Что делали на чернобыльской аэс
Перейти к содержимому

Что делали на чернобыльской аэс

  • автор:

Загадка Чернобыльской АЭС. Что случилось 26 апреля 1986 г.

Чернобыльская АЭС. Фотохроника ТАСС / Владимир Репик, Игорь Костин и Валерий Зуфаров.

«На мой взгляд, это не авария, это катастрофа. Потому что и по ущербу материальному, который мы имеем на сегодняшний день, который еще будем иметь по ликвидации последствий этой аварии, и по моральным издержкам, моральному убытку, нанесенному не одной тысяче людей, не могу отнести это событие к разряду аварии. Пожалуй, катастрофа», – рассказывает В. Чугунов, работник 1-го реакторного цеха Чернобыльской АЭС в кадрах документального фильма «Колокол Чернобыля».

26 апреля 1986 г. в 01:23 на 4-м энергоблоке Чернобыльской атомной электростанции произошел взрыв, полностью разрушивший реактор. Более 115 тыс. жителей Припяти и близлежащих населенных пунктов покинули свои дома. Жизнь здесь остановилась. В окружающей среде оказалось огромное количество радиоактивных веществ – радионуклидов, которые вместе с пылью распространились в радиусе как минимум 30 км от аварии. На самом деле, радиация загрязнила около 140 тыс. кв. км территории СССР. Украина, Россия, Беларусь подверглись наибольшему воздействию. Радиоактивное облако затронуло также страны Европы: Австрию, Болгарию, Венгрию, Норвегию, Польшу, Румынию, Финляндию, Швецию, Югославию, Германию, Англию, Италию и Грецию. В составе радиоактивных выбросов – изотопы урана, плутония, йода-131, цезия-134, цезия-137 и стронция-90, распад которых насчитывает от 8 до 30 лет. Чтобы избавиться от пыли, состоящей из этих опасных элементов, службы распыляли с вертолетов специальный раствор, который пленкой покрывал километры земли рядом со станцией.

Источник: фотохроника ТАСС

После эвакуации в близлежащих деревнях продолжали оставаться старики и те, кто был не готов бросить хозяйство. Многие думали, что авария на Чернобыльской АЭС – это не серьезно. В документальном фильме «Колокол Чернобыля» один из жителей деревни рассказывает, что здесь он живет 68 лет. А до него в деревне родились его дед и отец. «Все пройдет, государство не даст пропасть. Все наладится», – верит мужчина.

Чернобыльская атомная электростанция считалась самой чистой, безопасной и инновационной в стране. Но взрыв четвертого блока разрушил эти убеждения и судьбы многих людей. Острая лучевая болезнь, ожоги, травмы, сердечная недостаточность – за первую неделю после аварии по официальным данным от радиации погиб 31 человек. Радиационному воздействию подверглись около 600 сотрудников станции и пожарных. В течение последующих 12 лет люди, получившие сильную дозу облучения в радиоактивной зоне, умерли от серьезных заболеваний, например от злокачественных опухолей.

Автор: Владимир Мащиков / ТАСС

25 апреля 1986 г. сотрудники ЧАЭС готовили 4-й энергоблок к остановке для проведения эксперимента с режимом выбега ротора турбогенератора, чтобы улучшить систему безопасности. Энергоблок был самым новым на станции – введен в работу в 1983 г. За сутки до аварии в 4-м энергоблоке на 50% снизили мощность, отключили систему аварийного охлаждения реактора, что предписывала инструкция. В ходе эксперимента мощность стремительно росла, и за несколько секунд системы вышли из строя. Это спровоцировало сильнейшие взрывы (по свидетельствам очевидцев, было 2 взрыва) и пожар. Активная зона и верхняя часть реактора были полностью разрушены, произошел выброс огромной радиоактивности.

Дезактивация после аварии. Источник фото: Виталий Аньков / РИА Новости

По свидетельствам начальника смены блока №4 И.И. Казачкова, записанным в книге Ю. Щербака «Чернобыль», эксперимент планировали в 14:15-14:20 дня. В нем должен был участвовать сам Казачков. Но за 15 мин. до начала позвонил диспетчер и отложил испытание до ночного времени. Как рассказал Казачков, в тот момент он расстроился, что пропустит эксперимент: «Посмотреть на все это дело хотелось. Режим технологический необычный сам по себе. Хотелось посмотреть, сколько же времени турбина будет вырабатывать энергию на свои нужды? У нас вообще до этого не было таких экспериментов. На других блоках пытались делать, у них не получилось. Выбег практически не получался. Но там, прежде чем дело доходило до эксперимента, срабатывала автоматическая защита».

Участниками испытания 4-го энергоблока стали начальники смены Ю. Трегуб, А. Акимов и другие сотрудники. По описаниям Трегуба, никто не знал, как работает оборудование от выбега ротора турбогенератора, руководствовались программой, которую приготовили для эксперимента. Поэтому в первые секунды «нехороший звук» был воспринят как нечто естественное: «Сам звук я не помню, но помню, как его описывал в первые дни аварии: как если бы «Волга» на полном ходу начала тормозить и юзом бы шла. Такой звук: ду-ду-ду-ду. Переходящий в грохот. Появилась вибрация здания. Да, я подумал, что это нехорошо. Но что это – наверно, ситуация выбега». А затем последовали два мощных удара, похожих на землетрясение. «Синий угар» наполнил помещение, развалились гидробаллоны, в турбинном отделении обрушилась кровля. Дозиметрист сообщил о показаниях на 4-м блоке – 1000 микрорентген в секунду. Выйдя на улицу, Трегуб увидел свечение, «под ногами – черная какая-то копоть, скользкая». «Это Хиросима», – Трегуб понял, что произошла авария огромных размеров.

Источник: фотохроника ТАСС / Владимир Репик, Игорь Костин и Валерий Зуфаров

В первые часы никто не сообщал о случившемся. Власти сформировали Правительственную комиссию, которая только к вечеру 26 апреля прибыла на место. Эвакуация населения началась лишь 27 апреля, когда люди уже успели получить радиационное облучение. В одном из интервью первый президент СССР Михаил Горбачёв рассказал, что в первые сутки после аварии никто не понимал, что реактор взорвался и «произошел гигантский ядерный выброс в атмосферу». Поэтому, устраняя последствия, было допущено много ошибок. Например, руководство ЧАЭС приняло решение залить реактор водой, хотя тушить там уже было нечего. В результате были затоплены подвальные помещения и бассейн-барботер под реактором. Воду откачали в начале мая.

Справка: Бассейн-барботер – это резервуар внутри защитной оболочки реактора, в котором находится холодная вода или лёд для конденсации пароводяной смеси, образующейся внутри защитной оболочки реактора, когда срабатывает система аварийной защиты.

Автор: Игорь Костин / РИА Новости

По словам Горбачёва, были опасения, что раскаленная масса ядерного топлива и графита прорвет дно реактора и заразит почвенные воды. Поэтому в зону аварии направили шахтеров из Донбасса и Тулы, которые прорыли тоннель под реактор и изолировали его от почвы с помощью бетонной плиты с системой турбоохлаждения. А чтобы избежать выпадения радиоактивных осадков в виде дождя над станцией и соседней зоной, самолеты «бомбили» облака, и дожди проливались на других территориях. Соответственно, это привело к заражению новых земель.

Говоря о том, насколько специалисты и руководство страны не понимало всей картины произошедшего, Горбачёв привел пример: «27 апреля, уже после эвакуации Припяти, правительственная комиссия в полном составе осталась ночевать и ужинать в припятской гостинице «Полесье» – в обычной одежде и без респираторов. А ведь и вода, и воздух, и вся пища уже были заражены. Также в обычной одежде и без респираторов облетали территорию на вертолетах в первые дни после катастрофы наши академики. Так что те, кто меня информировал, сами не до конца понимали, что же все-таки стряслось. Потребовались недели, чтобы получить оценку случившегося». Потому и не отменили майские демонстрации. Дать точную характеристику последствиям не имели возможности, а распространять панику тоже никто не хотел. Первые краткие сводки появились 28 апреля в газете «Правда», а обращение президента к народу произошло лишь спустя 3 недели после аварии.

Майская демонстрация 1986г.

В то время президентом Академии наук был А.П. Александров. По его словам, многие из академиков даже не знали о проведении этого эксперимента. О том, как А.П. Александров переживал это событие, лучше всего рассказывает он сам в одном из интервью:

«. Чернобыль — трагедия и моей жизни тоже. Я ощущаю это каждую секунду. Когда катастрофа произошла, и я узнал, что там натворили, чуть на тот свет не отправился. Потом решил немедленно уйти с поста президента Академии наук, даже обратился по этому поводу к М. С. Горбачеву. Коллеги останавливали меня, но я считал, что так надо. Мой долг, считал я, все силы положить на усовершенствование реактора. Отвечать за развитие атомной энергетики и конкретно за Чернобыльскую катастрофу — разные вещи. Судите сами. Хотя, впрочем, убежден, что сказанное мною вызовет новый поток брани на мою старую, лысую голову. Но я покривил бы душой, если бы согласился с мнением, что теперь атомную энергетику развивать не надо, и все АЭС надо закрыть. Отказ человечества от развития атомной энергетики был бы для него губителен. Такое решение не менее невежественно и не менее чудовищно, чем тот эксперимент на Чернобыльской АЭС, который непосредственно привел к аварии».

Большую роль в ликвидации последствий Чернобыльской аварии сыграл академик В.А. Легасов. Один из первых он приехал в Припять и провел около 4-х месяцев возле разрушенного энергоблока и получил дозу радиации в 100 бэр, хотя по нормам находиться в зараженной радиацией зоне можно не больше 2-3 недель. Уже 5 мая у него появились симптомы лучевой болезни: выпадение волос, кашель, бессонница и «ядерный загар». Несмотря на это, он продолжил работу.

Его дочь Инга Легасова рассказала в одном из интервью, почему отец принял решение быть на месте катастрофы до конца: «Из тех, кто работал на месте катастрофы, он был единственным учёным. Он прекрасно понимал, на что идёт и какие дозы получает. Но иначе невозможно было оценить масштаб катастрофы. Издалека понять, что происходит, было нельзя. Чувство ответственности гнало его вперёд. Нужно было быстро принимать решение, а советоваться ему было не с кем. Да и времени не было на советы».

Именно он настоял на срочной эвакуации населения и предложил засыпать взорвавшийся реактор смесью бора, свинца и доломитовой глины.

Т.к. радиационной облако угрожало и странам Европы, СССР получал многомиллионные иски. Отношение к стране смягчил 5-часовой доклад В.А. Легасова на конференции экспертов МАГАТЭ в Вене.

27 апреля 1988 года академика В.А. Легасова нашли мертвым.

Работу атомной станции остановили. После дезактивации зараженной территории и установления изоляционного сооружения «Укрытие» над 4-м блоком вновь запустили сохранившиеся три блока ЧАЭС. Однако в 2000 г. энергоблоки Чернобыльской АЭС остановили окончательно.

Фото на странице: фотохроника ТАСС / Владимир Репик, Игорь Костин и Валерий Зуфаров.

Фото на главной странице: Владимир Репик / ТАСС

Материал подготовлен на основе открытых источников.

Чернобыль накануне катастрофы Постоянные ЧП и хищения: что происходило на Чернобыльской АЭС до аварии?

26 апреля весь мир в очередной раз вспоминает крупнейшую катастрофу в истории атомной энергетики: ровно 35 лет назад на Чернобыльской АЭС взорвался реактор в четвертом энергоблоке. Ранее на Украине рассекретили очередной пакет документов о работе станции накануне аварии. Изучение их объясняет, почему критическую ситуацию поначалу не восприняли всерьез — всевозможные ЧП были привычным делом на станции. Строительство велось с грубыми нарушениями, не соблюдалась техника безопасности, полноценная охрана отсутствовала. Как следствие, несчастные случаи носили массовый характер, равно как и хищение дорогостоящего оборудования. Не лучшим образом обстояли дела и с бытовыми условиями в городе энергетиков — Припяти. Опубликованные материалы изучила «Лента.ру».

Книга «Чернобыльское досье КГБ» — уже второе издание, подготовленное сотрудниками архива Службы безопасности Украины и Украинского института национальной памяти. В нее вошли 229 документов о строительстве и работе станции, 190 из которых опубликованы впервые. В основном это материалы органов КГБ УССР, которые следили за происходящим на Чернобыльской АЭС через своих агентов и доверенных лиц, завербованных среди работающих на станции. Документы, попавшие в новую книгу, охватывают период с 1971 по 1986 год, до возведения после аварии саркофага «Укрытие» над четвертым энергоблоком.

Сплошной брак

Проблемы на ЧАЭС начались задолго до взрыва. Так, в 1973 году сотрудники КГБ докладывали о неудовлетворительной работе арматурного цеха и проблемах при укладке бетона. Прочность арматуры не соответствовала проектной, но это никого не смущало — чертежи уже потом подчищали под то, что построили по факту.

В 1976 году на ЧАЭС поступили бракованные трубы. О том, что они непригодны для эксплуатации, знали абсолютно все — и главный инженер строительства, и директор станции Виктор Брюханов, и директор предприятия-изготовителя. Тем не менее трубы приняли и пустили в строительство, продлив контракт на дальнейшие поставки. И даже доклад инспекторов в Киевский обком ничего не изменил.

Не только с трубами была такая история. ЧАЭС делали из некачественной облицовочной плитки и кирпича, а Ижорский завод имени Жданова в Ленинградской области отправил в Чернобыль непригодный для установки напорный коллектор для атомного реактора. В материалах КГБ постоянно отмечается, что начальство знало о тех или иных нарушениях, но ничего не делало, чтобы исправить ситуацию и наказать виновных.

По мнению многих специалистов, работающих на строительстве АЭС, низкое качество производимых работ на отдельных участках является результатом слабого контроля со стороны главного инженера строительства Лукова И.П.

докладная записка первому секретарю Киевского областного комитета КПУ В. Цыбулько, 12 апреля 1973 года

К проблеме некачественного оборудования и стройматериалов и непродуманной логистики прибавлялись и нехватка рабочих рук, и слабая организация труда, и неквалифицированный подбор кадров, так что сроки сдачи первого энергоблока в итоге были сорваны — его запустили в 1977 году, а не в 1974-м. Вероятно, тянули бы и дольше, если бы не попытка Москвы подстегнуть строительство Чернобыльской АЭС.

Материалы по теме
Додумались Раскрыта настоящая причина чернобыльской катастрофы
24 ноября 2017

В одном из опубликованных документов говорится, что в мае 1976 года в Чернобыль прибыла выездная коллегия Министерства энергетики СССР под председательством министра Петра Непорожнего. В состав делегации вошли первый секретарь Киевского обкома и инструктор ЦК КПУ. В их присутствии вопрос о сроках запуска не поднимался.

Однако после отъезда партийного руководства Непорожний собрал всех начальников главков и потребовал закончить работы в 1976 году любой ценой. Радиационное заражение явно пугало чиновников меньше, чем гнев столичных начальников, так что и техника безопасности соблюдалась на соответствующем уровне.

Лишь бы успеть

Многочисленные нарушения, тем более молчаливо одобряемые на высоком уровне, разумеется, приводили к авариям. Причинами становились и некачественное оборудование, и человеческий фактор, ведь дисциплина и технология работ на предприятии откровенно хромали. К примеру, в 1976 году по вине одного из прорабов были повреждены баки хранилища жидких отходов. Случившееся, разумеется, попытались скрыть. Баллоны с хлором на ЧАЭС не имели предохранительных клапанов и заглушек, что было чревато утечкой.

Электрооборудование, в том числе контрольно-измерительные приборы, не соответствовало требованиям. А в одном из документов 1983 года отмечалось, что в ходе эксплуатации трех действующих энергоблоков наблюдается «постоянная недовыработка поступающего на станцию ядерного топлива и отсутствие четкого контроля за его использованием».

случились на Чернобыльской АЭС с января 1978-го по декабрь 1982 года, было зафиксировано еще 87 случаев отказа оборудования

В феврале 1982-го председатель КГБ УССР Виталий Федорчук докладывал в ЦК КПУ об аварийной остановке на третьем энергоблоке мощностью в миллион киловатт. Там внезапно открылся главный предохранительный клапан, что вызвало гидравлический удар и разрыв трубы сбросного коллектора острого пара. Предварительное расследование установило, что стенки у трубы коллектора были тоньше, чем предусмотрено проектом. Но никакого нарушения в этом не нашли: использование непригодных материалов «из-за отсутствия проектных» согласовали в самом Министерстве энергетики СССР.

Процедура охлаждения реактора на Чернобыльской атомной электростанции, 1985 год

Самая крупная авария за тот период случилась в сентябре 1982 года на первом энергоблоке во время пробного пуска реактора. При подъеме его мощности произошел разрыв одного из каналов. Простой энергоблока составил три месяца, ущерб — 33 миллиона рублей. В ходе расследования было выявлено 20 грубейших нарушений технологического регламента по эксплуатации I и II очередей станции, а также серьезные недоработки в самом регламенте. Жители Припяти распространяли «искаженные слухи» о случившемся, отмечали в КГБ.

Авария привела к утечке радиации. В нескольких километрах от ЧАЭС было зафиксировано повышение радиоактивности верхнего слоя почвы и растений. На земле в хуторе Чистогаловка обнаружили труднорастворимые, так называемые горячие частицы, которые при попадании в организм человека могли вызвать тяжелые заболевания. При этом, как подчеркивалось в одном из документов, «через официальные и оперативные возможности приняты меры по недопущению утечки результатов работы комиссии».

Имеют место факты, когда отдельные руководители сознательно идут на грубейшие нарушения технологических норм ведения строительства, думая только о том, как быстрее сдать объект, не заботясь о его будущем и возможных трагических последствиях

информация для начальника подразделения УКГБ УССР по Киеву и Киевской области Н. Вакуленко, 19 декабря 1978 года

Судя по рассекреченными материалам, у властей была информация не только о нарушениях и авариях при строительстве и работе ЧАЭС, но и о дефектах самого проекта станции, которые могли привести к опасной ситуации. В одном из документов УКГБ СССР по Москве и Московской области, датированном весной 1983 года — то есть за три года до аварии, — прямо говорилось, что Ленинградская, Курская и Чернобыльская АЭС из-за конструкции реактора РБМК-1000 являются наиболее опасными с точки зрения их дальнейшей эксплуатации, что может иметь «угрожающие последствия».

Заходи кто угодно

Нарушения при строительстве объектов ЧАЭС приводили не только к выходу из строя оборудования и угрозе распространения радиации, но и к несчастным случаям.

В документах описываются происшествия: два сварщика получили тяжелые ожоги из-за грубого нарушения техники безопасности, у одного из них было поражено до 55 процентов тела; слесарь упал в вентиляционную шахту, которая не была огорожена, получил сотрясение мозга и перелом обеих ног. Многие руководители умышленно скрывали несчастные случаи, выборочная проверка выявила 20 таких попыток.

получили производственные травмы на Чернобыльской АЭС за три квартала 1978 года

Отдельной проблемой на Чернобыльской АЭС было нарушение пожарной безопасности. Одна из проверок показала, что руководство станции проявляет в этом вопросе «беспечную халатность». Автоматические системы пожаротушения и сигнализации находились в плохом состоянии, подъездные пути к объектам АЭС не расчищались от снега, склады были захламлены и не оборудованы пожарной сигнализацией.

Всего проверяющие обнаружили около 15 грубейших нарушений, которые могли привести к ЧП. О них сообщили в УВД Киевского облисполкома, однако там заявили, что проверка объектов строительства займет много времени, а МВД УССР данной задачи перед ними не ставило.

Передовая бригада слесарей-монтажников турбинного цеха. Чернобыль, 1 мая 1977 года

Чернобыльская АЭС зачастую была беззащитна не только перед возможными пожарами. Серьезную опасность представляла недостаточная охрана. В докладной записке 1976 года начальнику КГБ по Киеву и Киевской области Николаю Вакуленко утверждалось, что на атомных станциях в РСФСР соблюдается «строжайший режим». Это способствует своевременному вводу объектов в строй и дает определенную гарантию от возникновения ЧП. На строительстве же Чернобыльской АЭС какой-либо режим отсутствует, а на замечания по этому поводу директор станции Брюханов и начальник управления строительства Василий Кизима отделываются «одними заверениями».

Штат ВОХР был недоукомплектован. Для охраны важных объектов, в том числе реакторного зала, администрация привлекала военных на договорной основе. В 1977 году из полутора тысяч производственных помещений, необходимых для нормальной работы атомного реактора, охранялись три. Въезд и выезд автомобилей на территорию станции практически не контролировался. При этом Минэнерго и МВД СССР долго не могли решить проблему с выделением милицейской охраны для ЧАЭС.

В 1980-1981 годах разукомплектованием оборудования был нанесен ущерб на 140 тысяч рублей, за полгода 1983-го стоимость украденного оборудования составила 60 тысяч рублей. Некоторые из украденных предметов могли стать источником радиоактивного излучения

Из-за отсутствия нормальной охраны на Чернобыльскую АЭС проникали посторонние лица и воровали ценное оборудование, которое к тому же могло «фонить». В сентябре 1976-го неизвестные пробрались в щитовую системы управления и защиты блока «А» и украли выключатели, резисторы, транзисторы. В январе 1977-го в одном из помещений блока «В» были взломаны двери, исчезло дефицитное электрооборудование — диоды и селеновые выпрямители.

Хищениями занимались и работники АЭС. Ранее судимый начальник склада воровал стройматериалы и спекулировал ими. Один из прорабов нанимал несуществующих рабочих и получал за них деньги. Интересно, что об этих фактах сообщали в милицию, но начальник Чернобыльского РОВД подполковник Чуясов в первом случае не принял никаких мер, а во втором — тормозил расследование возбужденного дела.

Атомный реактор на Чернобыльской АЭС, 1980 год

Характерная история случилась с прудом-охладителем для омывающей реактор воды. В нем разрешили разводить рыбу, но реализовывать ее населению можно было только после проведения необходимого анализа на радиоактивность и получения разрешения санэпидстанции. Однако местный рыбокомбинат игнорировал это требование. Более того, по указанию начальника цеха рыба продавалась за наличный расчет частным лицам, что вызывало недовольство местного населения, которое знало о запрете вылавливать ее из пруда. История с рыбой была не единственным поводом для возмущения среди работников ЧАЭС и жителей Припяти.

Агенты и сектанты

В начале 80-х годов на строительстве Чернобыльской АЭС было занято 16 тысяч рабочих, приехавших из разных городов Советского Союза. На станции работали 5127 человек, их средний возраст составлял 30 лет. В Припяти до аварии 1986 года проживали более 49 тысяч человек. Рассекреченные документы содержат некоторую информацию о настроениях в городе.

Летом 1980 года в Припяти готовились «массовые антиобщественные выступления» из-за плохих условий проживания в общежитиях и частном секторе. Их инициатором был некий рабочий завода «Юпитер» В.Г. Ященко, который напечатал 30 листовок с призывом организовать протестную демонстрацию. Властям удалось сорвать планы недовольных.

Не исключено, что лица (…), вынашивающие враждебные намерения, могут воспользоваться теми неполадками и нарушениями строительных работ, которые имеют место

оперуполномоченный Чернобыльского РО УКГБ УССР по Киеву и Киевской области капитан В.Н. Захаров, 6 февраля 1981 года

В городских магазинах возникали стихийные сборища из-за плохого качества и перебоев в снабжении хлебом, пока работу хлебозавода не удалось наладить. «Нездоровую обстановку» среди жителей вызывали проблемы с водоснабжением. Работники ЧАЭС писали коллективные письма с жалобами на жилищные условия и нехватку мест в детских садах. Письмо в президиум Верховного Совета СССР и ЦК КПСС подписали 160 человек.

Припять до аварии

В задачи органов КГБ в Чернобыле входили поиск агентов-нелегалов, государственных преступников, борьба с украинскими националистами и пресечение деятельности «ревизионистски настроенных лиц из среды молодежи и интеллигенции». Как отмечалось в одном из документов, большая миграция, недостаточно четкая работа паспортного стола и упрощенный прием на работу в строительные организации на ЧАЭС создавали условия для легализации агентов-нелегалов.

Чекисты выявляли среди работающих на строительстве ЧАЭС людей, которые, очевидно, считались подозрительными. Например, тех, кто выезжал за рубеж или переписывался с жителями капиталистических стран, имел судимость за государственные или уголовные преступления. Был обнаружен один реэмигрант из Китая, один бывший участник ОУН-УПА (запрещенная в РФ организация) и восемь психически больных с агрессивными наклонностями. КГБ также сообщал об увеличении численности немцев на ЧАЭС и приверженцев «секты ЕХБ» (очевидно, имелись в виду Евангельские христиане-баптисты), в их среде были завербованы агенты.

Ненормальное положение с охраной АЭС усугубляется еще и тем, что на станции имеется целый ряд производственных помещений, цехов и участков, уязвимых в диверсионном отношении

докладная записка в Комитет государственной безопасности при Совете министров Украинской СССР, 29 июня 1977 года

По данным на весну 1986 года, у органов КГБ было 56 агентов и 67 доверенных лиц, которые передавали им информацию и после случившейся аварии. До сих пор существуют различные версии причин чернобыльской катастрофы. Как правило, указывается на неправильные действия персонала. При этом в первое время после аварии, как следует из документов, проверялась версия о диверсионном умысле.

В материалах КГБ после аварии также сообщалось о радиационной обстановке, состоянии пострадавших и ситуации с общественным порядком. К примеру, к 8 мая было зафиксировано пять попыток хищения имущества в населенных пунктах, из которых эвакуировали жителей, один случай хищения продовольствия и спиртных напитков.

В июле первому заместителю КГБ СССР Филиппу Бобкову докладывали о протестных настроениях среди военнослужащих-ликвидаторов, призванных из запаса. Некоторые из них были недовольны увеличением срока службы с двух до шести месяцев. Военные из Прибалтики были готовы объявить голодовку, не подчиняться приказам и бунтовать. Некоторые ликвидаторы в письмах просили близких добыть для них справки о болезни или тяжелом материальном положении семьи, чтобы их демобилизовали раньше. Обстановка в частях была «нормализована» после «разъяснительной работы».

35 лет спустя

Взрыв в четвертом реакторе Чернобыльской АЭС в апреле 1986 года стал одной из крупнейших техногенных катастроф в истории человечества. Число жертв аварии достигло четырех тысяч человек, включая умерших от последствий облучения. После аварии вокруг ЧАЭС возникла 30-километровая зона отчуждения, куда попали не только территория станции и город Припять, но и десятки сел.

Пожары в зоне отчуждения Чернобыльской АЭС

Украинское правительство не раз заявляло, что собирается что-то предпринять в отношении этих территорий, но дальше туманных идей дело не заходило. Впрочем, в прошлом году в этом направлении активизировался Владимир Зеленский, который даже посетил Припять и пообещал превратить зону ЧАЭС в туристический и научный кластер. Однако, как показали события весны 2020 года, обещания вряд ли зафиксировали даже на бумаге.

В апреле прошлого года в зоне отчуждения разгорелись масштабные пожары. Очагов было несколько — кто-то явно пытался скрыть следы преступной деятельности по вырубке древесины, а кто-то занимался банальным хулиганством. И это на территории закрытого объекта!

леса уничтожили пожары в Чернобыльской зоне отчуждения весной 2020 года

А вот следов деятельности госструктур там как раз замечено не было. Как призналась и.о. руководителя Государственного агентства по управлению зоной отчуждения, к некоторым местам даже невозможно подогнать технику. Да и не на что, собственно говоря. Власти Украины только на 11-й день пожара осознали проблему и нашли средства: почти 45 миллионов гривен пришлось выделить из резервного фонда, потому что у профильных ведомств средств просто не оказалось.

Огонь дошел и до закрытого военного городка Чернобыль-2, вплотную подошел к городу Припяти, хранилищу ядерных отходов, складу боеприпасов. Пламя полыхало и совсем неподалеку от саркофага четвертого энергоблока, где неизвестно в каком состоянии находятся 180 тонн отработавшего ядерного топлива, которое попросту не смогли извлечь после взрыва. Не пощадил огонь и печально известный Рыжий лес, принявший на себя максимальную дозу радиации после аварии 1986 года.

В итоге вместе с воздушными массами из Чернобыля в Киев попали частички радиоактивного цезия-137. Правда, власти утверждали, что концентрация радионуклида в воздухе незначительна и не представляет угрозы для здоровья. Саркофаг и хранилища огонь тоже не повредил — специалисты заверили, что они окружены бетоном. Иными словами, очередной катастрофы на этот раз удалось избежать. Но, судя по рассекреченным материалам, традиция наплевательского отношения к опаснейшим объектам мира здесь складывалась десятилетиями.

Атомная энергетика: Чернобыль и наши дни

На этой неделе исполнилось 35 лет со дня аварии на Чернобыльской АЭС – самой масштабной в истории. Что стало причиной трагедии и как она сказалась на развитии атомной энергетики? Безопасно ли использование АЭС сегодня? Об этом мы поговорили с доктором технических наук Владимиром Сметанниковым, который посвятил атомной энергетике более 60 лет жизни.

26 апреля 1986 года на четвертом энергоблоке Чернобыльской АЭС произошел взрыв, который полностью разрушил реактор. Его причиной стало неконтролируемое возрастание мощности реактора РБМК-1000. О последствиях этой аварии слышал каждый: колоссальный выброс радиоактивных материалов в окружающую среду, поражение экосистемы, человеческие жертвы. Более 115 тысячам жителям Припяти и окрестных деревень пришлось навсегда покинуть свои дома, радиус зоны отчуждения вокруг АЭС составил 30 километров.

Сразу после трагедии в «зону отчуждения» стали прибывать ликвидаторы: научные сотрудники, военные, добровольцы, всего более 500 тысяч человек. Для уменьшения радиоактивных эмиссий в атмосферу с вертолетов выбрасывалась специальная смесь, на аварийном блоке велись работы, под реактором вырыли тоннель. Одной из главных целей ликвидаторов было создание своеобразного укрытия, «саркофага», который должен был препятствовать выбросу радиоактивных элементов в атмосферу. Его построили уже к ноябрю 1986 года.

Многие ликвидаторы заработали себе проблемы со здоровьем на всю жизнь. От лучевого поражения в первые три месяца после катастрофы погиб 31 ликвидатор. Пожарные, работавшие на месте, в первые часы катастрофы покрывались «ядерным загаром», а ликвидаторам приходилось вдыхать радиоактивную пыль, воздействие которой оказалось еще сильнее, чем внешняя радиация. Точных данных, сколько человек погибло впоследствии от вызванного радиацией рака, нет, но их счет идет на тысячи.

После работ по дезактивации и построения саркофага ЧАЭС частично продолжила свою работу. В октябре 1986 года были вновь введены в эксплуатацию1-й и 2-й энергоблоки; в декабре 1987 года – 3-й энергоблок. Чернобыльская АЭС была навсегда остановлена только 15 декабря 2000 года.

Возможно ли было предсказать аварию и что было ее главной причиной?

Конечно, это было возможно. Концепция атомной энергетики, я считаю, сложна и проста одновременно: главными критериями являются повышенное внимание к системе безопасности и неукоснительное выполнение регламента эксплуатации реактора и проектирования установок. Реактор должен быть безопасен, что бы с ним ни случилось. А любая техногенная авария – следствие человеческой ошибки на том или ином этапе.

На суде над сотрудниками Чернобыльской АЭС и другими специалистами из числа ее разработчиков причины катастрофы были уже совершенно ясны. В Чернобыле сыграли роль и конструкторские недочеты, и человеческий фактор, если говорить точнее, пренебрежение нормативными актами управления станции. Именно человеческий фактор и стал роковым: он обнажил все имеющиеся скрытые проблемы.

Насколько опасной была ликвидация аварии в Чернобыле для ее участников? Остается ли работа в отрасли потенциально опасной для ее сотрудников?

Я знаю сотни людей, которые прожили долгую и полноценную жизнь после работы в опасных зонах. Мои товарищи «схватили» по 150 рентген в Чернобыле, а сейчас они живы и здоровы. Я работал на многих опасных объектах и до сих пор хорошо себя чувствую, мне 85 лет! Сейчас при нормальной работе систем атомные электростанции совершенно экологически чисты и безопасны.

В том числе АЭС чернобыльского типа?

Блоки класса РБМК-1000 (подобные были на Чернобыльской АЭС) эксплуатируются до сих пор. Несмотря на всеобщие опасения, эксплуатация АЭС чернобыльского типа безопасна, так как была проведена модернизация систем. Радиационная нагрузка на обслуживающий их персонал сейчас крайне мала.

РБМК, к слову, был очень удобным в эксплуатации и изготовлении реактором с очень высоким коэффициентом использования установленной мощности. На основе этого типа реактора была создана атомная бомба. Сейчас, конечно, они уже отработали свой срок службы и будут выводиться из эксплуатации и заменяться реакторами ВВЭР 1200.

Какой «срок годности» у АЭС?

Изначально мы проектировали их на 30 лет, но при нормальном функционировании систем срок эксплуатации продлевается до 60 лет. Если продление невозможно – происходит вывод станции из эксплуатации. Часть отработанного топлива направляется в могильники на захоронение, часть может быть переработана и использована дальше при минимизации радиационной нагрузки. Процесс это, надо сказать, небыстрый.

Как происходит захоронение отработанного топлива?

Проблема утилизации радиоактивных отходов – самая насущная в отрасли, и она еще не решена. Это ахиллесова пята атомной энергетики. Если сегодня реакторы работают на тепловых нейтронах, то следующее поколение реакторов будет на быстрых нейтронах, которые позволят минимизировать количество отходов. Эти перемены в энергетике произойдут на наших глазах!

Если говорить о нынешних способах захоронения, есть несколько методов: переработка отходов в стекле, заливка бетоном, захоронение в специальных колодцах. При этом все полезные продукты из отработанного топлива извлекаются и перерабатываются.

Можем ли мы отказаться от атомной энергии?

Мы не можем отказаться от атомной энергии из-за экономической выгоды и бесконечных возможностей использования ядерного топлива. Важно понимать: использование атомной энергии не ограничивается возможностями производства тепла и электроэнергии на АЭС. Это и полёты к планетам Солнечной системы, и освоение морских глубин, и ядерная медицина. Сейчас Россия приступила к широкомасштабному освоению Арктики. Была создана первая в мире плавучая АЭС «Академик Ломоносов» – чрезвычайно важный элемент для освоения этих территорий.

Вместе с тем сейчас некоторые страны мира выводят из эксплуатации АЭС и делают выбор в пользу «зеленой» энергетики. Какие у нее перспективы в России и в мире?

Да, после глобальных аварий (Три-Майл-Айленд в США, Чернобыль в СССР и Фукусима в Японии) стала набирать обороты система «зеленой» энергетики. Она призывает к отказу от угля и атомной энергии и использованию возобновляемых источников – солнца, воды, ветра. Инициатива изначально принадлежала Соединенным Штатам, но вскоре в эту идею поверили миллионы людей по всему миру. Но возможности «зеленой» энергетики были переоценены. Во-первых, это экономически невыгодно. Например, в Германии оплата за электроэнергию увеличилась в разы после перехода на «зеленую» систему. Во-вторых, «зеленая» энергетика не является экологически безопасной. Солнечные батареи и лопасти ветрогенераторов невозможно переработать – их закапывают в землю. Так что «зеленая» энергетика не сможет заменить АЭС. Об этом говорит и наша активная международная деятельность в сфере атомной энергетики: сейчас «Росатом» строит 35 блоков за рубежом.

Тридцать лет назад произошла авария на Чернобыльской АЭС

Тридцать лет назад на границе Украины, Белоруссии и России случилось непредвиденное: сошел с рельсов экспресс под названием «атомная энергетика», отправленный со станции Обнинск в Калужской области в 1954 году.

До трагической ночи с 25 на 26 апреля 1986 года, когда был разрушен взрывом один из четырех энергоблоков Чернобыльской АЭС и всего, что за этим последовало, мы даже представить не могли, сколь велика может быть расплата за чью-то самонадеянность и беспечность. При тушении возникшего на четвертом энергоблоке пожара и в первые, самые острые дни ликвидации последствий аварии получили смертельные дозы облучения и скончались в течение трех месяцев 31 человек. Последствия большого облучения стали причиной гибели от 60 до 80 человек в последующие пятнадцать лет. Еще 134 человека перенесли лучевую болезнь той или иной степени тяжести.

Помимо выведенной из строя мощной атомной станции (четыре энергоблока по 1000 мегаватт), погибших при этом операторов, пожарных и ликвидаторов, три соседние республики, ставшие теперь независимыми государствами, потеряли в результате радиационного загрязнения большие, давно обжитые людьми территории. Только из 30-километровой зоны отселения, захватившей приграничные районы Украины, Белоруссии и России, было эвакуированы более 115 тысяч человек.

А всего, по уточненным данным, картина загрязнения радиоактивным цезием-137 из разрушенного энергоблока выглядит так. Украина, с территории которой происходили выбросы, — 41 900 (6,9% от общей площади). Пострадали 12 областей.

Россия — 59 900 (0,34% территории, от европейской части — 1,46%). Пострадали 14 регионов с населением около 3 миллионов человек. Белоруссия — 46 450 квадратных километров (23,3% всей территории). Наиболее пострадали Гомельская и Могилевская области.

9,2 миллиарда рублей направлено из бюджета РФ в период 1992-2015 годов на реализацию шести федеральных целевых программ по преодолению последствий чернобыльской катастрофы.

Для сравнения: Австрия — 8600 (10,3%), Болгария — 4800 (4,35%), Финляндия — 11500 (3,4%), Швеция — 12 000 (2,7%), Швейцария — 1300 (3,15%).

Доктор медицинских наук, профессор Игорь Семененя из МЧС Беларуси на недавней встрече с российскими и украинскими коллегами привел такие подробности. На территориях радиоактивного загрязнения только в его республике оказалось 3678 населенных пунктов, в которых проживало 2,2 миллиона человек. До аварии на этих территориях действовало 340 промышленных предприятий. В результате аварии 479 населенных пунктов Белоруссии исчезло — их в буквальном смысле сравняли с землей. В последующие 30 лет количество населенных пунктов в пострадавших районах сократилось до 2193.

По расчетам экономистов, Белоруссии нанесен экономический ущерб в размере 235 миллиардов долларов США, что эквивалентно 32 бюджетам республики в объеме 1985 года. Больше всего от чернобыльской аварии пострадало сельское хозяйство: 1,8 миллиона гектаров сельскохозяйственных земель Беларуси подверглись загрязнению цезием-137. Из них 265 тысяч га (около 15%) выведены из хозяйственного оборота. Но даже в этой ситуации люди рук не опустили. С 1993 года такие земли стали с осторожностью возвращать для специального использования. В настоящее время сельскохозяйственное производство ведется на 936 тысячах га земель, загрязненных цезием-137 и частично стронцием-90.

Как заявил первый заместитель председателя президиума НАН Белоруссии академик Сергей Чижик, преодоление последствий чернобыльской катастрофы стало для Белоруссии одним из наиболее затратных дел во всей ее истории. По неофициальным оценкам, на это уходит ежегодно до 10 процентов ВВП. А всего с 1990 года Республика Беларусь, по ее внутренним подсчетам, затратила на помощь пострадавшим и реабилитацию территорий 22 миллиарда долларов США — свыше двух миллионов в день.

— В результате накоплен опыт, который может быть востребован и в других странах, — отметил академик Чижик. — Уже сейчас, как нам кажется, было бы полезно объединить усилия по доработке законодательной базы по нормативам, по тому, как использовать загрязненные территории, какими методами оздоравливать население.

В свою очередь помощник главы российского правительства Геннадий Онищенко, выступая на международной конференции в Петербурге, посвященной чернобыльской катастрофе, признал, что ее последствия испытали на себе тысячи людей. По его словам, только в России 600 тысяч ликвидаторов аварии и приравненных к ним лиц. Вместе с тем число населенных пунктов с опасным уровнем радиационного загрязнения в России снижается, и уже через 50 лет их будет всего несколько десятков, заверил Онищенко.

А министр экологии и природных ресурсов Украины Остап Семерак, недавно побывавший на площадке ЧАЭС, заявил что «Чернобыль — это не только трагедия». Историю, по его словам, «переписать мы не можем, но точно можем изменить отношение к зоне». Украинский министр видит ее «не мемориалом, а уникальной площадкой, где можно проводить технические эксперименты и научные исследования».

— От лучевой болезни в Белоруссии не умер никто. И только по раку щитовидной железы отмечается доказанное увеличение у ликвидаторов.

Александр Рожко, директор Центра радиационной медицины и экологии человека, Республика Беларусь.

— Общенациональной катастрофой аварию на ЧАЭС сделало правительство в 1991 году, когда приняло решение понизить пределы обнаружения отдаленных эффектов. После такого пересчета пострадавших оказалось 7 миллионов человек.

Елена Мелихова, завлабораторией ИБРАЭ РАН, Российская Федерация.

— В Чернобыльской зоне отчуждения доказано наличие 323 видов фауны, 66 видов занесены в «Красную книгу Украины». А 80-90 процентов радионуклидов за пределы зоны выносится речным стоком Припяти. Остальное — пожары, ветер, техногенная миграция.

Сергей Паскевич, завсектором Института проблем безопасности АЭС Национальной академии наук, Украина.

(Из выступлений на трехсторонней встрече «Минская инициатива», апрель 2016 года).

Как это было

Николай Кузнецов: «Мы знали, для чего и куда шли»

В Чернобыле (в отличие от событий пятилетней давности на японской АЭС «Фукусима-1») буквально в первые дни начались разведывательные полеты вертолетов над разрушенным блоком. Как утверждают специалисты, без этого трудно было оценить общую ситуацию. Тогда же начались профессиональные фото- и киносъемки — с вертолета и внутри самого 4-го энергоблока.

— Так случилось, что эти задачи были поручены Николаю Николаевичу Кузнецову, руководителю недавно созданной в Институте атомной энергии видеогруппы, — вспоминает его коллега, друг и тезка Николай Кухаркин. — Полученные кадры, подробно изученные проектантами, конструкторами и учеными, позволили не только наметить действия по стабилизации протекающих процессов, но и спланировать работу по ликвидации последствий аварии и оценить возможность сооружения над разрушенным блоком укрытия, препятствующего дальнейшему распространению активности.

Был трагический эпизод. 3 октября 1986 года летевший над площадкой АЭС вертолет зацепил винтом за трос крана, упал и разбился. Полеты были приостановлены на несколько дней, но затем возобновились. И наши ребята, не дрогнув, продолжали честно трудиться, не проявляя испуга или замешательства. В этом тоже немалая заслуга Николая Николаевича, ведь он воспитывал свой коллектив не приказами, а прежде всего личным примером.

Как снимали внутри разрушенного энергоблока, уже после смерти Кузнецова рассказал его напарник Константин Чечеров:

— Скажу про машинный зал. Работали мы днем, конечно. Лето же. Практически без дождей. Облака были редкостью. Большая часть остекления машинного зала была цела. Это меня поразило. А кровля проломлена. Пробита тем, что падало сверху. Было достаточно светло, и возникало такое психологическое ощущение, что вот проведем здесь субботник, удалим ненужное, и можно снова на блоке работать. Ничего такого особенного, масштабного, что нужно убирать, мы не видели.

Радиационный фон? На входе где-то 200-250 рентген в час, ну а дальше уже непонятно сколько — приборы зашкаливали. Пока я измеряю фон, Николай Николаевич проводит съемку. Как будто и нет этих обжигающих сознание цифр на дозиметре. Приходит и спокойно, методично все вокруг снимает, чтобы можно было потом скрупулезно все разглядеть — в том месте, где этого фона нет и где комиссия заседает. Он понимал важность этого зафиксированного наблюдения и не спешил реагировать на мои предостережения. Я ему: «Н. Н.! 250-300 в час». «Знаю», — отвечает.

Видеокадры, снятые Николаем Кузнецовым и его группой, легли в основу первого фильма, который был показан в июне 86-го членам Политбюро ЦК КПСС. Он же готовил видеоматериалы к докладу советской делегации в МАГАТЭ осенью того же года.

Прямая речь

Не меняйте память на гривны и рубли

Борис Олейник, председатель президиума Украинского фонда культуры, Киев:

— Сегодня мы переживаем момент, когда чернобыльская авария переходит из сферы коммуникативной памяти (она охватывает массив воспоминаний и впечатлений, доступный двум поколениям — детям и их отцам) в сферу культурной памяти нации (той, что формируется и существует как общее для всех поколений достояние нации в процессе ее исторического развития).

Какими окажутся память о трагедии, ее восприятие в сознании украинцев, русских, белорусов, других наций и народностей в XXI веке, в значительной степени зависит от того, что вспомним, скажем, расскажем о ней мы с вами.

На что в этой связи хотелось бы обратить внимание?

Во-первых, на то, что в Украине в интерпретации, предлагаемой на государственном уровне, хотя и «негласно», без сопровождения, чернобыльская трагедия превратилась преимущественно в техногенную катастрофу. Ее восприятие в современных условиях, если позволено будет так выразиться, «техногенизировалось». Такой поворот темы, очевидно, обусловлен логикой самой жизни, он в каком-то смысле естественен и, безусловно, очень важен. Важен, но, уверен, недостаточен. Обратной стороной техногенизации оказалась дегуманизация. Внимание в основном сосредоточено на объекте «Укрытие». Где взять денег на него? Как идет сооружение? И т.д., и т.п. Человеческое и, если хотите, национальное измерение аварии если не забыто полностью и окончательно, то, во всяком случае, отодвинуто в сторону, причем достаточно далеко. Этого допустить нельзя, ни в коем случае нельзя. Чернобыль — явление гуманитарное в ничуть не меньшей степени, чем технологическое.

Во-вторых, требует особого внимания формирование общего подхода к аварии и ко всему, что с ней так или иначе связано, украинцев, белорусов, россиян. Тридцать лет назад мы жили в едином государстве, теперь живем в разных. Представляется важным, чтобы украинский взгляд на аварию на ЧАЭС по основным его параметрам был соотносим со взглядами российским и белорусским, а может быть, и совпадал с ними. Нельзя ни в коем случае допустить, чтоб национальные взгляды и подходы противоречили друг другу, провоцируя взаимную ненависть, конфронтацию, отчуждение.

В-третьих, стоило бы всерьез задуматься о таком аспекте проблемы, как международный, мировой, глобальный контексты аварии на ЧАЭС. Иначе говоря, включить это трагическое происшествие в общую цепь событий в масштабах гораздо более широкого пространства, чем пространство Украины, России, Беларуси и даже всего бывшего СССР. Стоило бы принять в качестве одного из фундаментальных ориентиров для приложения наших совместных усилий написание истории Чернобыля не как техногенной катастрофы, но прежде всего как феномена общественного бытия, личной жизни, как совокупности явлений и процессов, связанных с эмансипацией национального сознания, поисков обновленной идентичности. В каком-то смысле в духе вольтеровской традиции восприятия истории Нового времени как «истории человеческого духа».

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *