Тюфелева роща в честь кого названа
Перейти к содержимому

Тюфелева роща в честь кого названа

  • автор:

Жизнь и обитатели Тюфелевой рощи сквозь века

Тюфелева роща была намного старше Москвы. Реликтовый хвойный лес в окрестностях Симонова монастыря веками принадлежал московским князьям и царям. Так что современные обитатели этих мест — жители «ЗИЛАРТа» — могут считать себя в известной степени наследниками князя Ромодановского, жившего здесь в потешном дворце с позволения Петра I.

Соколы Алексея Михайловича

Окрестности нынешней станции метро «Автозаводская» четыре столетия назад выглядели так. На высоком берегу Москвы-реки стоял Симонов монастырь, который был одновременно и сторожевой крепостью на южных подступах к столице. Монастырь смотрел на сосновый бор — Тюхалеву рощу. Река огибала рощу с трех сторон. На другой берег, к Данилову монастырю, можно было попасть через Тюхоловский мост. Между монастырскими стенами и вековыми соснами раскинулись заливные Тюхалевы луга. Луга тянулись до деревни Кожухово, владения епископов Крутицких. С другой стороны от древней рощи в старице реки находилось три озера — Постылое, Черное и Болотное. Роща и окрестности несколько раз меняли название. Роща была сначала Тюхалевой, потом Тюхолевой, а в XIX столетии с появлением дачников стала Тюфелевой.

Роща издревле принадлежала московским князьям, а прилежащие к ней луга были пожалованы монастырю — под сенокос и огородничество.

В 1645 году на русский престол вступил 16-летний Алексей Михайлович, второй русский царь из династии Романовых. Любимой забавой государя, прозванного за мягкость характера своего Тишайшим, была соколиная охота. Алексей Михайлович был не просто любителем, но и большим знатоком этого древнего охотничьего искусства. При нем оно достигло наибольшего за всю российскую историю расцвета. Царь даже собственноручно написал трактат об этом виде охоты под названием «Урядник сокольничья пути». Личный врач царя англичанин Сэмюэл Коллинз, вернувшись на родину, вспоминал: «Он содержит больше трехсот смотрителей за соколами и имеет лучших кречетов в свете, которые привозятся из Сибири и бьют уток и другую дичь». Всего у Алексея Михайловича было более 3 тыс. ловчих птиц. В числе любимых мест царской охоты в Подмосковье были Тюхали, то есть Тюхалева роща. На Тюхонских водах (то есть на озерах за рощей) в изобилии водились утки. Ни одна из них не могла уйти от падающего с небес с огромной скоростью сокола-сапсана.

11 июля 1650 года Алексей Михайлович писал своему стольнику Матюшкину: «А будет кречетники наши и сокольники приехали в Тюхали, и вам бы приказать Афанасию Заболотцкому, чтоб их отпустил всех в деревню». Афанасий Заболотцкой был в ту пору московским ловчим, главным ответственным за царскую охоту.

Семь лет спустя в царском охотничьем дневнике отмечено: «Ходил Государь тешитца в Коломенские поля. Кушанье было в Тюхалях, а вечернее кушанье было в селе Покровском».

Трое сыновей Алексея Михайловича не унаследовали отцовской страсти к соколиной охоте. Федор любил проводить время в размышлениях в персональной келье в Симоновом монастыре, Иван был слаб здоровьем, а у Петра (будущего императора Петра Великого) были другие увлечения. В первую очередь военное дело.

Маневры Петра Алексеевича

В 1696 году царь Петр устроил Кожуховский поход — военные учения по осаде крепости. Учения должны были показать превосходство полков нового строя, то есть войск, обученных по-европейски, над воевавшими по старинке стрельцами.

Возле деревни Кожухово была выстроена крепость. Ее обороняли стрельцы под командованием генералиссимуса потешных войск Ивана Ивановича Бутурлина. На приступ шли четыре полка под командованием генералиссимуса потешных войск князя Федора Юрьевича Ромодановского. Один из полков, Преображенский, возглавлял бомбардир Петр Алексеев, то есть царь Петр.

В «Истории Преображенского полка» читаем: «Князь Ромодановский выстраивал свои войска в боевом порядке и в тот же день подошел к неприятельской позиции, примкнув левым флангом к селу Кожухово, а правым — к Тюхольскому урочищу». Наставник Петра Патрик Гордон вспоминал о военной хитрости, учиненной нападавшими. Бомбардиры и пехотинцы двух полков были отправлены в Тюхоли. Там они связали несколько стругов, установили сверху помост из досок и бревен, с боков проделали отверстия для орудий, наполнили суда людьми и пустили вниз по течению, к неприятельской крепости. Оборонявшиеся решили, что эти суда наполнены взрывчатыми или горючими веществами, и побоялись их атаковать, позволив врагу оказаться у стен крепости.

Крепость в Кожухово была успешно взята дважды. В первый раз вышло не по европейской науке, так что царь приказал пленных отпустить и устроить повторный штурм. По завершении маневров два генералиссимуса вместе молились в Симоновом монастыре, а на следующий день был устроен грандиозный пир для победителей и побежденных. Местом его проведения стал царский потешный дворец, построенный в Тюхалях аккурат к маневрам.

С позволения царя князь Ромодановский некоторое время пожил в потешном дворце в Тюхалях. Князь отвечал за царскую охоту и сам был знатным охотником. Гончие псы и ловчие соколы интересовали князя-генералиссимуса больше, чем царя. Свое место жительства Ромодановский в шутку называл «провинция Тюхолеи».

Что касается соколиной охоты, то в эпоху императриц она вышла из моды. В последний раз ею баловался на Тюхалевых лугах граф Иван Григорьевич Орлов, чьи младшие братья были активными участниками дворцового переворота 1762 года, приведшего к власти Екатерину II.

Прогулки Карамзина

При Петре Великом Тюхалевы луга были отданы его сподвижнику Александру Даниловичу Меншикову, а вскоре после смерти императора возвращены Симонову монастырю. В 1764 году прошла секуляризация монастырских земель. Но казне эти земли оказались не очень нужны. Так называемую дачу Симоновой слободы с рощей и царским деревянным дворцом в 1797 году пожаловали Николаю Александровичу Львову. Поэт, живописец и музыкант Львов был также изобретателем землебитных домов.

Гавриил Романович Державин (его жена и жена Львова были сестрами) так отозвался об изобретении родственника:

«Хоть взят он от земли и в землю он пойдет,

Но в зданьях земляных он вечно проживет».

Автор «Истории государства Российского» Николай Михайлович Карамзин любил прогуливаться в окрестностях Симонова монастыря. Как-то в Тюфелевой роще Карамзин увидел, как крестьяне толкут землю. На его вопрос, чем они заняты, крестьяне ответили: «Толкем, да без толку».

Львов владел Тюфелевой рощей всего шесть лет, а после его смерти дети продали имение московскому купцу Демиду Тимофеевичу Гжельцову. К тому времени в роще появились первые летние дачные домики. В одном из них жил художник Иван Алексеевич Иванов. Он дал Тюхалям такую характеристику: «Рай земной в приятных видах, по буграм раскинутый».

Популярности этого места очень поспособствовала сентиментальная повесть Карамзина «Бедная Лиза». Действие повести происходит в тех местах, где любил прогуливаться великий историк: «Всего приятнее для меня то место, на котором возвышаются мрачные, готические башни Си…нова монастыря. Стоя на сей горе, видишь на правой стороне почти всю Москву, сию ужасную громаду домов и церквей, которая представляется глазам в образе величественного амфитеатра: великолепная картина, особливо когда светит на нее солнце, когда вечерние лучи его пылают на бесчисленных золотых куполах, на бесчисленных крестах, к небу возносящихся! Внизу расстилаются тучные, густо-зеленые цветущие луга, а за ними, по желтым пескам, течет светлая река, волнуемая легкими веслами рыбачьих лодок или шумящая под рулем грузных стругов, которые плывут от плодоноснейших стран Российской империи и наделяют алчную Москву хлебом. На другой стороне реки видна дубовая роща, подле которой пасутся многочисленные стада… Подалее, в густой зелени древних вязов, блистает златоглавый Данилов монастырь; еще далее, почти на краю горизонта, синеются Воробьевы горы. На левой же стороне видны обширные, хлебом покрытые поля, лесочки, три или четыре деревеньки и вдали село Коломенское с высоким дворцом своим».

Повесть стала, выражаясь современным языком, бестселлером. Молодежь приезжала со всей Москвы, чтобы погулять между монастырем и Тюфелевой рощей. Пруд, испокон века звавшийся Лисьим, стали называть Лизиным. Сентиментальные барышни рвали ландыши там, где их рвала бедная Лиза. Или просто покупали букетики ландышей у местных крестьян, зарабатывавших на моде.

Карамзину эти места были хорошо известны, так как он часто гостил, а некоторое время даже жил на даче известного издателя Платона Бекетова. Дача эта располагалась там, где сейчас находится деловой квартал «Симоновский». На территории дачи находились грот и беседка «бедной Лизы».

Бекетов был домоседом, жил с немногочисленной прислугой и незаконнорожденным сыном. В гостях у него бывали поэт-баснописец И. И. Дмитриев со своим племянником М. А. Дмитриевым, поэт А. А. Писарев, букинист П. Е. Котельников, историки Д. Н. Бантыш-Каменский и М. П. Погодин. Навещали Бекетова и две его сестры с мужьями. Муж одной — сенатор С. С. Кушников, племянник Карамзина, второй — бывший министр полиции и бывший генерал-губернатор нескольких губерний А. Д. Балашов, очередной владелец Тюфелевой рощи. Балашов в 1815 году купил у купца Гжельцова «землю в размере 231 десятины 1365 саженей за 125 тысяч рублей». Сыну Бекетова Балашов разрешал охотиться на дятлов в своей Тюфелевой роще.

Что касается дачи Бекетова, то после его смерти она перешла к другому соседу — типографу и издателю С. А. Селивановскому. У Селивановских по субботам собиралась московская разночинная интеллигенция. В их доме бывали поэты А. В. Кольцов и А. И. Полежаев, очеркист В. П. Боткин, писатель-переводчик Н. Х. Кетчер, историк М. П. Погодин, артисты П. А. Мочалов и М. С. Щепкин.

Переписка Пушкина

Новым владельцем Тюфелевой рощи мог стать Павел Воинович Нащокин, друг Александра Сергеевича Пушкина. В 1832 году поэт вел переписку с Балашовым по поводу покупки дачи или ее части. Посредником в переговорах выступал механик А. Х. Кнерцер.

Балашов — Пушкину: «Милостивый государь Александр Сергеевич! Я полагаю, что сия земля находиться должна во владении моем, под Симоновым монастырем находящимся и называемом Тюфили, но положения торгуемого места мне неизвестно, то есть сколько сажен по берегу Москвы-реки, и сколько вглубь и также к концу ли границы моей, и какую цену предлагает г. Кнерцер за десятину». Балашов — Пушкину: «Цена всей даче 110 000 р. Если не будет охотника на всю дачу, то я решусь продавать и частями; но в сем последнем случае нельзя сравнивать десятины прибрежные и десятины в глубину, потому что одни других несравненно выгоднее. Мне обер-прокурор Новосильцов предлагает назначенную мной цену, но при совершении купчей дает только 50 тыс., а остальные на год с залогом той же дачи, а я желаю получить все наличными. P.S. Дача Тюфилева куплена мной в 1815 году за 130 000 р. у купца Гжельцова». (Балашов завышает цену, за которую он купил дачу).

Пушкин — Балашову: «Милостивый государь Александр Дмитриевич! Препровождаю к Вам по приказанию Вашему г. Кнерцера, который лучше моего объяснит Вам свои предположения».

Пока идут переговоры, Пушкин в письме Нащокину шутит: «Дай бог мне зашибить деньгу, тогда авось тебя выручу. Тогда авось разведем тебя с сожительницей, заведем мельницу в Тюфлях, и заживешь припеваючи».

В январе 1834 года Кнерцер пишет Пушкину: «Посредством покровительного Вашего посредничества посчастливилось мне получить одно из важнейших под самою Москвою для мануфактурных заведений мест, Тюфелево, на каковое прошлого 1833-го года 11-ое марта и поселился времянным владельцем; хотя хижине моей, на самом берегу реки Москвы построенной, и открыто обширное пространство горизонта с очарованными видами столицы, но в особенности занимало меня вскрытие реки со сплавом льда и плачевное состояние барок». Наблюдая за рекой, механик Кнерцер изобрел механическое средство для переправления грузов через реку и просил Пушкина походатайствовать перед министром финансов о рассмотрении своего проекта. В том же месяце пишет Пушкину и Нащокин: «Выехал я из Москвы в Тюфили с тем, чтобы не возвращаться, не знаю куда и далеко ли заеду».

Заводы фон Дервиза

В конце XIX века большая часть Тюфелевой рощи (не считая крестьянских и монастырских покосов и огородов) принадлежала Павлу Павловичу фон Дервизу, сыну и наследнику одного из богатейших людей России, железнодорожного магната Павла Григорьевича фон Дервиза. Поручик лейб-гвардии Гродненского гусарского полка Павел фон Дервиз приобрел имение у известного мецената и коллекционера Василия Андреевича Дашкова. Случилось это в 1892 году, а уже год спустя фон Дервиз уехал из Москвы в Рязанскую губернию. Там в унаследованном от отца имении Старожилово он основал конный завод, ставший едва ли не лучшим в России.

А владения в Тюфелевой роще рязанский коннозаводчик фон Дервиз стал продавать по частям. Инженеру Бари — под строительство механического завода. Купцу Гану — под строительство трубопрокатного завода. 1 мая 1916 года торговый дом «Кузнецов, Рябушинские и Ко» купил 138 квадратных сажен земли в Тюфелевой роще под строительство автомобильного завода АМО (впоследствии ЗИС, затем ЗИЛ).

Прошел век. Нет больше ни автомобильного завода, ни хвойного леса. Но ЗИЛ и Тюфелева роща продолжают жить в названиях на карте Москвы. Парк «ЗИЛАРТа», получивший имя «Тюфелева роща»,— это не только дань истории, но и возвращение Москве ее некогда утраченных зеленых легких.

  • «Business Guide «Городская среда»». Приложение №61 от 17.12.2018, стр. 14

Каталог статей

Тюфелева роща находилась на месте нынешнего московского ав­тозавода имени Лихачева. С севера, запада и юга ее огибала Моск­ва-река, с востока от нее находилась деревня Кожухово, принадле­жавшая исстари Крутицким митрополитам. Роща была заповедной и состояла из сосен и елей. Она являлась остатком первобытного ле­са, в древности окружавшего Москву.

Название рощи и местности (Тюхалева, Тюхолева, с начала XIX века- Тюфелева) связывают с славянским словом «тухоль», что озна­чает затхлость. С запада и юга от рощи находилась болотистая местность с вытянутыми друг за другом озерами (Постылое, Черное, Болотное) и заливные «Тюхальские луга».

«Тюхальские луга» принадлежали Симонову монастырю, сама же роща относилась к дворцовым владениям. В XVII в. при царе Алексее Михайловиче здесь существовали царские охотничие угодья с неболь­шим деревянным дворцом, или, лучше сказать, домиком.

После Кожуховских маневров (1694 год) в охотничьем домике поселился князь-кесарь Федор Юрьевич Ромодановский, о чем извест­но из переписки Петра I.

После отобрания монастырских земель, по плану Генерального межевания 1766 г. в районе рощи числились земли Симоновой слободы (они принадлежали теперь Коллегии Экономии), луга Симонова монас­тыря, земли деревни Кожуховой и слободки Дубровки (принадлежали также Коллегии Экономии, а позже перешли в Удельное ведомство).

Охотничье хозяйство в Тюфелевой роще (деревянный дворец, два двора, амбары для птиц и мостики через болота и озера) продолжало существовать. Здесь имели место выезды императрицы Екатерины II на увеселительную охоту. Но к концу XVIII века деревянный дворец пришел в запустение, денег на его содержание не выделяли. Кроме того, монастырские луга с озерами, где «по старинке» обучали птиц и пасли для охоты лошадей, теперь Коллегией Экономии сдавались в аренду, арендаторы же препятствовали охотничьим мероприя­тиям.

После успеха повести «Бедная Лиза» Карамзина в 1792 г. Лизин пруд и Тюфелева роща стали одним из любимых мест гуляния москви­чей. Дамы поехали рвать ландыши туда, где рвала их героиня повес­ти.

В 1797 г. земля, по плану Генерального межевания числившаяся за Симоновой слободой и включавшая рощу и деревянный дворец, была пожалована Николаю Александровичу Львову (1751-1804). Он был поэ­том, живописцем, музыкантом, архитектором и изобретателем земле­битных домов. Львов был женат на сестре второй жены Г.Р. Держави­на Дьяковой. Он открыл училище землебитного строения, в возмеще­ние затрат на которое ему была отдана Тюфелева роща. Здесь была построена целая образцовая землебитная усадьба, от которой еще в начале 30-х годов XX в. существовало несколько домов. Для получе­ния доходов в Тюфелевой роще были построены летние дачи, которые существовали вплоть до начала XX в. После смерти Львова, в 1805 г.

Александр I утвердил Тюфелеву дачу за его наследниками, которые ее продали.

Что касается до земель Симонова монастыря, деревни Кожуховой и слободки Дубровки, то они вплоть до революции сохранялись за своими владельцами.

В первой половине XIX в. бывшее владение Львова принадлежало министру полиции, генерал-губернатору разных губерний Александру Дмитриевичу Балашову (1770-1837). Вторым браком Балашов был женат на Елене Бекетовой, единокровной сестре Платона Бекетова, жившего на даче в Симоновой слободе.

Из писем Балашова А.С. Пушкину 1832 года известно, что Алек­сандр Дмитриевич намеревался продать свое имение. Поверенный П.В. Нащокина механик Андрей Христофорович Кнерцер (1789-1853) вел пе­реговоры с Балашовым при посредничестве Пушкина о покупке участка земли.

23 февраля 1833 г. Пушкин писал Нащокину: «Что, любезный Па­вел Воинович? . Что твои дела? . Дай бог мне зашибить деньгу, тогда авось тебя выручу. Тогда авось разведем тебя с сожительни­цей, заведем мельницу в Тюфлях, и заживешь припеваючи . » Учас­ток земли был приобретен, в 1840-х гг. здесь находилось шерс­то-промывальное предприятие А.Х. Кнерцера (упоминается как жи­тельствующий в Тюфелевой роще вплоть до начала 1850-х гг.).

Тюфелева роща была знакома и А.Н. Островскому. В пьесе «Не было ни гроша, да вдруг алтын» Крутицкий говорит: «Пойду погуляю. В Тюфелеву рощу пойти? Там хорошо, глухо так, никто туда не хо­дит. Кто туда пойдет? Пойдет бедняк какой-нибудь с горя да с тос­ки. «

С 1892 года бывшее владение Львова принадле­жало Павлу Павловичу фон-Дервизу (1870-1943), сыну железнодорож­ного магната Павла Григорьевича. Павел Павлович был человеком весьма незаурядным. Он был музыкантом и писал фортепьянную музы­ку, у себя в Пронске он основал женскую гимназию, где сам преподавал математику. В Петербурге он владел роскошным дворцом, где в настоящее время находится знаменитый Дворец бракосочетания.

В 1896 г. на земле фон-Дервиза был основан завод купца Аль­берта Гана, а в 1916 г. — АМО. Продавал Павел Павлович и мелкие участки для нужд города. В 1893 г. им была проложена железнодо­рожная ветка (Лизинская) к Восточным складам и заводу Бари в Си­моновой слободе, которая оканчивалась в районе озера Постылое (демонтирована в 1950-х годах).

В связи с промышленным бумом окрестности Тюфелевой рощи ста­новяться объектами фабрично-заводского строительства. В 1879 г. вблизи рощи был основан кожевенный завод инженера-технолога Мат­вея Самуиловича Малкиеля, в 1896 г. с запада от рощи — кожевенный завод Торгового дома «Волк и К», а рядом с ним в 1906 г. химический завод Русского акционерного общества «Шеринг». Были и другие предприятия.

В конце XIX в. Симонова слобода превратилась в крупный рабо­чий поселок, одним из мест гуляния жителей которого была Тюфелева роща. Стала Тюфелева роща также и любимым местом нелегальных схо­док рабочих Симоновки и Замоскворечья. На протяжении 1900-х гг. роща была своеобразным агитационным пунктом.

В 1903-1908 гг. по Тюфелевой роще была проложена Окружная железная дорога со станцией «Кожухово». Здесь было построено од­ноэтажное пассажирское здание, двухэтажные жилые дома и другие строения. Через Москву-реку был сооружен трехпролетный Алексеевс­кий мост (назван в честь наследника престола).

«Когда-то зеленеющие луга, хлебные поля и огороды Кожуховских крестьян изрезаны путями Окружной железной дороги, на ровных мес­тах выросли горы для подъезда к железно-дорожным мостам. . Тю­фелева роща, любимое место гуляния обитателей Таганки и Замоскво­речья, потеряла больше половины своих высоких сосен, снятых по проложенному пути», — писал старосимоновский священник.

В 1916 г. в Тюфелевой роще Товариществом Московского Авто­мобильного завода (АМО) был основан завод, впоследствии знаме­нитый ЗИЛ. «Вчера в Тюфелевой роще, за Симоновым монастырем, прошла закладка первого в России автомобильного завода, строяще­гося товариществом автомобильного московского общества. На молеб­не присутствовали: генерал-майор Г.Г. Кривошеин, Сергей Павлович и Степан Павлович Рябушинские, А.И. Кузнецов, Д.Д. Бондарев и др. Рядом с заводскими зданиями в сосновом бору строится уже рабочий поселок: большие здания для квартир служащих и холостых рабочих и отдельные домики для семейных рабочих с садами и огородами», — писала пресса.

Выпуск отечественнных грузовиков требовала военная необходи­мость. Главными владельцами предприятия были братья Сергей и Степан Рябушинские и инженер-технолог Александр Иванович Кузнецов.

Под строительство завода Рябушинскими у П.П. Дервиза 1 марта 1916 г. был куплен участок земли в размере 138 000 кв. саж. за 4 млн. 2 тысячи рублей. Поселок для рабочих было поручено строить архитектору И.В. Жолтовскому (он был достроен только в 1923 г.).

Революция и гражданская война не дали осуществиться планам династии Рябушинских, завод так и не мог наладить выпуск автомо­билей и производил лишь сборку готовых частей, закупленных за границей и ремонт машин, прибывших с войны.

После революции Тюфелева роща оставалась любимым местом гу­ляния слобожан. Она была основательно вырублена, так что к 1930 г. были видны только ее жалкие остатки. Ее вековые сосны были уничтожены во время дровяного голода. Использовались они и как даровой строительный материал.

В связи с расширением автомобильного завода Тюфелева роща — любимое место гуляния и революционных сходок — была стерта с лица земли в 1931 г. При этом были уничтожены и три домика, построен­ные еще Львовым. Исчезли и озера.

До настоящего времени сохранилась улица Тюфелева роща, а от былых построек — два здания станции «Кожухово» Окружной железной дороги, Алексеевский железнодорожный мост, здание заводоуправле­ния АМО.

«Второе Зарядье»: природный парк и современное общественное пространство «Тюфелева роща»

Парк «Тюфелева роща» располагается в Даниловском районе Москвы и по размерам занимает площадь в десять гектаров. Он находится на бывшей территории Завода имени Лихачёва в составе жилого комплекса «ЗИЛАРТ».

Фото: shutterstock.com

Выполнен парк в концепции паблик-арта голландским архитектором Джерри Ван Эйком, который создавал пространства в Лас-Вегасе. Парк был открыт для посещения в 2018 году.

Название парка относится к исторической местности, где он находится. Роща была частью реликтового леса и состояла из елей и сосен. Есть версия, что роща называлась Тюфелевой от слова «тухоль» – затуклость (вокруг рощи были болота и озёра). Есть у парка ещё одно название – «ЗИЛ», по наименованию завода, на бывшей территории которого находится рекреационная зона. Или же «ЗИЛАРТ» – в честь одноимённого жилого комплекса.

В XVII-XVIII веках Тюфелева роща являлась частью дворцовых владений. Здесь располагались соколиный двор и царские охотничьи угодья. В конце XVII построили деревянный дворец с церковью, и там проживал князь Фёдор Ромодановский. На охоте в Тюфелевой роще бывали Алексей Михайлович, Пётр I, Екатерина II.

Со временем рощу застроили летние дачи. В начале XX века там была проложена Окружная железная дорога со станцией Кожухово. В 1916 году там же начали строить автомобильный завод, который прославился в народе как ЗИЛ. К 1930 году роща была практически уничтожена, так как вырубили почти все деревья.

После распада СССР объёмы производства ЗИЛ резко снизились, и предприятие оказалось в кризисном положении. В 2012 году правительство Москвы решило сохранить производство в южной части завода. Остальную же территорию отдали под строительство нового района «ЗИЛАРТ» и восстановление парка.

В 2017 году начали организовывать ландшафтный парк, который находится в составе ЖК «ЗИЛАРТ». За время строительства специалисты обновили грунт, изменили и окультурили ландшафт. Сейчас «ЗИЛАРТ» представляет собой самый масштабный проект во всей Европе по регенерации. «Тюфелева роща» является неотъемлемой его частью.

В парке можно увидеть больше 4000 деревьев и кустарников, огромное количество цветников, оборудованные велодорожки и пешеходные зоны. Есть теннисные корты, детская площадка и даже амфитеатр, где могут разместиться 100 человек.

Одной из задач архитектора Джерри Ван Эйка было показать перепады высот. В самой зелёной части располагается пруд глубиной около метра. Его особенность в том, что у него прозрачная голубая вода, которая напоминает лагуны в тропиках. Чистоту воды обеспечивает многоуровневый очистной комплекс. К пруду примыкает пергола – это длинный навес-беседка. Его протяжённость больше километра. Он защищает гостей от палящего солнца и дождя.

Есть в парке и смотровая площадка, откуда открывается красивый вид на близлежащие объекты и природу рощи. Ещё одной интересной особенностью «Тюфелевой рощи» является то, что все дорожки парка ведут к музейному центру «Эрмитаж-Москва».

Адрес: улица Архитектора Леонидова

Как добраться: доехать до станции метро «ЗИЛ», а оттуда на автобусах № 9, 44, 99, 142, 186 до остановки «2-я проходная ЗИЛа».

Люди в цветах, пруду и на перголе: новый парк «Тюфелева роща» встречается с реальностью

К хорошим паркам в центре Москвы горожане привыкли. А появление чего-то стоящего в районах становится неожиданностью. Один из таких парков — «Тюфелева роща» на юге столицы. Одни окрестили его курортом из-за наличия пруда, другие — вторым «Зарядьем». «Афиша Daily» рассказывает, почему в парк нужно идти немедленно.

Что это за место

Новый парк «Тюфелева роща» обустроили на территории бывшего завода имени Лихачева. Парк находится между железной дорогой и еще строящимся жилым кварталом «Зиларт».

До 30-х годов прошлого века на этом месте располагался лес, в честь которого назван парк. Точное происхождение топонима неизвестно, но предполагают, что слово произошло от славянского слова «тухоль», означающего затхлость. С запада и юга от рощи среди болот тянулись озера Постылое, Черное и Болотное. Высокий берег, где стоял Симонов монастырь, постепенно понижался и сходился в этом месте с долиной, образуя «Тюхальские луга».

Вид с колокольни Симонова монастыря, на горизонте Тюфелева роща. Начало XX века.

Чьих рук дело

Проект парка разработал Джерри Ван Эйк, глава Американской ассоциации ландшафтных архитекторов, промышленный дизайнер, основатель и глава дизайнерского бюро !melk. Совместно с российским архитектурным бюро «Меганом». Среди известных проектов Джерри — пешеходное пространство в Лас-Вегасе.

Ван Эйк сравнивает «Тюфелеву рощу» с парижским Park de la Villette. По его словам, они оба задуманы как выражение духа времени, один — XX века, другой — XXI.

Дизайн «Тюфелевой рощи» состоит из подсознательных ассоциаций, аллегорий-отсылок к истории локации. Главная идея — трансформация территории бывшего предприятия тяжелой промышленности в место для отдыха на природе. Строил парк в течение года застройщик «Зиларта», компания ЛСР, но управлять им будет город.

Проект архитектурного бюро !melk — пешеходное пространство в Лас-Вегасе.
Джерри Ван Эйк

Основатель архитектурного бюро !melk, ландшафтный архитектор и промышленный дизайнер, автор проекта парка

«Идентичность парка сформирована в том числе историей места. «Тюфелева роща» расположена на месте бывшего автомобилестроительного завода, поэтому возникает интересная дихотомия между прошлым и будущим. Это интересный и вдохновляющий кейс, который показывает, как изменения в истории и экономике города формируют его эволюцию.

Для того, чтобы во время прогулки возникала визуальная динамика, ландшафт парка меняется от одной части к другой. Мы называем это экологическим, или ландшафтным, градиентом. Мы спроектировали пространство так, что, когда вы двигаетесь в направлении пруда, меняется не только густота и высота насаждений, но и палитра растительности. В каждой зоне создана своя микроэкология за счет разных видов растений.

Когда разрабатывали проект, продумали все элементы так, чтобы каждый посетитель мог пережить уникальный опыт встречи с парком. Ведь благодаря этому возникает глубокая связь между человеком и душой места. Было бы обидно, если бы чувство истории, которое в сознании многих связано с бывшим заводом, с появлением пространства утратилось. Поэтому мы сознательно хотели создать «эхо», сохранить уникальный дух культуры России той эпохи. Поэтому мы задумали архитектурную доминанту парка — «Линию сборки», или «Конвейер», который также можно назвать перголой. Этот образ — прямая отсылка к заводской истории. Наш «Конвейер» — совершенно уникальный элемент, который настолько органически связан с местом, что просто не мог бы появиться где-то еще».

Юрий Григорян
Архитектор, основатель бюро «Меганом»

«Изначально в проект были заложены две истории. Первая — про границы парка в рамках общего мастерплана. «Тюфелева роща» — только первая часть ландшафтного каркаса, а весь проект предполагает создание парка с двух сторон от МЦК. Таким образом, ЗИЛ обретет зеленое сердце. Вторая история связана с взаимодействием природы и городского пространства. «Тюфелева Роща» граничит с улицей, на которую выходят здания с общественными функциями. Возникает то, что в английском языке называется parkway — улица с видом на парк. Самый заметный из общественных зданий на этой улице — московский филиал Эрмитажа. Возникает важная комбинация — парка и музея, впервые в Москве».

© Комплекс градостроительной политики и строительства города Москвы

Что есть в парке

Территория «Тюфелевой рощи» поделена на несколько зон. Главный объект парка — огромная пергола длиной больше километра, которая проходит сквозь все зоны и объединяет их. Независимо от того, гуляете ли вы по перголе или идете под ней в тени, она всегда остается общим знаменателем парка, его контрапунктом. После официального открытия в двенадцати павильонах внутри перголы откроются киоски и туалеты.

Конструкция объекта состоит из стальных элементов в деревянной обшивке. Для нее специально выбрали кортеновскую сталь. Ее особенность в том, что однажды заржавев, материал навсегда сохраняет свой терракотовый цвет.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *