Как относятся к русским в литве
Перейти к содержимому

Как относятся к русским в литве

  • автор:

Литва против русских: за год отношение к россиянам и украинцам заметно изменилось

Литовцы размахивают флагами на концерте, посвященном вступлению Литвы в ЕС, в центре Вильнюса, Литва, 2004 год

За год отношение литовцев к другим национальностям изменилось: граждане республики стали относиться к украинцам терпимее, а к русским настроены враждебно.

За год литовцы стали терпимее к беженцам, однако среди жителей республики возросла враждебность к русским, согласно данным опроса компании Baltijos tyrimai по заказу отдела этнических исследований Социологического института Литовского центра социальных наук и неправительственной организации Diversity Development Group.

Примерно 61,3% респондентов отметили, что за последние пять лет их отношение к беженцам улучшилось. Интересно, что в 2021 году такого мнения были 71,8% опрошенных.

При этом 27% признались, что не хотели бы жить рядом с беженцами, а 13,9% не хотели бы с ними работать. Ранее таких было 47,1% и 27,7% соответственно. Кроме того, 33% опрошенных не хотели бы сдавать жилье беженцам, в 2021 году – 48,3%.

Интересно, что за год процент респондентов, которые не хотели бы жить рядом с цыганами, практически не изменился – 58,6%, а сдавать им жилье – 59%, жить рядом с освобожденными из мест заключения – 57,7%, сдавать им жилье – 63%.

Кроме того, 43,2% литовцев не хотели работать вместе с людьми с психическими расстройствами, 34,3% – с бывшими заключенными, 31% – с цыганами.

Также снизился процент людей, которые являются противниками мусульман – жертв глобального потепления и военных беженцев-мусульман. А процент людей, которые одобряют меры интеграции беженцев в Литовской Республике, наоборот, стал больше.

Порядка 80% одобряют организацию обучения детей – в 2021 году таких было 62%, организацию курсов литовского языка – 75% (в 2021 году – 60%), а организацию бесплатных юридических консультаций – 60% против 45%.

За год вырос уровень враждебности к русским гражданам. Согласно результатам опроса, 16% литовцев не хотели бы жить рядом с русскими (в 2021 году – 6,2%). Жилье русским не хотели бы сдавать 23,1% (в 2021 году – 9,9%), вместе работать с русскими не хотели бы 13,6% опрошенных (в 2021 году – 4,5%).

Кроме того, отвечая на вопрос о том, как за последние пять лет изменилось отношение к определенным соцменьшинствам, 74,6% заявили, что отношение к проживающим в республике русским ухудшилось или скорее ухудшилось (в 2021 году – 26,7%).

Порядка 64,4% респондентов признались, что 64,4% стали относиться к украинцам намного лучше или скорее лучше (в 2021 году – 48,7%). Также 79,7% опрошенных склонны одобрить принятие военных беженцев с Украины.

По последним данным Департамента миграции, в Литве количество военных беженцев с Украины, зарегистрированных в местной миграционной информационной системе MIGRIS, достигло 70 020 человек.

Самые высокие средние недельные потоки беженцев были зафиксированы в марте – в среднем регистрировался 1891 человек в день. Наибольшее количество зарегистрированных за сутки было 17 марта – 2219 человек.

За временной защитой или статусом защиты обратилось более 69 000 украинцев. Департамент миграции выдал 63 428 людям разрешение на временное проживание на основании временной защиты. Еще 2150 человек получили разрешение на временное проживание на гуманитарной основе.

При этом, как отметили в Департаменте миграции, 4508 человек выехали из Литвы. Также было принято 2647 решений о прекращении рассмотрения заявлений на основании того, что лица выехали из страны или подали заявления о выдаче временного вида на жительство по другим основаниями. Специалисты рассказали, что 22 лицам было отказано в виде на жительство в республике после того, как выяснилось, что они не являются военными беженцами.

«В настоящее время поток украинцев, приезжающих в Литву, снизился. Каждый день мы регистрируем менее 100 новоприбывших. Однако расслабляться пока рано. Если в Украине будет очень холодная зима или появятся другие причины, которые побудят людей снова массово покидать охваченную войной страну, мы готовы обслуживать больший поток беженцев», – заявила директор Департамента миграции Эвелина Гудзинскайте.

Кому в Литве жить хорошо: как происходит ущемление граждан Центральной Азии по языку

Дворник на улице Вильнюса

В Литве дискриминации подвергаются не только русские, но и выходцы из Центральной Азии, которые приехали в балтийскую республику на заработки. Главным аргументом для притеснения является русский язык.

В Доме национальных общин Вильнюса главы общин Центрально-Азиатского региона провели дискуссию «Миграция и мигранты из Центральной Азии: возможности и проблемы интеграции», сообщает LRT. Во время мероприятия представители общин обсуждали проблемы, с которыми сталкиваются соотечественники во время поиска работы. Основными темами были стереотипы, дискриминация и жесткие правила трудоустройства.

Число работников из Центральной Азии в Литве значительно увеличилось. По данным Департамента миграции, на начало 2023 года гражданам Узбекистана было выдано 1834 разрешений на временное проживание в Литве, тем временем в октябре 2023 года – уже 5171. Число ВНЖ, выданных гражданам Таджикистана, также росло – c 1412 в начале года до 3788 в октябре, Кыргызстана – с 1960 до 4991, Казахстана – с 1215 до 2473, Туркменистана – с 28 до 39.

Представители общин сообщают, что по причине того, что их сограждане в Литве говорят на русском языке, их нередко ассоциируют с Россией. «Наши страны – независимые государства и де-факто, и де-юре. Это надо учитывать», – отметил глава киргизской общины Литвы Белек Айдаров.

Айдаров подчеркивает, что работники из стран Центральной Азии платят в Литве налоги и их права должны соблюдаться.

«На самом деле порой встречаются случаи ужасной дискриминации в Литве, это случается в бизнес-сфере, когда разговор переходит на национальную почву – что ты такой-то или такой-то мы готовы обнародовать такие случаи и обращаться в газеты, писать в социальных сетях. Мы должны земляков защищать», – сказал глава киргизской общины.

Также участники дискуссии недовольны тем, что официальные лица Литвы нетактично отзываются о трудовых мигрантах. Например, не так давно в балтийской республике глава инспекции по государственному литовскому языку Аудрюс Валотка оскорбительно отозвался о водителях-мигрантах, которые «говорят на языке чурок». Валотка утверждал, что употребил слово «тюрки».

Глава таджикской общины Литвы Адам Буриев рассказал, что работодатели пользуются незнанием приезжих из Центральной Азии законов балтийской республики. Для получения работы необходимо заплатить посредникам до двух тысяч евро, но это не гарантирует трудоустройство.

ВНЖ работники получают до отъезда в балтийскую республику. Для того, чтобы устроиться на работу дальнобойщиком, необходимо сдать экзамен по вождению. В случае если экзамен не сдан, то ВНЖ аннулируется и покинуть Литву необходимо в течение двух недель.

Во время дискуссии член литовско-казахской общины Nursaulė Жанна Стончайтене подчеркнула, что соотечественникам дается очень маленький срок.

«Бывает, что человек просто работодателю лицом не понравился. Работодатель от него отказывается, и он должен ехать домой. За две недели он не успевает ничего изменить», – сказала она.

Стончайтене предложила выдавать вновь прибывшим из Центральной Азии соотечественникам выдавать руководство об их правах и обязанностях. «Чтобы еще до того, как человек получил вид на жительство, он уже знал более или менее законы Литвы и знал, куда ему обратиться», – заключила она.

Руководитель группы по предотвращению дискриминации и коммуникации Службы равных возможностей Минтауте Юркуте напомнил, что Закон о равных возможностях запрещает дискриминацию в трудовых отношениях по признакам национальности, этнической принадлежности, происхождения и другим признакам дискриминации.

«Всех, кто столкнулся с дискриминацией или с менее благоприятным отношением к себе по причине своей национальности, происхождения или других идентификационных признаков, мы приглашаем обращаться к нам за консультацией», – сказала она.

Служба занятости Литвы сообщила, что с начала года до 1 ноября работодатели приняли на работу по трудовым договорам в общей сложности 12,6 тыс. граждан центральноазиатских стран.

Распространенными профессиями являются: водители, осуществляющие международные перевозки грузов (11,5 тыс. чел.), водители тракторных прицепов (355), бетонировщики (193), каменщики (62), штукатуры (158), сварщики (157), газоэлектросварщики (139), мясники (106), повара (88), отделочники-штукатуры (82), электросварщики (79), работники контактных центров (64), водители грузовых автомобилей (62), бетонщики (59), электрики (51).

В Литве вырос уровень враждебности к русским

Отношение жителей Литвы к проживающим в стране этническим русским заметно ухудшилось по сравнению с прошлым годом. Об этом сообщает издание LRT, ссылаясь на результаты недавнего соцопроса.

В частности, доля респондентов, заявивших, что не желают жить рядом с русскими, за прошедший год увеличилась с 6,2 до 16 процентов. При этом почти 75 процентов опрошенных признают, что за последние пять лет они стали хуже относится к местным русским.

Глава департамента правительства Литвы Вида Монтевидайте, слова которой приводит издание, называет эту тенденцию «неприятной, тревожной и даже опасной» и считает, что литовское общество «пока не способно четко различать» местных русских, русскоязычных беженцев из Украины и Беларуси, а также граждан России. При этом она указывает на то, что на русском языке в Литве говорят не только русские, но и представители других национальных меньшинств — поляки, белорусы, украинцы, евреи, армяне и татары.

LRT в свою очередь отмечает, что недавние инициативы, такие, как переименование Русского драматического театра в Вильнюсе, отказ некоторых книжных магазинов продавать русскоязычные книги, а также обсуждение вопроса о прекращении или ограничении преподавания русского языка в школах, негативно сказываются в том числе и на местной русской общине.

По данным переписи 2021 года, в Литве проживают 141 тысяча русских, что составляет 5 процентов от всего населения страны. Русские в Литве являются вторым по численности национальным меньшинством после поляков.

«Если смотреть трезво, русский в Литве — это язык домашнего общения». Павел Лавринец в подкасте «Красный флаг»

«Если смотреть трезво, русский в Литве — это язык домашнего общения». Павел Лавринец в подкасте «Красный флаг»

«То настороженное отношение к России и русскому языку, которое тлело — война все вскрыла».

Гостем второго выпуска подкаста «Красный флаг», посвященного русскому языку, стал заведующий кафедрой славистики Вильнюсского университета Павел Лавринец.

  • Русский язык в Литве — уже «красный флаг»?
  • Могут ли русскоязычные, выступающие против войны, поменять отношение к своему языку?
  • Какое будущее у русского языка в Литве?

Это интервью — часть проекта «Красный флаг». Это подкаст, в котором мы говорим о травме советской оккупации и о триггерах, которые после начала войны в Литве воспринимаются острее. Слушать подкаст можно в Youtube и Spotify. Новые эпизоды мы выпускаем по понедельникам.

10 лет в Вильнюсе работало кафе «Чайка», в начале сентября оно переименовалось в «Кирас». Объясняя свое решение, в кафе заявили, что это «личный манифест против этого ужасного русского мира, который они несут в Украину и другие невинные страны». Это маленький бытовой пример, но можно ли говорить, что русский язык в Литве после начала войны уже стал «красным флагом»?

Да, после начала полномасштабной агрессии России в Украине отношение к русскому языку, к России, ко всему, что связано с русским, резко ухудшилось, и это понятно. Но надо сказать, что у этого была почва, которая накапливалась десятилетиями, если не столетиями. За время российской империи в Литве осуществлялась постепенная, но очень последовательная русификация. Сначала русский язык как предмет вводился, потом преподавание переводилось на русский. Афиши сначала появились на русском и польском, потом — только на русском. После 1863-го года спектакли, мероприятия — только на русском языке.

Потом события второй мировой войны, которые для Литвы сопровождались репрессиями, и послевоенные годы — это сотни тысяч заключенных, которых вывозили отсюда, сотни тысяч ссыльных, не все их них вернулись. Это все осуществлялось при содействии местных коллаборантов, но главным образом людьми оттуда, с Востока.

В литовском языке rusų kalba — это язык русских. Буквально. Это родительный падеж — язык русских.

Это был язык партийных и репрессивных органов. Это генетическая, семейная память. Люди русской культуры, особенно выросшие в России, они не осознают, с какими унижениями связано пребывание Литвы в СССР. Насаждение русского языка, двуязычие, то, как усиленно преподавался русский в школах с литовским языком преподавания. А как строилась карьера ученых из Литвы? Диссертации, пожалуй, они могли бы и на литовском написать. Но степени утверждала всесоюзная аттестационная комиссия в Москве, уж реферат так точно по-русски надо было представлять.

Вот это настороженное отношение к России, от которой хорошего ждать не приходилось, оно тлело.

Тем не менее, до полномасштабной войны «Чайка» называлась «Чайкой», «Русский театр» оставался русским, и даже кафедра славистики называлась кафедрой русской филологии. То есть после 24 февраля 2022 года всё — это «красный флаг», русского языка тут больше не будет? Складывается впечатление, что в странах Балтии русский никогда не был «лингва франка», всегда была политическая и историческая коннотация.

Не совсем так. Я не склонен выводить нынешнее русское население Литвы из автохтонов, русинов Великого Княжества Литовского. Ну, старообрядцы переселялись после реформы Никона 17 века, но на территорию Литвы они попали в 18-м веке. После поражения восстания 1863 года тут усилилась замена всех чиновников — католиков, литовцев и поляков — на выходцев из глубинных губерний России. Реконструкторы демографического расклада населения высчитали, что на территории межвоенной Литовской Республики проживали где-то от 4 до 6% русского населения. Какая-то доля русских здесь жила, и можно проследить, как она уменьшалась.

Накануне восстановления Независимости Литвы тут до 10% населения были русскими, сейчас около 5%. Они признаются национальным меньшинством с возможностями сохранять свой язык и культуру.

Насчет «лингва франка» вы правы, когда были переписи населения и можно было указать больше одного языка, бывали даже комбинации: по национальности человек себя считает литовцем или поляком, но русский язык называет родным. Плюс мы знаем, что для многих литовских беларусов и украинцев русский — это рабочий язык. Они может не назовут его родным, но это язык, на котором они могли учиться в школе, например.

После начала войны со стороны властей прозвучали предложения сократить преподавание русского как второго иностранного, учителям русского предложили переквалифицироваться. На ваш взгляд, понимают ли люди, принимающие решения, разницу между понятиями «русский», «российский» и «русскоговорящий»? Ведь есть люди, которые к России не имеют вообще никакого отношения, но их родной язык — русский?

Как мы понимаем, решения принимают политики, которые очень заинтересованы в том числе в победе на следующих выборах. Они делают громкие заявления. Начинает какое-нибудь предложение звучать вроде переименовать русскую улицу, хотя она там была с незапамятных времен. Еще во время второй мировой войны на литовских планах эта улица русская. Потом переименовать Русский драматический театр, и вот этот русский язык в школе. Это такая инерция.

Я бы так сформулировал: те проблемы, которые накапливались годами и то настороженное отношение к России и русскому языку, которое тлело — война все вскрыла.

30 лет независимости не решали эту проблему. Потому что раньше в школах с литовским языком обучения русский усиленно преподавался, классы делили на группы, масса учителей была, методики, учебники — это никуда не делось. С любым другим иностранным языком есть проблемы. 85% школьников выбирали русский как второй иностранный, сейчас это до 70%. А почему? Потому что есть как минимум 800 учителей русского языка. 200 учителей немецкого и 100 французского. Просто нет возможности выбрать другой язык.

«Пока Россия не переосмыслила свою историю, нам лучше закрыться на 100%», — глава комиссии Сейма Литвы по иностранным делам Жигимантас Павильонис

А вы верите, что переквалификация сработает и все 800 преподавателей русского станут, например, французский преподавать?

Такое уже было. Сразу после восстановления Независимости резко сократилось преподавание русского в школах, учителям предложили переквалификацию. Даже наши выпускники русской филологии — некоторые из них английский преподают, потому что прошли этот курс. Но другое дело, что и тогда эти люди были не мальчики и не девочки, они уже работали.

Даже сейчас при всем кажущемся обилии, на кафедру то и дело пишут и звонят: срочно нужен учитель русского языка. Люди уходят на пенсию, отказываются работать. Учитель — не самая престижная, не самая легкая и не самая высокооплачиваемая профессия. Как молодого человека с образованием стимулировать, чтобы он пошел работать в школу, когда у него есть другие возможности с его знанием языков?

У моего мужа был выбор между немецким и русским в школе, и родители настояли на русском: просто потому, что еще что-то помнят и смогут помочь. Люди в принципе не против изучать русский?

Это один из мотивов: школьники рассчитывают, что родители еще что-то помнят и помогут. Есть интересные данные Евробарометра. В качестве самого необходимого второго иностранного после английского в немногих странах назвали русский, и лидер там Литва — 62% в 2015 году назвали русский. Потом идут Латвия, Эстония, Финляндия и с большим отрывом — 18% — Кипр.

Когда во время переписи населения людей спрашивают, какими языками они владеют, они называют русский, английский, — но в какой степени они владеют, это вопрос. Как правило, люди думают, что знать иностранный язык хорошо — и называют их. В итоге выходит, что чуть не 60% жителей знают русский. Это и вызывает тревогу. Академик Мантас Мартишюс лет 5-6 назад бил в колокол: что это такое, миллион жителей Литвы знает русский и соответственно подвержены путинской пропаганде.

До 2014 года тут вообще плохо регулировались российские телеканалы. А между тем в силу ряда причин — привычка, знакомые сериалы и фильмы — совокупная аудитория крупнейших российских телевизионных каналов едва не сравнивалась с совокупной аудиторией местных каналов. После 2014 года начали регулировать, но все равно люди находят способы смотреть.

В соцсетях часто пишут, что так много русского языка, как сейчас, в Вильнюсе не слышали никогда. Для многих украинцев, россиян и беларусов русский — это язык повседневного общения. Вы наблюдаете парадоксальную востребованность русского языка — ведь количество иностранцев большое?

Сначала возрос поток беларусов, постепенно где-то с 2012 года нарастал поток эмигрантов из России. Потом — резкий наплыв украинских беженцев. И оказалось, что языком, на котором с ними могут общаться власти и волонтеры — это русский. Понадобились студенты русской филологии, чтобы волонтерить. Много переводили информационных материалов — хотя бы на русский, потому что переводчиков на украинский тоже непросто найти.

Наплыв людей из Украины, Беларуси и России привел к тому, что они и между собой часто общаются по-русски, и с литовцами другого языка общения у них нет. Это вызывает конфликты.

Когда большие торговые центры принимают на работу украинских беженцев, они хотя бы транслируют в залах: «у нас работают беженцы, они не говорят на литовском, если что, обращайтесь к консультантам». Маленькие частные парикмахерские, киоски по продаже мелочей тоже принимают на работу беженцев — но если местный житель к этому не готов, значка у продавщицы нет, это вызывает такое же раздражение, как когда-то в Вильнюсе накануне независимости, когда при 60% населения литовцев дефолтным языком был русский.

Мне так кажется, что те, кто из России выезжал раньше, были нацелены тут оставаться, они учили литовский язык. А те, кто сюда приехал после февраля 2022 года, особенно журналисты, гражданские активисты… Мне кажется, они подобно белой эмиграции — все помыслы о России. Нацелены на то, чтобы когда-нибудь, но все-таки вернуться.

Для украинских беженцев вопрос — это найти время для изучения литовского. Курсов открыто много, и платных, и бесплатных, но на них нужно время находить. Плюс немногие из украинских беженцев заточены на то, чтобы оставаться в Литве. Им литовский нужен прямо сейчас на первое время. Они, я думаю, верят в победу Украины и надеются вернуться.

Несмотря на это, глава Инспекции языка не так давно заявил, что будут проверки работающих украинцев на знание литовского, если знания недостаточно для выполнения функций, человек не сможет работать. Давайте будет откровенны, если украинская женщина с ребенком бежит в Литву из-под бомбежек, выучить местный язык наверное где-то после десятого места в списке приоритетов. Но государство этого ожидает, независимо от того, уедет она или нет.

Знаете, такие должности сменяемы по конкурсу. Человек, который занимает такую должность, следует инструкциям и законам. Если там так написано, значит, нужно выполнять, иначе он не справляется со своими обязанностями. Единственный выход — это изменить инструкции и законы.

Когда-то в Литве были установлены категории владения государственным языком, которые позволяют занимать определенные должности, они и сейчас действуют. Но не все главы учреждений следовали этому: «я с этой Марьей Ивановной всю жизнь работал, все у нее хорошо с литовским, ну что я от нее буду требовать какие-то справки, довольно глупо». Время от времени та же самая, можно сказать, языковая полиция просыпалась и начинала штрафовать.

Но я думаю, что здравый смысл в конце концов побеждает, даже в довольно нелепых ситуациях.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *