православными», а те, кто жил в католической сфере влияния, под Римом как патриархальным престолом Запада, стали «католиками». Некоторые этнологи считают, что отдельные сербские и хорватские идентичности связаны с религией, а не этнической принадлежностью. С приходом Османской империи некоторые сербы обратились в ислам. Это было особенно, но не полностью, так в Боснии. Самым известным сербом-мусульманином, вероятно, является Мехмед Паша Соколович или Меша Селимович. Со второй половины XIX века некоторые сербы обратились в протестантизм, в то время как исторически некоторые сербы также были католиками латинского обряда (особенно в Далмации ) или восточно-католиками.

    Римско-католический собор в Вршаце

    Католическая церковь

    Католическая церковь присутствует в основном в северной части Воеводины, особенно в муниципалитетах с венгерским этническое большинство (Бачка Топола, Мали Ишош, Канжижа, Сента, Ада, Чока ), а также в многонациональном городе Суботица и в многоэтническом муниципалитете Бечей. Он представлен в основном следующими этническими группами: венгры, хорваты, буневцы, немцы, словенцы, чехи и т. Д. Меньшее количество цыган, словаков и сербов также являются католиками. Этнические русины и меньшая часть этнических украинцев в первую очередь католики восточного обряда.

    протестантизм

    протестантская евангелическая (словацкая) церковь в Нови-Саде

    Наибольший процент протестантских христиан в Сербии на муниципальном уровне приходится на муниципалитеты Бачки-Петровац и Ковачица, где абсолютное или относительное большинство населения составляют этнические Словаки (большинство из которых — приверженцы протестантского христианства). Некоторые представители других этнических групп (особенно сербы в абсолютном выражении и венгры и немцы в пропорциональном выражении) также являются приверженцами различных форм протестантского христианства.

    В стране существуют различные неопротестантские группы, в том числе методисты, адвентисты седьмого дня, евангельские баптисты (назареи) и другие. Многие из этих групп проживают в разнообразной в культурном отношении провинции Воеводина. До окончания Второй мировой войны количество протестантов в регионе было больше.

    Согласно переписи 2011 года, самые крупные протестантские общины были зарегистрированы в муниципалитетах Ковачица (11 349) и Бачки Петровац (8 516), а также в Стара Пазова (4940) и второй по величине сербский город Нови-Сад (8499), в которых преобладают православные. Протестанты из Ковачицы, Бачки Петроваца и Старой Пазовы в основном словаки, члены Словацкой евангелической церкви Аугсбургского исповедания в Сербии, службы в большинстве протестантских церквей в Нови-Саде совершаются в сербском языке. language.

    Протестантизм (в основном в его назарейской форме) начал распространяться среди сербов в Воеводине в последние десятилетия 19 века. Хотя процент протестантов среди сербов невелик, это единственная религиозная форма, помимо восточного православия, которая сегодня широко распространена среди сербов.

    мечеть Байракли в Белграде

    Ислам

    Ислам в основном присутствует на юго-западе Сербии в регионе Санджак или Рашка (особенно в городе Нови Пазар и муниципалитетах Тутин и Сеница ), а также в некоторых частях южной Сербии (муниципалитеты Прешево и Буяновац ). Этническими группами, членами которых являются в основном приверженцы ислама, являются: боснийцы, этнические мусульмане, албанцы и горани. Значительное количество цыган также исповедуют ислам.

    Приверженцы принадлежат к одному из двух сообществ — или.

    Иудаизм

    Синагога в Суботице

    По состоянию на 2011 год из 787 заявленных евреев в Сербии 578 заявили, что их религия является иудаизмом, в основном в городах Белград (286), Нови-Сад (84), Суботица (75) и Панчево (31). Единственная действующая синагога в Сербии — это Белградская синагога. Есть также небольшое количество евреев в Зренянине и Сомборе, с изолированными семьями, разбросанными по всей остальной Сербии.

    Безбожие

    Около 1,1% населения Сербии — атеисты. Самый низкий уровень религиозности был в Нови-Белграде, где 3,5% населения составляли атеисты (для сравнения: весь Белград и Нови-Сад 1,5%) и самый высокий в сельских районах страна, где атеизм в большинстве муниципалитетов опустился ниже 0,01%.

    В опросе Gallup 2009 года 44% респондентов в Сербии ответили «нет» на вопрос «Является ли религия важной частью вашей повседневной жизни?»

    A Опрос Pew Research Center, проведенный с июня 2015 года по июль 2016 года, показал, что 2% из Сербии были атеистами, а 10% заявили, что они «не верят в Бога».

    Роль религии в общественной жизни

    Государственные школы разрешают преподавание религии в сотрудничестве с религиозными общинами, имеющими соглашения с государством, но посещение занятий не является обязательным. Уроки религии (сербский : verska nastava) организуются в государственных начальных и средних школах, чаще всего координируются с Сербской православной церковью, но также с католической церковью и исламским сообществом.

    государственные праздники в Сербии также включают религиозные праздники Восточного православного Рождества и Восточной православной Пасхи, а также День Святого Саввы, который — это рабочий праздник, который отмечается как День духовности, так и День образования. Верующим других конфессий по закону разрешено отмечать свои религиозные праздники.

    Свобода вероисповедания

    Правительство Сербии не ведет учет случаев насилия на религиозной почве, и сообщения отдельных религиозных организаций немногочисленны.

    Законы Сербии устанавливают свободу религии, запрещают установление государственной религии и запрещают религиозную дискриминацию. Хотя регистрация в правительстве не является обязательной для религиозных групп, правительство предоставляет зарегистрированным группам определенные привилегии. Правительство поддерживает двухуровневую систему зарегистрированных групп, разделенную на «традиционные» группы и «нетрадиционные» группы. Группы меньшинств и независимые наблюдатели жаловались, что эта система состоит из религиозной дискриминации.

    Правительство разработало программы по реституции собственности, конфискованной правительством Югославии после Второй мировой войны. и за имущество, утраченное во время Холокоста.

    СМИ и отдельные члены парламента подвергались критике за использование пренебрежительного выражения при обращении к нетрадиционным группам. Антисемитская литература широко доступна в книжных магазинах и широко распространена в Интернете..

    Хотя свобода вероисповедания в значительной степени соблюдалась правительством Королевства Югославия и Социалистической Федеративной Республики Югославии, и конституции Сербии в ее различных воплощениях в качестве независимого государства или части Югославии номинально отстаивали свободу вероисповедания, это также было местом серьезных религиозных и этнически мотивированных военных преступлений во время Второй мировой войны и югославских войн.

    Se е также

    Ссылки

    Источники

    • Кубурич, З., 2010. Verske zajednice u Srbiji i verska distanca. CEIR — Centar za empirijska istraživanja Religije.
    • Radić, Radmila (2007). «Сербское христианство». Блэквелл, сподвижник восточного христианства. Мальден, Массачусетс: издательство Blackwell Publishing. Стр. 231–248. CS1 maint: ref = harv (ссылка )
    • Радисавлевич-Ципаризович, Д., 2002. Религия и свакодневни живот: везаност люди за религию и церкву у Средиземного края. milenijuma: Razaranje društva, promene i svakodnevni život.
    • Radulović, LB, 2012. Религия овде и сада: ревитализация религии у Сербии. Благоевич, М., 2011. «Актуальная религия граđана Србие», у А. Младенович (пр.). Религиозность у Србиджи, 2010, стр. 43–72.
    • Дорджевич, ДБ, 2005. Religije i veroispovesti nacional manjina u Srbiji. Sociologija, 47 (3), pp. 193–212.
    • ukić, V., 2008. Religije Srbije – mreža dijaloga i saradnje.
    • Илич, A., 2013. Odnos Religije i društva u današnjoj Srbiji. Religija i Tolerancija, 1 (3).
    • Kuburić, Z. and Gavrilović, D., 2013. Verovanje i pripadanje u savremenoj Srbiji. Tolerancija, Tolerancija, Tolerancija, 1 (3)..

    Внешние ссылки

    Wikim edia Commons имеет СМИ, связанные с религией в Сербии .
    • Сербской православной церковью
    • Исламским сообществом в Сербии

    Народная религиозность и православие в современной Сербии Текст научной статьи по специальности «Философия, этика, религиоведение»

    Аннотация научной статьи по философии, этике, религиоведению, автор научной работы — Радулович Л., Благоевич М.

    В данной работе изложены основные характеристики религии и религиозности в культуре современной Сербии. Обновление традиционной религиозной культуры обусловлено социальными и политическими изменениями, которые привели к сакрализации публичной жизни и политики, к повышению влияния национальных религий в общественной жизни Сербии и республик бывшей Югославии. Ревитализация официального православия это процесс, который протекает параллельно с оживлением народного православия и народной религиозности . Преобладание одного над другим зависит от ряда факторов, социальных и политических обстоятельств, а также культурных предпочтений. Восприятие и интерпретация идей православной церкви приближены к каноническим в среде воцерковленных верующих, в то время как большинство «формальных» верующих своеобразно понимают и толкуют православное учение, церковные обрядовые правила, моральные нормы и значение религии в повседневной жизни.

    i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.

    Похожие темы научных работ по философии, этике, религиоведению , автор научной работы — Радулович Л., Благоевич М.

    Смешанное паломничество в Сербии: на примере двух святынь(Джунис и Текие)
    Десекуляризация сербского общества
    Религиозные перемены: православный катихизис в школьной системе Республики Сербии (2001-2017)
    Ревитализация религии (православия) в Сербии: действительность или миф?

    Современные религиозные трансформации в мультикультурной среде: неопротестантские общины в Воеводине (Сербия)

    i Не можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.
    i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.

    Текст научной работы на тему «Народная религиозность и православие в современной Сербии»

    Радулович Л., Благоевич М, Народная религиозность и православие в современной Сербии // Научный результат. Социология и управление. — Т.2, №2,2016.

    СОЦИОЛОГИЯ КУЛЬТУРЫ И ДУХОВНОЙ ЖИЗНИ SOCIOLOGY OF CULTURE AND SPIRITUAL LIFE

    Радулович Л.1) Благоевич М.2)

    НАРОДНАЯ РЕЛИГИОЗНОСТЬ И ПРАВОСЛАВИЕ В СОВРЕМЕННОЙ СЕРБИИ

    1) профессор Философского факультета Университета Белграда, ул. Чика Любина, дом 18-20, Белград, 11000, Сербия

    Электронный адрес: 1radu1ov@fbg.ac.rs

    2) ведущий научный сотрудник, руководитель Форума по религиозным вопросам (FOREL). Институт Общественных

    наук. ул. Кралице Наталие, дом 45, Белград, 11000, Сербия. Электронный адрес: blagomil91@sbb.rs

    Аннотация. В данной работе изложены основные характеристики религии и религиозности в культуре современной Сербии. Обновление традиционной религиозной культуры обусловлено социальными и политическими изменениями, которые привели к сакрализации публичной жизни и политики, к повышению влияния национальных религий в общественной жизни Сербии и республик бывшей Югославии. Ревитализация официального православия — это процесс, который протекает параллельно с оживлением народного православия и народной религиозности. Преобладание одного над другим зависит от ряда факторов, социальных и политических обстоятельств, а также культурных предпочтений. Восприятие и интерпретация идей православной церкви приближены к каноническим в среде воцерковленных верующих, в то время как большинство «формальных» верующих своеобразно понимают и толкуют православное учение, церковные обрядовые правила, моральные нормы и значение религии в повседневной жизни.

    Ключевые слова: народная религиозность; народное православие; религиозная традиция; ревитализация религии; религиозный синкретизм.

    1) Professor, University of Belgrade, Faculty of Philosophy. 18-20 Cika Ljubina Str., Belgrade 11000, Serbia

    2) Senior Researcher, Institute of Social Sciences. 45 Kraljice Natalije Str., Belgrade 11000, Serbia

    Abstract. This paper elaborates on basic features of religion and religiousness in the modern culture of Serbia. Revival of traditional religious culture depends on social and political changes which resulted in sacralization of the public life and politics, greater influence of national religions in the public life of Serbia and the republics of former Yugoslavia. Revival of the official Orthodoxy is a process which flows parallel to the revival of people’s Orthodoxy and people’s piety, the supremacy of one over the other depends on several factors, social and political circumstances, as well as cultural preferences. Reception and interpretation of messages of the Orthodox Church mirror in the convergence of devoted believers and ecclesiastical Orthodoxy, while the majority of declarative believers adopt, understand and interprete in their own manner the Orthodox teaching, ecclesiastical rules of ritual behaviour, Orthodox moral norms and significance of religion in everyday life.

    Key words: people’s piety; people’s Orthodoxy; religious tradition; revival of religion; religious syncretism.

    Ревитализация религии в публичной сфере. ревитализацией народного православия.

    Ревитализация официального православия — Преобладание одного над другим зависит от ряда

    это процесс, который протекает параллельно с факторов, социальных и политических

    Radulovic L.1) Blagojevic M.2)

    PEOPLE’S PIETY AND ORTHODOXY IN MODERN SERBIA

    Радулович Л., Благоевич М, Народная религиозность и православие в современной Сербии // Научный результат. Социология и управление. — Т.2, №2,2016.

    обстоятельств, равно как и культурных предпочтений. Процесс возрождения православия в наибольшей степени выражен в публичной сфере, в то время как в широких слоях населения он проявляется в различных формах в менее заметной приватной сфере. Публичная политика, с помощью которой государство стимулирует или ведет пропаганду массового оживления религиозности, подразумевает, например: введение конфессиональных предметов в государственную образовательную систему; сооружение культовых объектов, согласно разрешениям, в наиболее привлекательных местах; провозглашение религиозных праздников в качестве государственных, а также их публичное проведение при поддержке

    политических структур, создание в этом контексте огромного пространства медиа и подчеркивание религиозного, а зачастую и национального православно-сербского измерения праздника в ущерб социально-

    культурологическому. В переписи населения 2011 г. о своей принадлежности православию высказались 84,59% граждан, католицизму -4,96%. Последователи ислама составляют 3,10%, протестантизма 0,99%. Конфессиональная принадлежность не равнозначна религиозному самоопределению, что в данной переписи опрашиваемым не разъяснили, раз в 94,37% случаев они высказали свою принадлежность конфессиям.

    Динамика конфессиональной принадлежности

    Конфессия и год переписи населения i99i 2002 20ii

    Итого 7 759 57i 7 498 00i 7 ^б 8б2

    Христианство б 93 i 527 б 87б 279 б 555 93 i

    Православие б 347 02б б 37i 584 б 079 39б

    Католицизм 49б 22б 4i0 97б 35б 957

    Протестантизм 8б 894 78 б4б 7i 284

    Другие христианские деноминации i 38 i 2 i9i 3 2ii

    Ислам 224 i20 239 б58 222 828

    Иудаизм 740 785 578

    Восточные религии 240 i 237

    Другие i3 982 бб 49 i 77б

    Агностики 4 0i0

    Неверующие (атеисты) i59 б42 40 0б8 80 053

    Не высказались i97 03i 220 735

    Неизвестно 429 5б0 i37 29i 99 7i4

    После получения схожих результатов в переписи 2002 г. (см. таблицу с полными числами) в публичное пространство на обсуждение был вынесен вопрос о политике переписи и тех изменениях, которые необходимо предпринять в предстоящем исследовании 2011 г. Отдельные общественные организации и группы граждан, например, движение «Атеисты Сербии», как и те организации, которые поддерживают светский характер государства, указывали на то, что содержание опросников было построено необъективно, а в исследовании участвовали необученные переписчики, которые «вынуждали» граждан изъясняться по вопросу вероисповедания или же сами заполняли в бланках конфессиональную принадлежность на основе этнической принадлежности опрашиваемых [22]. Предпринятая «Атеистами Сербии» кампания под

    названием «Если ты не религиозен, ради Бога, скажи об этом», должна была подтолкнуть нерелигиозных граждан к предотвращению отождествления их этнической идентичности и религиозной, особенно конфессиональной. В результате переписи 2011 г. 95 % граждан высказались о принадлежности к определенному вероисповеданию. Исходя из этой стабильной цифры в государственном бюджете в процентном соотношении выделяются средства на различные нужды, а именно: религиозное образование, среднее теологическое образование, высшее теологическое образование, сооружение и реконструкцию храмов, помощь священству и монашеству в Косово и Метохии, помощь в выплате взносов за пенсионное и медицинское страхование священников и т.д. [23].

    Радулович Л., Благоевич М., Народная религиозность и православие в современной Сербии // Научный результат. Социология и управление. — Т.2, №2,2016.

    Строительство и реставрация церквей всех вероисповеданий (пропорционально числу верующих), осуществляемое на средства верующих, также время от времени становится предметом общественных дискуссий. За последние 20 лет Сербская православная церковь реконструировала и воздвигла 500 новых храмов, из числа которых 200 зданий располагаются на территории Сербии, а около 100 находятся в процессе строительства [24]. Наиболее раздраженная реакция в общественном мнении последовала после распоряжения Правительства Сербии от 11 января 2006 г., на основании которого вводилась доплатная почтовая марка, средства от продажи которой предназначались для сооружения храма св. Савы. Несмотря на неоспоримую культурную и архитектурную значимость храма, это введение оценили как противозаконное, а многие граждане охарактеризовали ее как своеобразный вид церковного налога, который в демократическом и светском государстве обязаны платить не все граждане, но лишь те, кто позиционирует себя последователем православной конфессии [25]. Возникая на наших глазах и тем самым представляя «публичное лицо» религии, церковное строительство становится особым явлением в постсоциалистической Сербии. Богато оформленные церковные здания строятся и в неблагополучных общинах, что предполагает обсуждение различных культурологических и социологических аспектов, внимание которым в публичной сфере практически не уделяется. Между тем, принимая во внимание результаты исследований, которые показывают, что число верующих, регулярно посещающих церкви, ничтожно мало, можно поставить следующий вопрос: для кого тогда строятся храмы? Согласно данным одного из социологических исследований религиозности в Сербии (2010), воскресную службу (мессу; субботнюю службу; пятничную молитву; шаббат) до двух раз в месяц разово посещают лишь 8% верующих; в Белграде, например, 22% [17, с. 28]. Очевидно, что существующее число культовых сооружений не соответствует действительным нуждам верующих. В архитектурном плане церковное строительство не ориентируется на нужды верующих и не приспосабливается к эпохе, но сводится к воспроизведению средневекового стиля, беря за образец монастыри Грачаница и Студеница. Монументальный стиль новых церквей нередко страдает безвкусицей и становится предметом состязания между

    отдельными спонсорами, хотя основным инвестором в строительстве является СПЦ, поскольку строительство подтверждается обязательным благословением епископа епархии. Некоторые церкви в ходе реконструкции приобретают доминирующий византийский стиль, другие строения дополняются куполами, хотя купола не являются обязательным элементом в церковной архитектуре, например, Соборная церковь в Белграде [26].

    «Публичное лицо» возрождающейся религии и государства, которое, согласно общественному мнению, подвержено процессу де-секуляризации, отражено и в «Законе о церквях и религиозных организациях», который вступил в силу в 2006 г. По мнению некоторых аналитиков, отдельные формулировки закона являются спорными и неточными, прежде всего в отношении выделения двух групп религиозных организаций, где одна включает традиционные религии и конфессии, а другая, иные религиозные организации. Существующая дифференциация подвергается критике и считается дискриминационной. Так, организации, представляющие 7 традиционных религий, входящих в первую группу, обладают правом участвовать в религиозном образовании в средних школах. Им также предоставлена автоматическая регистрация на основании правовой преемственности в соответствии с предыдущими законами. Для другой группы предусмотрена усложненная процедура регистрации [20, с. 115]. Согласно новому докладу Министерства религии и диаспоры (2012 г.), в течение предыдущих двух лет в Регистр церквей и религиозных объединений вписаны: Свободная церковь Белграда, Свидетели Иеговы -христианская деноминация, Заветная Сионистская церковь, Уния Церкви Христиан Адвентистов Седьмого Дня реформационного движения и Протестантская евангелическая церковь «Духовный центр в Лесковце». Начиная с 2010 г., 10 запросов о признании статуса религиозного объединения получили отказ на основании процессуальных недочетов, один отказ последовал в связи с финансовыми погрешностями. В академической среде сложилось мнение, что СПЦ обладает привилегированным положением по сравнению с другими традиционными религиозными объединениями, так как Закон на практике репрезентирует известную поддержку СПЦ [20, с. 116]. Неточно сформулированные положения, которые оставляют пространство для толкования и предоставляют государству возможность влияния при воплощении правовых

    Радулович Л., Благоевич М., Народная религиозность и православие в современной Сербии // Научный результат. Социология и управление. — Т.2, №2,2016.

    церковных решений и вердиктов, являются предметом споров.

    Привилегированный статус традиционных религиозных объединений, а особенно СПЦ, воздействует на формирование религиозного плюрализма и свободное развитие религиозного рынка. Де-юре в Сербии господствует плюрализм, о чем свидетельствует число признанных и недавно зарегистрированных церквей и религиозных объединений; де-факто существуют многочисленные показатели, свидетельствующие о монополизации СПЦ религиозной сцены. Оперируя понятием из словаря теории рационального выбора, которая вводит концепцию «религиозной экономики» и предлагает исключение понятия секуляризации из теоретического дискурса как идеологически нагруженное и полемическое, не обладающее теоретическим значением, способность одного религиозного объединения (организации) монополизировать религиозную экономику зависит от степени, в которой государство использует различные механизмы для ее регулирования [18, с. 231].

    Является ли, следовательно, ревитализация религиозности граждан увеличенным спросом, отражением увеличения активности религиозных организаций, которую им обеспечивает государство, и специфических социальных, экономических и политических возможностей в контексте переходного периода и постсоциализма? Рынок религиозных идей на просторах бывшей Югославии в период до военных конфликтов, а также, начиная с девяностых годов и вплоть до наших дней, следовало бы рассматривать как единственный религиозный рынок, на котором в рамках формирующихся государств монополию приобретают национальные религии, но в то же время конкурентоспособными выступают и другие религии, обладающие национальной коннотацией, или альтернативные религии и религии-меньшинства. В этом контексте значительное влияние на религиозный рынок в Сербии также оказывают другие политические и экономические региональные факторы. Монополия,

    поддерживаемая государством, и как результат привилегированное положение СПЦ, обеспечили сакрализацию публичной и политической жизни. Конкурирующие религиозные организации и фирмы в свою очередь также отвечают сакрализацией своей национальной

    принадлежности. Вместе с тем, как видится, параллельно осуществляется сакрализация нерелигиозных институций: в светское школьное

    образование вводятся конфессиональные предметы в соответствии с признанными религиозными организациями; институт семьи приобретает сакральные коннотации; сакрализация религиозных символов переносится и на другие жизненные сферы, что особенно выражено для части приверженцев мусульманского сообщества. Сакрализация публичной сферы благодаря организации торжеств по случаю религиозных праздников, похорон общественных деятелей, а также других религиозных манифестаций и празднеств привлекает и объединяет большое число граждан, тогда как на повседневных, даже воскресных службах церкви остаются полупустыми или же совсем пустыми. Как объяснить успех СПЦ, крупной религиозной организации, в мобилизации массового выражения религиозности граждан Сербии в прошедшее десятилетие, если на мгновение отодвинуть на задний план один из важных факторов, а именно религиозный и национальный конформизм?

    Примеры сакрализации публичной политики в Сербии, начиная с 90-х гг. XX века, многочисленны: сакрализация войны и нации, введение конфессиональных дисциплин в школьное образование, прославление дня св. Савы и других праздников по церковным канонам в классах и амфитеатрах, присутствие политиков в первых рядах на церковных торжествах и литургиях, а также священников на светских, государственных мероприятиях и т.д. Сакрализация общественной сферы и политики -процесс, который представляется неизбежным на конкурентном рынке «национальных религий», в данном случае «исторически признаваемых конфессий на просторах бывшей Югославии и Сербии». В тоже время следовало бы отметить, что в последнее десятилетие для части церковной иерархии и ряда духовных авторитетов стало очевидно, что национальной идеологии более не достаточно для сохранения положения на религиозном рынке. Оживлению участия верующих в церковной жизни способствует социальная и гуманитарная деятельность, а также забота о «спасении» индивидов от новых религиозных течений [13, с. 414, 416].

    Традиционная религиозная культура, народное православие У8 официальное православие.

    В социалистический период религия была помещена в сферу приватного. Для тех, кто не состоял в коммунистической партии, выражение религиозности было возможно, но не выходило за пределы круга семьи или церкви, в то время как

    Радулович Л., Благоевич М., Народная религиозность и православие в современной Сербии // Научный результат. Социология и управление. — Т.2, №2,2016.

    общественное влияние православия было ограничено. В это время народная религиозность, народное православие, традиционные обряды и верования заменяются социалистическими торжествами. Как результат, многие религиозные (конфессиональные) обряды профанизируются и сводятся к почитанию культурных традиций, и в этом контексте со временем приобретают редуцированную форму. Вместе с тем данный период отличается распространением народной религии с развитой ритуалистической компонентой, о чем свидетельствуют и многочисленные этнологические исследования. Таким образом, оживление православия, начатое в Сербии в 80-е гг., в наименьшей мере происходило в форме церковного православия. Данный аспект детально рассматривается в работах Душана Бандича [1, 3, 4]. Его концепция народного православия, которое в области религиозного мышления отличается обособленностью от церковного православия, а в сфере религиозного поведения проявляется как его ненормативная, неконфессиональная форма, и в настоящее время актуальна и представляет собой самое емкое изложение отношения к религии, которое наблюдается у большой доли граждан Сербии, полагающих себя религиозными. Восприятие и интерпретация предписаний православной церкви также подвержены изменениям. Для отдельных категорий граждан, «посвященных» верующих, они отражаются в сближении с церковным православием, тогда как большинство формальных верующих в повседневной жизни понимают и интерпретируют православное учение, церковные обрядовые правила, православные нормы морали и суть религии вообще в своеобразной, специфической форме. Народное православие, наблюдаемое среди граждан Сербии, можно было бы описать метафорой, предложенной Грейс Дэви «believing without belonging». Вместе с тем, когда речь заходит о специфике, возникающей в измененных в течение последних двух десятилетий социальных и политических контекстах, корректнее использовать формулировку «принадлежность без веры» [5, с. 53]. Иначе говоря, присутствует значительная разница между теми, кто исповедует ту или иную конфессию и теми, кто лишь заявляет о своей религиозности, и таким образом, формально принадлежа православной конфессии, не исповедуют веру. В этом контексте упомянем еще одно известное наблюдение: в понимании верующих конфессиональная принадлежность и личная религиозность не являются непосредственно взаимосвязанными явлениями. Научные

    исследования показывают, что число конфессиональных верующих выше, нежели религиозных. Для большинства граждан конфессиональная принадлежность объединяется с культурной традицией и этнической идентичностью, и поэтому возможным становится самоопределение в качестве неверующего православного или православного атеиста и агностика.

    Традиционная религиозность в контексте ревитализации религии в Сербии представлена в ритуализированной форме и выражена в следовании традиционным обрядам, частично включающим в себя элементы церковной религиозности и религиозной практики, а также другим формам нецерковной религиозности. Мы уже отмечали, что для социалистического периода в бывшей Югославии также была характерна так называемая обрядовая или ритуализированная религиозность. В это время преобладала связь с православием как традиционной культурой, что выражалось на обрядовом уровне. Этнологические и антропологические исследования показывают, что народная религиозность и народное православие содержали, особенно в сельской местности, свои традиционные черты, независимые от официального православия, ввиду того что СПЦ, ослабленная в этот период, по известным причинам не могла значительно распространять свое влияние в народе. В течение постсоциалистического периода участие сообщества в религиозной жизни в традиционной форме претерпело значительные перемены.

    Исходя из указанных особенностей религиозности в эти периоды, среди прочих индикаторов в социологические исследования включаются также индикаторы участия в традиционных обрядах, которые выступают в качестве релевантного доказательного материала, свидетельствующего о религиозных переменах [6, с. 257] в связи с массовым обращением к данной практике. Несомненно, что в происходящих изменениях решающую роль играла и общественно-политическая ситуация, которая способствовала укреплению

    национальной идентичности на основе религиозного самоопределения.

    Отдельные авторы в своих исследованиях исходят из различения обрядовых практик как показателей традиционных форм религиозности и так называемых актуальных форм религиозности, которые подразумевают такие ритуальные действия, как посещение литургии, причастие,

    Радулович Л., Благоевич М., Народная религиозность и православие в современной Сербии // Научный результат. Социология и управление. — Т.2, №2,2016.

    исповедь, молитва, пост, посещение занятий по конфессиональным дисциплинам или

    самостоятельное получение религиозного образования с использованием популярной богословской литературы и периодических изданий; выделение пожертвований церкви и участие в ее жизни. Индикаторы традиционной формы религиозности, такие как крещение, венчание, похороны, празднование Славы, воздержание от работы и отмечание религиозных праздников, использование религиозной символики часто носят характер конформизма, и в таком случае становится сложнее установить религиозную мотивацию. Несмотря на это, данные индикаторы не следует опускать в ходе исследования ревитализации религии [6, с. 257]. С другой стороны, перечисленные выше показатели воцерковления менее подвержены конформизму, поскольку не включены в ряд культурных паттернов. А ввиду того, что речь идет о сакральных действиях, возобновление практик, предписанных церковными нормами, могло бы вернее указать на процесс оживления религии в широких масштабах [6, с. 527].

    Критерий укрепления религиозности во многих социологических исследованиях непосредственно связан с оценкой актуальной практики религии, что в большинстве случаев подразумевает исследование воцерковленности. В этом контексте низкие показатели возвращения к религии и церкви приводятся в отдельных исследованиях для выявления процесса квази-ревитализации религии, ведь лишь немногие из тех, кто обозначают себя верующими, регулярно присутствуют на богослужениях (регулярно 9,8%; от одного до двух раз в течение месяца — 7,3 %); в целом они редко посещают церковь и читают молитвы, а также постятся по большим праздникам, исповедуются и причащаются [17]. «Европейское исследование ценностей» 2008 года, впервые проведенное в Сербии, показало один неожиданный и проблематичный результат, противоречащий другим исследованиям, а именно очень низкий уровень посещаемости церкви (1,6% опрашиваемых посещают церковь более одного раза в неделю, тогда как самый высокий показатель — на религиозные праздники — 34%). Православными верующими Сербии, даже теми, которых мы могли бы назвать воцерковленными, большая значимость придается паломничеству, нежели присутствию на воскресной службе, а также вере в святых, Богородицу, чудо и чудесные события и поклонение им — чем изучению и следованию

    православной догматике и каноническим положениям. «Народное православие» служит концептом, который поднимает вопрос о существовании воцерковленного верующего, ведь и восприятие церковности в ритуальной форме преобразовано в народное восприятие и интерпретации, в которых церковное учение, канонические правила и положения принимают условный характер. Исследования показывают, что православные верующие в Сербии, или «обрядовые верующие», как они обозначались в ранних исследованиях, являются

    действительными верующими, которые массово посещают церковь во время больших праздников. Когда речь идет о регулярном посещении церковных служб, то чрезвычайно слабый отклик, как мы полагаем, отражает измененную картину религиозности. Данное явление не объясняется, как было принято ранее, снижением религиозности. Следовательно, оно указывает на изменения в типе религиозности, который более отвечает современному человеку. Налетова и Томка полагают, что критерий посещаемости церкви не может применяться по отношению к православным верующим. Регулярное

    присутствие на богослужениях в православии не является обязательным, как бы того ни хотело священство, и не входит в привычку верующих. Налетова отмечает значительное присутствие верующих на праздниках в течение года, в связи с чем критерий воскресного и месячного присутствия не может равнозначно применяться при анализе религиозности среди православных верующих [14]. В Сербии процент тех, кто посещает церковь во время праздников, намного больше, чем процент тех, кто посещает ее в течение месяца. Налетова аргументированно сравнивает результаты исследования с данными по католическим странам, таким как Польша и Хорватия, где процент посещения верующими церкви в течение месяца значительно превосходит процент посещаемости в течение праздников. В этом контексте исследователь обращает внимание на необходимость гибкого применения индикаторов религиозности при изучении православных сообществ. В этом смысле специфика православных верующих в Сербии заключается в участии в религиозных праздниках в церквях и монастырях. Мы наблюдаем, что в этой сфере оживление религии в Сербии проявляется наиболее выражено, о чем свидетельствует массовое посещение святынь и выстраивание многокилометровых очередей перед церковью св. Пятницы в Калемегдане

    Радулович Л., Благоевич М., Народная религиозность и православие в современной Сербии // Научный результат. Социология и управление. — Т.2, №2,2016.

    (Белград) или перед другими церквями за святой водой.

    Таким образом, разовое еженедельное посещение церкви по воскресным дням, что официально является нормой в православии, противоречит практике большинства верующих. Похожая ситуация наблюдается и в других православных странах, и отдельные ученые примыкают к позиции, что православными верующими считаются те, кто таковыми себя определяют, так как принадлежность к православию базируется на определении, а не на соблюдении формальных ритуалов и практики [19, с. 259]. Принимая во внимание особенности православия, полагаем, что отсутствие какого-либо более точного критерия в определении религиозности позволило бы включить в эту группу всех номинальных верующих или уподобить религиозность конфессиональному

    самоопределению. Отправление православной обрядности, преобладающее посещение церкви во время праздников является частью традиционной народной культуры, и в этом контексте не может рассматриваться как наиболее релевантный показатель религиозности. Религиозная практика -признак внешней религиозности и может служить критерием верности традиции и обычаям, а не выражением внутренней религиозной

    убежденности и существующего религиозного опыта.

    По сравнению с периодом социализма, увеличилось и число воцерковленных верующих. Они регулярно посещают богослужения и участвуют во всех сферах религиозной жизни. Их корректнее называть «посвященными»

    верующими, так как они лучше осведомлены в вопросах вероучения и культа. Им известно, каким значением обладает богослужение как воспроизведение Священного Писания, диалог между священником и верующим, который совершается перед самим Богом; у них есть знание церковных интерпретаций и объяснений иконографии, символики литургии и всех церковных обрядов. Они отмечают традиционные праздники, следуя церковным правилам, например, в ходе празднования славы, освящения обрядового хлеба (колач) в церкви и т д.

    В процессе ревитализации религии наибольшую роль играет смена отношения к ней, когда формальный или номинальный последователь религиозной традиции

    преобразуется в верующего, который интенсивнее участвует в религиозной практике, и когда религиозное мировоззрение существенно

    влияет на его повседневную жизнь. Трансформация атеистической ориентации в теистическую также является значимым видом конверсии в постсоциалистический период. Первичным и самым распространенным является переход человека из состояния безверия в веру. Под конверсией, превращением, обращением обычно подразумевается процесс, в котором человек принимает определенную религиозную, философскую или политическую доктрину (учение), которая ранее ему была неизвестна или которая не представляла собой его мировоззренческой основы [11, с. 20]. Религиозная конверсия для части верующих является следствием кризисных ситуаций в их жизни: болезни, трагических событий в семье, чаще всего внезапной смерти, тяжелых эмоциональных переживаний, финансовых сложностей, чувства неудовлетворенности.

    Как мы уже упоминалось, в сельской среде возрождаются коллективные обряды: Заветина и церковная Слава. Возвращение к празднованию многих сельских и церковных празднеств, а также великих христианских праздников, участие в которых принимает большое число верующих, несомненно, является показателем возрождения народной религиозности, народной интерпретации православия, которая обусловлена совокупным общественным, политическим и экономическим контекстом постсоциализма. Традиционные торжества, даже если и должны были бы включать в себя явственную религиозную составляющую, и далее находятся в тени социальной коннотации праздника, связаны с семейным единением, возрождением и скреплением общественных связей, как и свидетельством конфессиональной принадлежности. Праздничный поход в церковь удовлетворяет некоторым нерелигиозным потребностям. В настоящее время церковь становится местом семейных встреч, вечерних выходов, представлений и спектаклей. С другой стороны, учащение празднования великих христианских праздников теми, кто заявляет о своей приверженности православию, зачастую имеет национальную и светскую сторону. Отмечание религиозных праздников по сравнению с другими индикаторами религиозности в большей степени сохранялось в период социализма. На это указывают исследования Джорджевича, согласно которым свое участие в торжествах в 80-е гг. подтвердили 57,9% опрашиваемых [9]. Исследования показывают, что в начале 90-х гг. прошлого века праздники справляли 93,3% респондентов [5, с. 59], что позволяет говорить об

    Радулович Л., Благоевич М., Народная религиозность и православие в современной Сербии // Научный результат. Социология и управление. — Т.2, №2,2016.

    известной степени оживления данной практики. Таким образом, резкий скачок в этом процессе наблюдается с 90-х гг., и в особенности с начала военных действий на территории бывшей Югославии. Регулярные празднования сохраняются и по сей день. Отметим, что наибольшее значение придается Рождеству и Пасхе, что связано с их социальной ролью. По случаю этих радостных праздников вся семья собирается за столом, в теплой атмосфере, что развивает и укрепляет гармоничные отношения и связи. Конец 80-х гг., а особенно период 90-х гг. отмечаются оживлением в отправлении семейной Славы. Тот факт, что данному обычаю следует более 90 процентов граждан, говорит об укреплении национальной, родовой и личной идентичности. Семейная Слава представляет собой символический капитал, который передается в ряду поколений, но в современном культурном контексте приобретает особую ценность, интегрируя индивида в общество. Таким образом, под влиянием доминирующей культуры потребления конструируются различные модели религиозных праздников.

    Верования и обряды большей части верующих отличаются непоследовательностью. Даже в воцерковленной среде наблюдается синкретизм православия и нехристианских поверий и практик. Вера в магию, особенно черную магию, в возможность, прибегая к ней, нанести зло или достичь желаемого, как и вера в излечение благодаря гаданию и ворожбе -значимые элементы традиционной народной религиозности и обрядности.

    Во множестве сел, например, области Княжево реставрированы сельские церкви, а инициаторами реставрации по большей части выступали практикующие верующие, индивиды, которые видят в этом возрождение и сохранение культурного наследия. Активное участие принимали и успешные бизнесмены [16]. Сбор средств и личная агитация на участие в восстановлении воспринимается ими как призыв, который значит для них не только возвращение к вере, но и то, что именно они избраны для этой «священной» обязанности.

    Феномен воцерковленных верующих, которые почувствовали призыв от Бога, является примером опосредованной коммуникации, которая их обязывает служить Богу, что принимает различную форму: восстановление и поддержание церквей, локальных святых мест (заветных крестов), следование церковным праздникам (литии) и освящение крестов, посвященных святым-защитникам. Оживление этого аспекта в контексте

    народной православной традиции позволяет трансформировать историческую и культурную память маленькой сельской общины в религиозном ключе, а именно включая представления о чудесной мощи святых в существующую объяснительную модель. Создаваемые вторичные интерпретации содержат и нехристианские элементы или их христианизированные вариации в рамках верований и лечебных, целительных практик.

    В обновлении сельской религиозной жизни и далее участвует меньшинство, особенно это касается опустошенных в результате урбанизации сел с преимущественно пожилым населением. Культурная традиция локального сообщества празднования сельских Слав, Заветины и праздников, посвященных отдельным святым, в данной среде начала возрождаться, начиная с 90-х гг. Принимая во внимание контекст трудовой миграции, указанные коллективные обряды представляют собой образец обновления социальной и культурной памяти. Совместное (семейное и общесельское) отправление обрядов на время воссоединяет семьи и возрождает чувство единения и сопричастности общей культурной традиции.

    Религиозность, основанная на вере в чудо, по сравнению с другими формами религиозности на данном этапе обладает своими особенностями. В значительной степени она представляет собой выражение пробуждения народного православия, народной интерпретации чуда, которая отличается от библейской и канонической. В первую очередь чудеса должны приводить людей к вере, чтобы те поверили в спасительную силу Бога, который действует через Иисуса Христа, а позднее и через святых своих „посланников» в земном мире. Для народного православия характерно фольклорное восприятие и интерпретация учения православной церкви, поклонение святым и Богородице, которое в действительности, исходя из ритуальной практики и верований, принимает большее значение, нежели почитание Бога [4, с. 11-12]. Между тем, согласно христианским канонам, чудеса, которые приписываются святым, не выдаются за их личные заслуги, но истолковываются символически как прямая или протянутая рука Бога как спасителя. С церковной точки зрения «новые чудеса» редко интерпретируются как божественные знамения, вернее, церковь чаще всего не прибегает к объяснениям, соответствуют ли они божественным знамениям. В этом контексте известен пример Меджугорья и наблюдения явления Богородицы. Несмотря на десятилетиями

    Радулович Л., Благоевич М., Народная религиозность и православие в современной Сербии // Научный результат. Социология и управление. — Т.2, №2,2016.

    ведущиеся дискуссии, католическая церковь все еще не признала или не приняла чудеса, которые будто бы там случаются. Явление мироточения икон в православии подтверждается епископом. Он свидетельствует о подлинности мира -бесцветного масла с приятным запахом. В аспекте христианства чудо как знак божественной деятельности тесно связано с сюжетами жития святых, и на практике является одним из условий канонизации, особенно, когда некто провозглашает себя святым. В свою очередь народная религиозность чаще трактует чудесные явления как заслуги самих святых и Богородицы. Отметим, что практика почитания святых оформляется и вне процесса официальной церковной канонизации. Так, церковь не противится недавнему появлению Патриарха Павла с нимбом святого в алтаре храма св. Дмитрия на севере Косовской Митровицы, как и на фресках в храмах Австралии. Народная религиозность, выраженная в молитвах, почитании икон и Крестной Славы, связана с отдельными святыми и Богородицей. Данная практика в настоящее время нередко встречается в православии: верующие провозглашают святым какую-то известную личность, и канонизация происходит несколькими годами позже. В качестве примеров можно упомянуть недавнюю канонизацию Владыки Николая Велимировича и Юстина Поповича. Не вдаваясь в политическую подоплеку подобного рода реабилитации и канонизации, несомненно, что многими верующими они воспринимались святыми и до канонизации.

    Оживление религии, особенно народной религиозности, с 90-х гг. XX века часто мотивировано личным переживанием чуда, в том смысле, что отвечает потребности в религии как ближайшем источнике утешения, которая приобретает новую социальную функцию -осчастливить человека, при том, что явственно теряется ее центральная функция вести к спасению в ином, божественном мире [12, с. 140]. Православная церковь официально не поддерживает переживания чуда и чудесный опыт, которые в публичной сфере позиционируются в качестве сенсаций. Как правило, религиозное обращение,

    мотивированное пережитым чудом, для церкви не является выражением религиозности.

    Народная традиция почитания святых в сербской этнологии в первую очередь рассматривалась в соответствии с концептом о христианизации языческих верований и

    дехристианизации православия. Модель, которая была принята многими исследователями, но в дальнейшем не развита, была предложена Чайкановичем, который рассуждал о двойной интерпретации христианских святых: народной и церковной. В рамках народных представлений отдельные христианские персонажи носили языческие черты или же все языческие персонажи приняли христианский облик [8, с. 309]. Собственно говоря, это положение Чайкановича, как полагает Д. Бандич, побудило многих исследователей искать языческие элементы в образах святых и при этом забывать о современных представлениях, которые возникли в иных социальных и культурных контекстах, достаточно удаленных от образов «замаскированных языческих божеств» [2, с. 268] Исследования Д. Бандича в сельской среде Сербии в начале последнего десятилетия XX века показали переходную «природу» представлений о святых, которые возродились после атеистического периода и находились в процессе повторного формирования и профанизации. В представлениях респондентов на святых наложена печать этого мира и подчеркивается их человеческое измерение. Таким образом, святые в достаточной степени потеряли статус сверхъестественных защитников людей, а их чудотворность вытеснена и локализована, практически сведена к лечению священными мощами в отдаленных монастырях.

    i Не можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.

    Спустя 20 лет после исследований Д. Бандича мы можем сказать, что профанизированные святые «пережили» повторную сакрализацию. Процесс ревитализации религии на начало 90-х отмечен тенденцией национализации святых. В народных представлениях это выражается в стремлении акцентировать принадлежность святых своему народу [2, с. 257]. Процесс национализации святых в народных представлениях является лишь бледным отражением социального и политического контекста, в котором религия, особенно СПЦ, в военные 90-ые сыграла важную роль в формировании национальной идентичности в ее нераздельности с религиозным самоопределением. Известен тезис, общепринятый в антропологии, что социальные и политические процессы, сопровождающиеся бедностью и нищетой, войнами и другими формами нестабильности, всегда приводят к повышению интереса к религиозной и спасительной роли мессии, с целью облегчения и преодоления личных несчастий и социальных проблем [10, С. 3]. Также в антропологии признается тезис, согласно которому религия служит легитимации

    Радулович Л., Благоевич М., Народная религиозность и православие в современной Сербии // Научный результат. Социология и управление. — Т.2, №2,2016.

    национальных интересов тогда, когда они считаются находящимися под угрозой со стороны других наций. Между тем, когда идет речь об индивидуальных восприятиях и потребностях верующих, чудеса не обладают национальной коннотацией. Например, известно, что верующие всех трех конфессий (православной, римско-католической и мусульманской) посещают православный монастырь Острог в Черногории с общей надеждой, что поклонение мощам Василия Острожского чудесным образом решит их жизненные проблемы. Национализация чуда появляется в публичном дискурсе тогда, когда отдельные чудеса Христа и Богородицы прочитываются как послания сербскому народу: как предостережение или предсказание больших несчастий, которые их постигнут, или же как призыв вернуться к православной вере, а тем самым и единственному пути спасения. Чудесная сила мощей национальных святых используется в политических целях. После Дейтонского соглашения и подписания мирного договора в Париже в конце 1995 г. с согласия и организации СПЦ 10 мая 1996 г. лития (крестный ход) с мощами св. Василия Острожского повернула в сторону Герцеговины и Черногории. Во время облачения произошло чудо, свидетелями которого были Патриарх Павел, митрополит Амфилохий и владыка Афанасий. «Руки обхватили свечу, как будто он хотел помочь, чтобы его легче было одеть в великий путь», приметил митрополит Амфилохий, а затем верующие, целуя нагрудный крест, почувствовали «божественный запах, который исходил от священной груди». На пути через Герцеговину (Босния и Герцеговина), десятки тысяч человек пришли, чтобы снискать благословение и помощь святого.

    Народная религиозность и церковное православие возрождаются в широких народных массах в различных проявлениях приватной сферы. Актуальная, субъективная, внутренняя рефлексия официального православия, которое иначе интерпретируется и бытует в повседневной жизни как народное православие, выражается не в регулярных исполнениях религиозных

    обязанностей, но в предпочтении праздничной религиозности и сохранением традиции как культуры памяти. Такое во многом свободное понимание и интерпретация догматического христианства, включая свободное выражение верований и религиозной практики, связанное с видениями, снами, в которых святые выступают частыми акторами, доступными верующим

    посредниками Бога, который в свою очередь часто воспринимается как высшая сила; вера в чудеса и чудесные исцеления; мощь реликвий и икон и другие выражения народной религиозности. Восстановление старых церквей и патронаж, воздвижение заветных крестов в знак благодарности святым; прославление их праздников; прикладывание к иконам, дарение икон, полотенец, колготок в благодарность или в мольбе о здоровье и выздоровлении, денежные пожертвования — все это совершается с тем, чтобы удовлетворить религиозность, все это -иллюстративные примеры ревитализации религии. Локальные церкви и священники заботятся о том, чтобы интегрироваться в данный процесс, в связи с чем спонтанное народное возрождение религии переосмысляется и ставится в церковные рамки. Сколько из этого удастся, и как будут развиваться религиозные перемены в Сербии: откроется ли религиозный рынок, в котором традиционные религии должны будут соревноваться с богатым религиозным «предложением», если хотят удержать верующих, сейчас сложно предугадать; но кажется, что это только возможное далекое будущее.

    Статья подготовлена в рамках проектов (177018; 179040), финансируемых

    Министерством образования, науки и технологического развития Республики Сербия в период с 2011 до 2015 г.

    1. Bandic D. O narodnom pravoslavlju danas: istrazivanja u valjevskom i krusevackom kraju. Etnoantropoloski problemi sv. 9. 1992. Pp. 63-б9.

    2. Bandic D. «Srpski seoski sveci». U Carstvo zemaljsko i carstvo nebesko, Ogledi o narodnoj religiji, 2б7-278. Beograd: Biblioteka XX vek. i997.

    3. Bandic, D. Verski identitet savremenih Srba. U: Tradicionalno i savremeno u kulturi Srba, posebna izdanja knj. 9. Beograd: SANU Etnografski institut. 2003. Pp. i3-23.

    4. Bandic D. Narodno pravoslavlje. Beograd: Biblioteka XX vek, Knjizara Krug. 2010.

    5. Blagojevic М., Priblizavanje pravoslavlju, Nis: Gradina. i995.

    6. Blagojevic М., Religijska situacija u SR Jugoslaviji: Revitalizacija religijskog ponasanja i verovanja, Teme g. XXVII, br. 4. 2003.

    7. Cajkanovic V. Mit i religija u Srba. Beograd: Srpska knjizevna zadruga. 1973.

    8. Davie G. Religija u suvremenoj Evropi: mutacija sjecanja. Zagreb: Goldeng marketing -Tehnicka knjiga. 2005.

    9. Bordevic B. D. Beg od crkve. Knjazevac: Nota. i984.

    Радулович Л., Благоевич М, Народная религиозность и православие в современной Сербии // Научный результат. Социология и управление. — Т.2, №2,2016.

    10. Kapfere B., Annelin Eriksen and Kari Telle. Introduction. Religiosities toward a Future-in Pursuit of the New Millennium. Social Analysis 53 (1). 2009. Рр. 1-16.

    11. Kuburic Z. «Obracenje u religiju koja ti progovori ». U Konverzija i kontekst: Teorijski, metodoloski i prakticni pristupi religijskoj konverziji, ur. Zorica Kuburic i Srdan Sremac, 17-42. Novi Sad: CEIR. 2009.

    12. Mardesic Z. Povratak religije ili njezina prilagodba svijetu? Crkva u svijetu 41 (2). 2006.

    13. Mitic M., Jankovic D. Srpska pravoslavna crkva i dobrotvorni rad. U: Mogucnosti i dometi socijalnog ucenja pravoslavlja i Pravoslavne crkve. Priredili: Dragoljub B. Bordevic, Milos Jovanovic. Beograd: Fondacija Konrad Adenauer. Nis: JUNIR. 2010. Рр. 403-420.

    14. Naletova I. Other-Wordly Europe? Religion and the Church in the Orthodox Area of Eastern Europe. Religion, State and Society, Vol. 37. 2009. №. 4.

    15. Perica V. Balkanski idoli: religija i nacionalizam u jugoslovenskim drzavama (1 i 2), Beograd: Biblioteka XX vek, Knjizara Krug. 2006.

    16. Popis stanovnistva, domacinstava i stanova 2011. U Republici Srbiji, veroispovest, maternji jezik i nacionalna pripadnost, Podaci po opstinama i gradovima. Beograd: Republicki zavod za statistiku, 2013.

    17. Radulovic L. B. Religija ovde i sada: Revitalizacija religije u Srbiji, Beograd: srpski genealoski centar: Odeljenje za etnologiju i antropologiju Filozofskog fakulteta. 2012.

    18. Religioznost u Srbiji 2010: istrazivanja religioznosti gradana Srbije i njihovog stava prema procesu evropskih integracija. (ur.) Andrijana Mladenovic, Beograd: Hriscanski kulturni centar: Centar za evropkse integracije, Fondacija Konrad Adenauer. 2011.

    19. Stark R., Iannaccone L. A Supply-Side Reinterpretation of the «Secularization» of Europe, Journal for the Scientific Study of Religion, 33 (3). 1994.

    20. Titarenko L. Religija u Belorusiji. U: Mogucnosti i dometi socijalnog ucenja pra voslavlja i pravoslavne crkve. Ur. Dragoljub B. Bordevic, Milos Jovanovic. Beograd: Fondacija Konrad Adenauer; Nis; JUNIR. 2010. Рр. 285-309.

    21. Vukomanovic. Homo viator: religija i novo doba. Beograd: Cigoja stampa. М., 2008.

    22. URL: http://ateizam.org/index.php/religija/90-proj ekti/popis-stanov nistva/180 -program-ateista-srbij e-za-

    popis-stanovnistva-2011-godi ne_. (дата обращения:

    23. URL: www.mvd. gov. rs/download/dokumenti/informatory_o_radu_j anuar 2011.pdf . (дата обращения: 16.05.2015)

    24. URL: http://www.novosti.rs/vesti/naslovna/aktuelno.290.html:35 2108-Molitva-medju-skelama . (дата обращения: 16.05.2015)

    25. URL: http://www.b92.net/info/komen tari.php?nav_id=185775 (дата обращения: 16.05.2015)

    26. URL: http://www.politika.rs/rubrike/Drustvo/Crkva-pred-Ustav nim-sudom.lt.html (дата обращения: 16.05.2015)

    1. Bandic D. About People’s Orthodoxy Today: Research in The Region of Valjevo and Krusevac. Ethnoanthropoligical problems. tome 9. 1992. Pp. 63-69.

    2. Bandic D. « Serbian Village Saints». In Kingdom of Earth and Kingdom of Heaven, Essays on Folk Religion. 1997. Pp. 267-278.

    3. Bandic D. Religious Identity of Modern Serbs. In: Traditional and Modern in The Culture of Serbs, special editions. Book 9. Belgrade: SANU Ethnographic Institute. 2003. Pp. 13-23.

    4. Bandic D. «People’s Orthodoxy. Belgrade. 20th Century Library, Bookstore Circle». 2010.

    5. Blagojevic M. «Getting Closer to Orthodoxy, Nis: Gradina». 1995.

    6. Blagojevic M. «Religious situation in FR Yugoslavia: Reviving religious behavior and belief, Topics. Year XXVII no.4. 1995.

    7. Cajkanovic V. «Myth and Religion in Serbs. Belgrade: Serbian Literature Association ». 1973.

    8. Davie G. 2005. «Religion in modern Europe: Mutation of Memory. Zagreb. Goldeng marketing -Technical Book». 2005.

    9. Bordevic B. D. «Escape from the Church. Knjazevac: Note». 1984.

    10. Kapfere B. Annelin Eriksen and Kari Telle. Introduction. Religiosities toward a Future-in Pursuit of the New Millennium. Social Analysis 53 (1). 2009. Pp. 1-16.

    11. Kuburic Z. «Addressing the religion that speaks to you». In Conversion and Context: Theoretical, methodological and practical approach to religious conversion, editor: Zorica Kuburic and Srdan Sremac.

    2009. Pp.17-42. Novi Sad. CEIR.

    12. Mardesic Z. Return of Religion or Its Adjustment to the World? The Church in The World 41 (2). 2006.

    13. Mitic M., Jankovic D. «Serbian Orthodox Church and Humanitarian Work.» In: Capacities and range of social teaching of Orthodoxy and the Orthodox Church. Edited by: Dragoljub B. Bordevic, Milos Jovanovic. Belgrade. Konrad Adenauer Foundation. Nis. JUNIR.

    14. Naletova I. Other-Wordly Europe? Religion and the Church in the Orthodox Area of Eastern Europe. Religion, State and Society. Vol. 37. 2009. №4.

    15. Perica, V. «Balkan Idols: Religion and Nationalism in Yugoslav States» (1 and 2). Belgrade. 20th Century Library, Bookstore Circle. 2006.

    16. Popis stanovnistva, domacinstava i stanova 2011. U Republici Srbiji, veroispovest, maternji jezik i nacionalna pripadnost, Podaci po opstinama i gradovima. Beograd. Republicki zavod za statistiku. 2013.

    17. Radulovic L. B. «Religion here and now: Reviving Religion in Serbia». Belgrade. Serbian Genealogical Centre: Department of Ethnology and Anthropology of the Faculty of Philosophy. 2012.

    18. Religiousness in Serbia 2010: Research of religiousness of citizens of Serbia and their stances on the process of European integration (editor) Andrijana

    Радулович Л., Благоевич М., Народная религиозность и православие в современной Сербии // Научный результат. Социология и управление. — Т.2, №2,2016.

    Mladenovic, Belgrade: Christian Cultural Centre: Centre for European Integration. Konrad Adenauer Foundation. 2011.

    19. Stark R., Iannaccone L. A Supply-Side Reinterpretation of the «Secularization» of Europe. Journal for the Scientific Study of Religion. 33 (3). 1994.

    20. Titarenko L. Religija u Belorusiji. U: Mogucnosti i dometi socijalnog ucenja pra voslavlja i pravoslavne crkve. Ur. Dragoljub B. Bordevic, Milos Jovanovic. Beograd. Fondacija Konrad Adenauer; Nis; JUNIR. 2010. Pp. 285-309

    21. Vukomanovic M. «Homo viator: Religion and The New Age». Belgrade. Cigoja Print. 2008.

    22. URL: http://ateizam.org/index.php/religija/90-projekti/popis-stanov nistva/180-program-ateista-srbije-za-

    popis-stanovnistva-2011-godi ne (date of access: May 16, 2015).

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *